knyazevda, Автор в Князев DA!

Ольга: дайвинг – это то, что доступно нам обоим.

Не так давно СМИ рассказали о рекордном погружении Дмитрия Павленко – первого российского дайвера с ампутацией рук и ног – на глубину 40 метров на Красном море. Этому замечательному достижению предшествовала длительная подготовка: тренировки, переезды, привлечение финансирования и т.д.

За этими активностями стоял человек, без помощи и поддержки которого никакого рекорда бы не было. Ольга, жена Дмитрия, не только поддержала его желание стать дайвером, не только была помощником на тренировках, она тоже стала дайвером, чтобы иметь возможность сопровождать Дмитрия в подводных путешествиях.

На мой взгляд, дайвинг и горные лыжи – самые «семейные» виды активного отдыха. Эти увлечения захватывают семью от мала до велика. Сочетание путешествия с азартным занятием, с общением с природой, с новыми впечатлениями и знакомство с новыми людьми — вот, что объединяет, казалось бы, такие разные горные лыжы и дайвинг. Но есть существенная разница.  Напарник в дайвинге – это не только товарищ по приятному времяпровождению, это – твоя защита, твоя скорая помощь под водой. И спокойнее, когда ты свою жизнь и здоровье доверяешь близкому человеку, члену семьи. Принцип бадди-партнерства, заложенный в дайвинге, как нельзя соответствует продолжению семейных ценностей – ты заботишься о бадди, несешь запас воздуха для него, он заботится о тебе. Вместе вошли в воду, вместе вернулись. Отличный тренинг для семейных отношений, будь то супруги, или «отцы и дети».

Дмитрий является  DDI Open Water Diver со 2-м уровнем необходимой поддержки. Это означает, что он может безопасно погружаться в сопровождении двух взрослых дайверов, один из которых имеет специальную подготовку по сопровождению дайверов с инвалидностью ( PADI Adaptive Support Diver или DDI Assistant Diver). Формирование такой семейной группы поддержки – отличный стимул для Ольги и их дочери Стаси – повышать свою дайверскую квалификацию.

Ольга весьма настойчиво растет как дайвер: в ее логбуке погружения в подмосковном карьере, Средиземном и Красном морях, а в конце лета 2018 года ей предстоит открыть для себя и Черное море. Для того, чтобы следовать за Дмитрием во время его погружения на 40 метров, Ольга прошла специализацию PADI Deep diver. И сегодня ей остался совсем небольшой шаг до программы PADI Adaptive Support Diver – пройти курс первой помощи (EFR Primary and Secondary Care).

Надо сказать, что при организации погружения дайвера с ограниченными возможностями здоровья, есть немало особенностей, которые должны быть учтены. Все вещи не сложные – переодевание, посещение туалета и душа, сборка оборудования, одевание оборудования, бадди-контроль, вход-выход из воды, и т.д. – но они делаются с небольшими отличиями от принятого шаблона. И кто-то должен эти детали учесть, а в особенности отследить их четкое исполнение. Часто это делает сам дайвер, объясняя своим спутникам и дайв-команде, какая помощь ему необходима. Но для безопасности не будет лишним, если за подготовкой погружения проследит и поучаствует в ней, внимательный бадди, обученный ассистент, заботливый человек. Это причина, по которой я всячески агитирую близких (мужей, жен, детей, родителей) дайверов с инвалидностью, тоже становиться дайверами. Они не только получат потрясающие впечатления от подводного мира, не только расширят область совместных интересов, но и обеспечат своему бадди-партнеру внимательное и заботливое сопровождение, как на суше, так и под водой.

Я благодарен Ольге за её рассказ для этой публикации, и предлагаю его вашему вниманию.

Ольга: дайвинг – это то, что  доступно нам обоим.

Первое погружение Дмитрия и Ольги с аквалангом. Бассейн ДК «Альтернатива», инструкторы Алексей Побожаков и Любовь Каспарова. Москва, июнь 2017.

Предложение попробовать себя в дайвинге поступило моему мужу, а я же отправилась на пробное занятие за компанию, имея о дайвинге очень туманное представление. У меня никогда не было знакомых, увлеченных дайвингом, эта сфера была для меня совершенно неизвестной и, может быть, поэтому мысль, что я могу когда-либо стать дайвером, у меня даже не возникала. Но предложение было интересное, неожиданное и, конечно, мне очень хотелось попробовать. И буквально сразу, после первого пробного занятия, мне стало ясно, что дайвинг – это именно то направление, то увлечение, та форма активного отдыха, которая доступна нам обоим. Это очень радовало и привлекало.

Во время курса обучения дайвингу: Дмитрий (DDI Scuba Diver, инструкторы Дмитрий Князев и Алексей Виноградов) и Ольга (PADI OWD, инструктор Сергей Бурыкин) сдают тест по теории. Москва, июль 2017.

Первые этапы обучения для меня были непростыми. Мне было психологически очень сложно сделать первый вдох под водой. Казалось, что надо мной огромная толща воды, хотя глубина на тот момент была всего около метра. Не сразу удалось освоить технику выравнивания давления. Но ни разу не возникла мысль «больше никогда». Хотелось продолжать, даже несмотря на трудности. Постепенно становилось проще и интереснее. Хорошо помню ощущения от первой «серьезной» глубины – 5 метров. Было чувство, что есть прогресс, есть движение вперед. Это придавало сил и уверенности.

Первая открытая вода Дмитрия и Ольги: Спас-Каменский карьер, МО, август 2017.

После завершения курса OWD мы совершили первое самостоятельное погружение во время отдыха в Турции, на Средиземном море. Впечатление от этого первого самостоятельного опыта было хорошим, но, как я сейчас понимаю, это был лишь намек на то, как здорово, интересно и ярко это может быть. И, конечно, этот опыт был еще важен и тем, что мы поняли, что самостоятельное погружение возможно, что есть инструкторы, готовые помогать и учитывать наши обстоятельства. Что нам по сути не требуется создание каких-то сверхособых условий, на которые никто не будет готов.

Встреча с Глубиной на Красном море. Дмитрий проходит курс DDI OWD (инструкторы Дмитрий Князев и Дмитрий Челноков), Ольга – курс AOWD (инструктор Евгений Стрюков). Их дочь Стаси встает на первую дайверскую ступень – Junior OWD. Хургада, ноябрь 2017.

Море великолепно, оно прекрасно всегда, оно восхищает. Не знаю, можно ли к этому привыкнуть и перестать замечать его красоту. Мне почему-то кажется, что привыкнуть нельзя. По крайней мере, люди, которые выходят в море каждый день, также как и я – человек, для которого это новый и нестандартный опыт — восхищались и любовались им. Я не могу сказать, что море пугало.

Итоги ноябрьской экспедиции на Красном море: успешное завершение обучающих программ, сертификация на следующем дайверском уровне. Есть новая семейная команда дайверов, есть новые планы и задачи! Хургада, ноябрь 2017.

Все инструкторы, у которых я проходила обучение, являются профессионалами и прекрасными людьми – яркими, интересными, доброжелательными. Я им очень благодарна за поддержку, обучение и общение. Важными, наверное, являются все те качества, которые и определяют талант педагога – терпение, способность доходчиво объяснить задачу, вселить в ученика уверенность в своих силах.

Мы проходили каждый свой курс с мужем и дочкой одновременно. Нас это очень объединило. У нас добавилось совместных воспоминаний, приятных переживаний. Это очень здорово и ценно. Мы могли в чем-то поддержать друг друга, что-то подсказать, порадоваться друг за друга.

Подготовка к рекордному погружению Дмитрия на глубину 40 метров. Несмотря на тщательную подготовку, чувствуется волнение. Чтобы наблюдать за погружением Дмитрия, Ольга прошла специализацию PADI Deep diver. Хургада, май 2018.

Я считаю это прекрасным проектом (проект «Штурм Глубины», прим. ДК). И масштаб его более значителен, чем может показаться. У него очень важная задача, которая превышает по своей значимости даже установление рекорда. Личные усилия одного человека, помноженные на поддержку сообщества, не просто увеличиваются, они дают принципиально другой результат, переходят на новый уровень человеческих ресурсов. Именно из таких объединенных усилий по решению сверхзадачи получается то, что мы потом описываем, как чудо, проявление безграничности возможностей и т.д.

Я это ощутила на себе. Так, сначала мне, как и многим близким нам людям, это показалось чем-то невыполнимым, может быть даже безрассудным. 40 метров! Это же так много. Стоит ли так рисковать? Зачем? Решение созрело не вдруг. Поверить, что это возможно, мне помогла уверенность самого Димы. Он мне как-то сказал: «Что ты переживаешь, я все сделаю, как надо».

Такие примеры нужны и важны. Может быть, кому-то это поможет открыть в себе новые возможности, посмотреть на свою ситуацию по-другому и реализовать себя в желаемой сфере. Ну а лично для меня, для нас, дайвинг стал интересным и уже любимым увлечением, открывающим красоту подводного мира, дающий знакомства с новыми интересными и талантливыми людьми.

Пройден очередной этап, покорен новый рубеж. Впереди новые горизонты подводного мира. Дмитрий (DDI Open water diver) и Ольга (PADI Advanced OWD) после завершения серии погружений. Хургада, май 2018.

Хочется расти и развиваться. Хочется преодолеть личную неуверенность, которая все равно присутствует в этом все еще новом для меня деле. Хочется достичь того уровня владения навыком, при котором можно быть поддержкой не только себе, но и окружающим. Того же я могу пожелать и дочери – подтянуть технику, почувствовать удовольствие от погружения.
Если нарисовать идеальную картинку, то через некоторое время мне хотелось бы, чтобы мы были единой командой и могли бы погружаться самостоятельно. Я всегда мечтала побывать на океане. А теперь я хочу там еще и понырять!

Дайвинг после инсульта

На фото к статье я знакомлю вас с Ray Woolley  Advanced Instructor BSAC, который по признанию Книги рекордов Гиннесса стал старейшим дайвером на земле. Почетный статус Рэй получил после погружения на рэк Зейнобия (Кипр), которое состоялось 28 августа 2017 года. Это погружение на глубину 38 метров Рэй совершил в 94 года, к тому времени его дайверский стаж составлял 58 лет.

Наверное, большинству из нас хотелось бы подойти к своим 94-м годам в такой же хорошей дайверской форме, как у Рэя. Но наш путь с каждым годом становится все труднее, и все больше ловушек и опасностей нас поджидает. И одна из самых коварных …

это Инсульт

Инсульт является одним из наиболее распространенных сердечно-сосудистых заболеваний. Во всем мире ежегодно происходит 6 миллионов инсультов, из них 450 тысяч – в России. Таким образом, каждые полторы минуты у одного из жителей нашей страны случается инсульт.  Возрастная зависимость заболеваемости инсультом четко прослеживается – после 55 лет его риск значительно повышается, и каждые последующие десять лет удваивается.

Что такое инсульт?

Инсульт – острое нарушение мозгового кровообращение, которое приводит к повреждению и отмиранию нейронов головного мозга. При закупорке кровеносного сосуда тромбом возникает ишемический инсульт, а при разрыве сосуда – геморрагический.

Повреждение и отмирание нервных клеток приводит к утрате и ослаблению ряда функций в организме, например, нарушениям речи и параличу. Некоторые функции со временем восстанавливаются, другие же не удается нормализовать никогда. Большинство пациентов, перенесших инсульт, нуждаются в длительной реабилитации.

Реабилитация после инсульта имеет огромное значение, поскольку, наряду с восстановлением работоспособности, она призвана снизить риск рецидивов заболевания. Ведь, в среднем у 50% выживших после инсульта, в последующие 5 лет наступает повторный инсульт; в первый год его вероятность составляет 10%, после чего каждый год возрастает на 5-8%.

Исходя из анамнеза, у 15% больных инсультному удару предшествовал мини-инсульт или транзиторная ишемическая атака. Однако, эти данные имеют явно заниженный характер, так как большинство перенесших мини-инсульт не обращаются за медицинской помощью, не придавая значения возникшим симптомам. Это связано с тем, что симптомы мини-инсульта проходят самостоятельно в течение часа, максимум 24 часов.
Источник

Итак, поскольку вероятность встречи с инсультом велика, я решил разобраться в этой теме. Почему? Потому что поколение первопроходцев, открывших для россиян массовый дайвинг стареет. И вот, с годами, на фоне плохой экологии и нездоровой пищи, в сочетании с малоподвижным образом жизни и пагубными привычками, к нам приходят болезни. И увы, тогда появляются на Тетисе в разделе «ПРОДАМ» предложения по распродаже дайверского оборудования.

И что же нас подстерегает? Можно ли заранее пройти обследование и получить консультацию о том, как совместить возрастные болячки и приобретенные ограничения здоровья с погружениями с аквалангом. Можно ли погружаться с аквалангом, если был перенесен инсульт?
Результаты моих поисков ответов на эти  вопросы далее, в этой статье.

Могу ли я нырнуть, если у меня был инсульт?
Отвечает эксперт DDRC.

К сожалению, для человека после инсульта заниматься подводным плаванием может быть опасно. И хотя некоторые люди хорошо восстанавливаются, реабилитируются, они нуждаются в медицинском контроле их факторов риска. Каждый человек должен оцениваться строго индивидуально. Вам необходимо связаться с дайвинг-врачем, чтобы обсудить ваш инсульт и что с вами случилось. На этом этапе врач может сказать, что, увы, пора повесить ваши ласты на гвоздь, или порекомендовать заняться дайвинг-медициной.

Есть несколько важных вопросов, которые необходимо учитывать.

Во-первых, часто причиной инсульта являются множество уже имеющихся проблем, например, диабет, высокий уровень холестерина, высокое кровяное давление. На этом фоне от вашего лечащего или наблюдающего врача требуется оценка вероятности повторного инсульта. Если вы находитесь в зоне риска, есть вероятность, что у вас может быть повторный инсульт или иное сердечно-сосудистое событие, такое как сердечный приступ.  Повторный инсульт или сердечный приступ под водой могут быть фатальными.

Во-вторых, если у вас есть остаточные симптомы инсульта, это означает, что ткань мозга была надолго повреждена. У мозга меньше возможностей противостоять новым воздействиями, поэтому в случае декомпрессионной болезни, может привести к серьезной инвалидности. Вам нужно пройти обследование, чтобы узнать свое состояние.

Наконец, некоторые остаточные проблемы инсульта несовместимы с безопасным погружением. Наличие когнитивных проблем, такие как плохая память, затруднение в передаче или обработке информации, означает, что человек не должен снова погружаться.

Посещение врача не гарантирует, что врач рекомендует вам вернуться к дайвингу. Некоторые люди могут вновь заниматься дайвингом, но с ограничениями по виду и условиям доступных для них погружений.

Могу ли я погрузиться, если у меня микро-инсульт?

После микро-инсульта важно пройти последующую медицинскую реабилитацию. Вам понадобятся провести дополнительные исследования и, возможно, вам понадобится операция, чтобы открыть артерии, которые снабжают ваш мозг кровью. Вы не должны погружаться с аквалангом после микро-инсульта, пока вы не попросите совета у своего врача и не пройдете курс дайвинг-медицины до своего возвращения в воду.
Источник

Дайвинг и церебральный сосудистый криз
Мнение эксперта AlertDIVER

Инсульт или ограничение кровоснабжения головного мозга, приводит к повреждению части мозга, к аналогичной травме  приводит кровотечение из кровеносного сосуда в головном мозге. Повреждения бывают разных размеров и форм, и в результате инвалидность зависит от размера и места проишествия.

Готовность к дайвингу:

  • Большинство инсультов происходит у пожилых людей. Сам по себе факт инсульта говорит о том, что у человека повышенное артериальное давление, что означает большую вероятность повторного инсульта или сердечного приступа.
  • Степень инвалидности, вызванная инсультом (например, паралич, потеря зрения), может лимитировать пригодность человека к дайвингу.
  • Энергичные упражнения, подъем тяжестей и использование метода Вальсальвы для выравнивания давления при погружении, все это увеличивает артериальное давление в голове и может увеличить вероятность повторного кровоизлияния.
  • Несмотря на то, что дайвинг сам по себе влечет повышенное парциальное давление и повышенное гидростатическое давление, он не вызывает инсульта.
  • Конечно, есть повышенный риск дайвинга для тех, кто перенес инсульт. Всегда могут возникнуть исключительные обстоятельства, например, такие как кровоизлияние в мозг у молодого человека, у которого дефектная артерия была восстановлена ​​с небольшим остаточным повреждением. Подобный тип лечения может позволить вернуться к дайвингу, но с некоторым риском. Однако, для каждого случая требуется индивидуальное решение: нырять или не нырять, сделанное по рекомендациям лечащего врача, семьи и партнеров по дайвингу. Также целесообразно консультирование невролога, знакомого с дайвингом.
  • Аналогичная озабоченность существует по поводу значительных остаточных симптомов, например, таких как  операции опухли мозга.

DAN Southwest Regional Coordinator Dr. Hugh Greer is a practicing diving medicine neurologist and former Underwater Demolitions Team (UDT) officer.
From the May/June 1999 issue of Alert Diver

Где пройти исследование.
Ищем невролога, знакомого с дайвингом.

Inside DDRC Krug Multi-place Hyperbaric Chamber

Можно было бы продолжать цитирование различных источников, но общая рекомендация сводится к тому, что начинать путь возвращения в дайвинг после инсульта надо с посещения врача. Причем врача, знакомого с дайвингом и влиянием сопутствующих дайвингу факторов на организм человека. У меня нет хорошего совета для российских дайверов, к кому обратиться по этому вопросу. Надеюсь, что со временем ситуация изменится, и соответствующие специалисты и медицинские центры появятся.

Безусловно, что специалисты, медики  должны иметь соответствующую подготовку и опыт. В своей предыдущей публикации о Джеймсе Ниломе, который вернулся к занятиям дайвингом после кровоизлияния в мозг, я упоминал, с какой осторожностью вели Джеймса врачи Лондонского Гипербарического Центра (LDC) обратно под воду. Несмотря на то, что Великобритания весьма «дайверская», ныряющая страна, оказывается, и там не все медики, что называется «в теме». Недаром Джеймс пришел в LDC с приговором на руках от одного из своих врачей, что путь в дайвинг ему заказан.

В аналогичной ситуации оказалась героиня другой публикации  – Anneke van der Werff. У Anneke миопатия, мышечная дистрофия, и она дайвер со стажем – уже 12 лет в дайвинге. Может, это звучит комично, но в начале её пути в дайвинг врач не одобрил её увлечение: «Если на вас нападет акула, вы не сможете себя защитить».  Напрасно Anneke пыталась убедить этого сухопутного врача, что неспособность человека победить акулу не может быть препятствием для занятий дайвингом.

Поэтому искать специалистов надо.  Такие специалисты в Великобритании есть. Специализированные медицинские центры оказывают услуги всем дайверам, желающим проверить свое здоровье, оценить свою готовность к занятиям дайвингом, в том числе, в случае перенесенных заболеваний.

В качестве иллюстрации приведу Diving Diseases Research Centre, медицинский центр в Плимуте. DDRC проводит экстренное и плановое лечение, научные исследования, обучение специалистов и медицинские освидетельствования. Центр имеет в своем распоряжении большую барокамеру Krug на 9 человек,  две многоместных камеры размером поменьше Comex и одну одноместную камеру Perry. Кроме того, в филиале в Уэльсе есть еще две одноместных барокамеры Perry, которые используются для повседневных процедур.

В штате центра 60 сотрудников, в том числе специалисты, имеющие статус Approved Medical Examiners of Divers (AMED), эксперты UK Diving Medical Committee, имеющие право для сертификации  коммерческих дайверов по стандартам HSE .

DDRC рекомендует всем дайверам не уверенным в своем здоровье, тем более перенесшим заболевание, пройти освидетельствование до начала дайверского сезона. Если вы будуте признаны готовым к дайвингу, вам предоставят Sports Diving Medical Referee Form, действительную на определенный период. Некоторым людям разрешается погружаться с аквалангом, но врачем будут указаны ограничения, повышающие их безопасность, такие как ограничение глубины, бездекомпресионный дайвинг или погружения только в теплом климате.

К сожалению, в ряде случаев медицинские показания несовместимы с безопасным дайвингом, и некоторые люди могут быть признаны непригодными для погружений. Врачи DDRS сами являются дайверами и будут стремиться помочь найти способ продолжить занятие дайвингом, если это не превышает границы разумного.

DDRS на своем сайте публикует рекомендации по занятиям дайвингом людям, страдающим или перенесшим те или иные заболевания. Также в центр можно обратиться за консультацией дистанционно, указав в специальной анкете сведения о своем состоянии здоровья и выслав копии необходимых медицинских исследователей. К сожалению, на мой запрос Dr Clair Ashford, Директор по медицине DDRC Healthcare ответила, что все эти сервисы доступны только гражданам Великобритании.

Аналогичные услуги оказывает London Diving Chamber, также по бесплатному консультированию дайверов о совместимости заболеваний и погружений с аквалангом. В том числе по проблемам инсульта.

Список можно продолжать и примерами из других стран – Италии, Германии, Нидерландов, Израиля, Греции, США. К сожалению, у меня нет возможности подсказать вам адрес в России, по которому вы могли бы обратиться за консультацией по поводу дайвинга после перенесенного инсульта. С вероятностью 99,99% ваш лечащий врач порекомендует вам повесить ласты на гвоздь.

Несколько отзывов от дайверов

AlertDiver: Mark Wager (шт. Юта, США) перенес инсульт в 45 лет (2009 год) при драматических обстоятельствах: он был задержан полицейскими по подозрению в управлении автомобилем под действием наркотиков. При прибытии в госпиталь для медицинского освидетельствования выяснилось, что Марк перенес инсульт. После чего он был немедленно доставлен вертолетом в Медицинский центр Университета штата Юта.

Во время реабилитации Марк посещал двухчасовые занятия с аквалангом в бассейне Медицинского центра управления по делам ветеранов в Салт Лейк Сити. Он рассказывал, что сеансы дайвинга укрепляли мышцы его левой руки, левой ноги и всей левой стороны его тела, которую он описал как «бесполезную»  после инсульта.

«Я использую мышцы, которых я раньше не использовал», — сказал Уагер. Дайвинг-терапия была рекомендована ему больничным физиотерапевтом Tonua Hamilton. Физическая терапия, которую он делал, прежде чем начал плавать с аквалангом, поставила его на ноги, но не дала ему улучшения состояния мышц, которое он искал. «Даже через два года у меня было много проблем с ходьбой. Прежде чем я занялся подводным плаванием, мне приходилось носить скобу на ноге, чтобы поддержать её. Теперь мне не больше не нужно носить брекет, потому что я могу использовать мою лодыжку, — сказал Марк.

78-ти летний Larry Cotton погружается в сопровождении инструктора. Это не то, что было раньше, но позволяет ему видеть подводный мир.

BBC : Larry Cotton, занимался дайвингом с 52-х лет, однако после перенесенного в 75 лет (2009 год) инсульта Ларри был вынужден отказаться от любимого занятия.

Не было никакой возможности нырять с кем-бы то ни было. Ведь для этого нужно медицинское заключение, что ты подходишь для дайвинга.
Я понял, что это невозможно. Я ходил к врачам, и он сказал, что я зря трачу свое время, что мне никто ничего не подпишет.

Шанс вернуться под воду появился у Ларри в 78 лет, когда он познакомился со Scuba Trust, организацией, обучающей людей с инвалидностью дайвингу, и организующей для них погружения с аквалангом.

Дайвинг сейчас для меня не совсем тот, как раньше.
Сначала я совсем не мог самостоятельно передвигаться, но после тренировок я смог двигаться вперед сам, и это было очень волнительно.

Первоначально Ларри тренировался в бассейне. Инструкторы погружались с ним и старались помочь ему восстановить состояние комфорта в воде, несмотря на слабость одной стороны его тела. После нескольких сеансов в бассейне, Ларри подписался на погружение в Красное море в Египте.

Это было чудесно. Конечно, я не могу плавать, как раньше, и двое инструкторов должны сопровождать меня под водой.
Я дважды побывал на Красном море, это фантастика. Краски Красного моря не поддаются описанию. Я не думал, что когда-нибудь смогу снова погрузиться.
Если вам нравится находиться в воде, я рекомендую дайвинг – это самое близкое, что мы можем сделать, чтобы испытать чувство полета.

Преимущества дайвинга

Д-р Джон Кинг, Директор по медицине лондонского и мидландского гипербарических центров, считает, что, по возможности, людей с инвалидностью следует поощрять к активной деятельности:

Некоторые болезни, в том числе инсульт, — это изменение жизни и принуждение  изменить привычки, увлечения и любимые занятия.
Многие люди могут обнаружить, что им придется прекратить дайвинг, парапланеризм и т. д., просто потому, что логистически это все становится недоступно, непреодолимо.
Тот факт, что что-то или какая-то часть в нас не работает, как мы бы хотели, не означает, что мы должны позволить всем остальным нашим работающим частям организма отказаться от движения.
Если это означает, что для своего восстановления необходима некоторая модификация того, что было раньше – сделайте это, если это означает, что нужно найти какую-то альтернативу – ищите её.
Действуйте, не ждите помощи свыше.

Дайвинг после кровоизлияния в мозг

Субарахноидальное кровоизлияние (САК, англ. SUBARACHNOID HAEMORRHAGE, SAH) — кровоизлияние в субарахноидальное пространство (полость между паутинной и мягкой мозговыми оболочками). Может произойти спонтанно, обычно вследствие разрыва артериальной аневризмы, или в результате черепно-мозговой травмы. Признаки САК возникают внезапно, без предвестников: начинается резкая головная боль (напоминающая «удар по голове»), тошнота, повторная рвота, часто наступает утрата сознания.

Чаще всего причиной САК является разорванная аневризма. Аневри́зма — выпячивание стенки артерии вследствие её истончения или растяжения. Ослабление стенки артерии приводит к образованию шарообразной опухоли, которая, становясь слабее и слабее, в конечном итоге прорывается, и кровь выливается на поверхность мозга. Это очень тяжелое состояние и обычно смертельно опасно. САК — угрожающее жизни состояние, которое может привести к тяжёлой инвалидизации пациента, даже в случае ранней диагностики и адекватного лечения. До половины случаев САК заканчиваются летальным исходом, 10-15 % больных погибают ещё до поступления в стационар.

Те, кому посчастливилось выжить, из тех менее двадцати процентов, которые пострадали от серьезного кровотечения, обычно остаются с какой-либо формой инвалидности. Потеря движения, трудности речи, проблемы с памятью и хроническая усталость — общие последствия. Восстановление, как правило, измеряется в годах, и остаточные проблемы остаются на протяжении всей жизни.

Журнал Tanked UP поговорил с Джеймсом Нилом (James Neal) о его опыте с САК и его выздоровлении, которое не закончилось до сих пор.

Photo from James’s facebook page

О Джеймсе

Джеймс – PADI IDC Staff & Elite Instructor и SDI/TDI инструктор в Cheltenham Sub Aqua Club, также инструктор BSAC & SAA. Он совершил более 1000 погружений, из которых более половины были после субарахноидального кровотечения. Джеймс является hypoxic trimix diver со страстью к обучению дайвингу на затонувшие объекты (wrecks) и затопленные шахты (mines). Как он сам определяет себя – «ушибленный на всю голову».

Пострадавший от субарахноидального кровоизлияния

У Джеймса была недиагностированная аневризма, предположительно, наследственная, которая разорвалась и вызвала кровоизлияние в мозг 4-го класса. Кровотечение в мозг измеряется уровнями от 1 до 5, при этом уровень 5 смертелен.

Его обнаружила жена, лежащим дома на полу гостиной, 23 декабря 2013 года. Считается, что он был без сознания около 10 часов. Это чудо, что она решила вернуться домой рано утром после выходного. Если бы она не сделала этого, последствия были бы совсем иными. Она позвонила в службу экстренной помощи, и Джеймса отправили в госпиталь Глостер-Ройал, где ему была сделана компьютерная томография. После постановки диагноза — кровотечение в мозг, он был переведен в больницу Frenchay в Бристоле, где в 3 часа ночи ему была сделана экстренная операция, чтобы уменьшить давление, которое нарастало в черепе и угрожало его жизни.

Последующее лечение

Первый этап – оперативное вмешательство, чтобы уменьшить давление внутри черепа. Значительный участок головы Джеймса был выбрит и разрезан, чтобы получить доступ к черепу. Затем через его череп просверлили отверстие, а полые иглы (канюли) были введены в боковые желудочки (полости) головного мозга, чтобы вывести кровь и любую избыточную жидкость, вызванную гидроцефа́лией (опасное осложнение, которое вызывает дальнейшее нарастание избыточной спинномозговой жидкости в черепе в результате того, что вытекшая кровь раздражает поверхность мозга). Если это накопление крови и жидкости не прекратить, результатом станет смерть из-за давления, оказываемого на мозг.

Дальнейшая операция была направлена на то, чтобы закрыть стенки разорванной аневризмы. Эндоваскулярная окклюзия — достаточно новая методика, которая стала использоваться с 1991 года. Катетер вводится через крупные кровеносные сосуды, обычно в бедренную артерию в паховой области, далее проводится в аорту и артерии, кровоснабжающие головной мозг (сонные и позвоночные). После обнаружения аневризмы, в неё вводится платиновое кольцо, способствующее образованию тромба и облитерации. Аневризма по существу блокирована, и это называется «окклюзия».

В дополнение к гидроцефа́лии у Джеймса также развивались дальнейшие осложнения в виде «вазоспазма». Это еще одно опасное для жизни осложнение, вызванное кровотечением в мозг. Вазоспазм сосудов головного мозга (церебральный) – спазм средних мозговых артерий и других сосудов, возникающий как последствие появления патологических новообразований на их стенках. В развившемся новообразовании постепенно скапливается кровь, далее следует разрыв и резкое уменьшение диаметра сосудов. Это лечится путем искусственного повышения кровяного давления пациента, чтобы предотвратить вазоспазм. В случае с Джеймсом лечение должно было проводиться каждые 3 часа, день и ночь, в течение месяца.

Photo from James’s facebook page

Восстановительный период

Восстановление из САК может длиться годами и проходит специфично для каждого индивидуума, так как никакие два кровотечения не совпадают. Ранние этапы выздоровления в первый год очень заметны и почти сразу отмечаются значительные улучшения. Но после этого процесс восстановления, как правило, замедляется и требуется гораздо больше времени даже для самых небольших улучшений. Быстрая утомляемость и проблемы с короткой памятью требуют разнообразных стратегий реабилитации для их преодоления и сами по себе представляют значительную проблему, особенно в случае Джеймса, когда кровотечение вызвало повреждение лобной доли.

Джеймс, во всех отношениях, сделал замечательное восстановление. На первый взгляд случайный наблюдатель и не заметит, что с ним что-то случилось. Тем не менее, проблемы, с которыми он сейчас сталкивается, замаскированы чудесами хирургии «сквозь замочную скважину», поскольку у него нет видимых рубцов на голове, но, помимо других вещей, у него все еще есть продолжающиеся проблемы с утомляемостью и кратковременной памятью.

Дайвинг после САК

Важно понимать, что сосудистая система человека в значительной степени не зависит от давления на глубине, связанного с подводным плаванием. Имеет место необходимость для сердца биться немного сильнее, чтобы прокачивать кровь в конечности, руки и ноги, но это все. Давление, конечно, влияет на воздушные полости тела; легкие, горло, уши, пазухи и т. д., воздух в этих пространствах сжат и находится под влиянием внешнего давления.
Что касается аневризмы, то при условии, что было проведено успешное лечение, нет причин, по которым пациент не должен возвращаться к дайвингу. Конечно, при условии, что человек хорошо прошел реабилитацию, до достаточной степени, чтобы иметь возможность безопасно погружаться. Джеймс смог вернуться к дайвингу после начального 10-месячного периода восстановления.

Также важно понимать, что каждый случай уникален, и каждый случай должен оцениваться по своим критериям и обстоятельствам. Состояние Джеймса оценивали несколько врачей и специалистов, в том числе его нейрохирург, и все согласились с тем, что нырять для него безопасно.

Photo from James’s facebook page

Ограничения дайвинга

С точки зрения перспектив для погружения ограничений нет. Но рекомендация медиков заключалась в том, чтобы вернуться в дайвинг поэтапно, легко, не напрягаясь, выстроить возвращение, как расширенный вариант после длительного перерыва в погружениях. Следуя этой рекомендации, Джеймс сделал стандартное тестирование «Fit To Dive» и провел год, погружаясь для себя. Он стартовал с одного погружения в день, постепенно выстраивая свое возвращение к прежним показателям, как по продолжительности погружений, так и их глубине. После этого он пришел в лондонскую барокамеру, чтобы пройти медицинское тестирование HAS (Health and Safety Executive, британская служба охраны здоровья на производстве), чтобы вернуться к инструкторской деятельности. Оценку здоровья Джеймса делал доктор Оливер Ферт, директор по медицине London Diving Chamber, которому был предоставлен полный доступ ко всем медицинским данным Джеймса, и который знал всю историю его болезни.

Когда Джеймса спросили об этом, он ответил: «Д-р Оливер Ферт во всем поддерживал и поощрял. Порой это было отчаянно трудно. Иметь «Доктора Оли» на своей стороне было полезно чрезвычайно, особенно, учитывая тот факт, что мне изначально сказал один врач, что дни моего дайвинга, вероятно, закончились!»

Год спустя, после экзамена HAS, Джеймс спросил своего врача о том, чтобы двинуться в тримикс и выйти за пределы рекреационного дайвинга. Путь ему был открыт, но решили все же подождать еще два года, прежде чем Джеймсу приступить к курсу тримикс. Он так рассказывает об этом: «Вначале я был просто счастлив вернуться в воду, потом я был рад вернуться к преподаванию, и после этого я пошел за своим статусом элитного инструктора PADI и аттестацией IDC Staff. И хотя, это был не главный приоритет, но я был очень взволнован, когда все получилось».

Прочие проблемы

У Джеймса есть то, что фактически является скрытой инвалидностью, «невидимой болезнью». Хотя он не из тех, кто ищет чье-либо сочувствие, он замечал, что «Одну вещь я обнаружил во время битвы за свою жизнь: друзья действительно были. Но меня шокировало то, что я подвергался дискриминации, когда я начинал вставать на ноги.
В первые дни, когда я не мог защитить себя или правильно объяснить свое состояние, несколько мерзавцев воспользовались этим.
На ум приходит старая поговорка о том, каково это — ударить лежачего. Были времена, когда я чувствовал, что должен носить повязку вокруг головы, чтобы обозначить свою инвалидность, просто для пользы от некоторых невежественных людей. Поразительно, я до сих пор чувствую, что мне пришлось пройти, и до сих пор есть небольшая группа людей, которая продолжает дискриминацию!»

Photo from James’s facebook page

Заключительные вопросы

Кривая улыбка появилась на лице Джеймса, когда его спросили, о его текущих проблемах. По его мнению,  маловероятно, что люди действительно поймут проблемы, с которыми сталкиваются выжившие САК, если они сами не выжили при САК или инсульте, или близки к таким выжившим, или работают в медицинской сфере.
«Люди не могут понять, чего они не видят. Это ежедневное напряжение, с которым я сталкиваюсь, особенно необходимость совладать с усталостью, что само по себе физически истощает. Как и все «защитные механизмы», на которые я полагаюсь.

Мне может потребоваться в пять раз больше времени, чем остальным, чтобы что-то сделать, для меня сложно что-либо организовать, а некоторые вещи вообще становятся слишком трудными. По ходу дня я начинаю становиться «капризным», потому что усталость меня изнашивает. Я считаю этот аспект самым трудным. Люди, которые не знают меня или понимают мое состояние, думают, что со мной трудно, что я стал грубым или сердитым, когда на самом деле это совсем не так, мне просто нужно отдохнуть.

Меня особенно напрягает невербальное общение. Я не чуствителен к тонким намекам, сигналам которые подают люди. Это, как правило, сложно понять для другого человека, но я просто не знаю об этом, не замечаю их. Точно также я прямо говорю, что я думаю, но не все готовы оценить эту прямоту!» Он смеется.

Джеймсу также необходимо тщательно продумывать логистику выполнения определенных вещей. Например, поездка на выходные и обратно потребует дополнительного времени и потенциально дополнительных затрат. Возможно, потребуется включить в маршрут несколько остановок или остаться на ночь и вернуться на следующий день. Ему нужно будет заранее убедиться, что он хорошо отдохнул и, если необходимо, воздержаться от дайвинга, если он не уверен, что справится с этим.

Планы на будущее

Мы спросили Джеймса, каковы его будущие планы по дайвингу, и он сказал: «В настоящее время я стремлюсь к сертификации Master Instructor PADI. Я бы хотел достичь этого не для кого-либо другого, а для своего эго. Честно признаюсь,  это не для того, чтобы похвастаться или что-то еще, просто для моего личного удовлетворения, чтобы знать, что я сделал то, что всего несколько лет назад казалось для меня невозможным».

«Я также надеюсь получить квалификацию Курс-Директора SDI. На протяжении многих лет Марк Пауэлл очень помогал, и я очень его уважаю и благодарен ему. (Mark Powell – TDI Instructor Trainer and a member of TDI’s Global Training Advisor Panel) Он дал мне возможность стажироваться у него, учитывал мою борьбу с усталостью, делая все возможное для продвижения, когда я был способен на это. Я понятия не имею, сработает ли это в конечном счете, возможно, нет, но я намерен сделать все от меня зависящее. Еще мне бы очень хотелось стать TDI Instructor Trainer, но это может оказаться слишком далеким шагом, скорее всего, мне понадобится на это несколько лет!»

Марк недавно сказал мне: «Ты просто продолжаешь делать то, что делаешь». И пока я вообще не представляю, что я делаю, это мне кажется хорошим советом, поэтому я буду продолжать это делать и, надеюсь, что все сложится!»

Регламент погружения Дмитрия Павленко,
проект «Штурм Глубины», май 2018

Погружение Дмитрия Павленко на глубину 40 метров состоялось 7 мая 2018 года. Это погружение было заявлено как рекордное достижение для дайвера с ампутацией рук и ног. Регистрировать рекорд согласилась ассоциация  Toujours plus haut (можно перевести как «Всегда выше» или «Выше и выше»). Toujours plus haut ведет электронный сайт  Ehandicap Records  для продвижения достижений людей с инвалидностью, регистрации этих достижений в различных областях: мотоспорт, воздушный спорт, спорт в инвалидных колясках, лодочный спорт, водные виды спорта, бег. Проект был запущен 28 мая 2008 года.

Для данного погружения был составлен регламент, описывающий все детали предстоящей акции. За неделю до даты погружения начались тренировки, которые должны были подготовить Дмитрия к покорению 40-ка метровой глубины. По ходу тренировок в регламент вносились уточнения и корректировки, касающиеся обеспечения безопасности и объективного документирования предстоящей акции.

Окончательная редакция регламента представляется вашему вниманию. Надеюсь она будет полезна при организации аналогичных мероприятий, направленных на демонстрацию возможностей человека в расширении границ доступного ему мира.

Лодка Sea Rainbow, с которой проходило погружение, на причале отеля Al Mashrabyay

Команда поднимается на борт Sea Rainbow

Регламент погружения Дмитрия Павленко
для установления рекорда глубины. 
Версия 1.2 от 6 марта 2018.

Цель. Общие положения.

Дмитрий Павленко DDI Open Water Diver Assistance Requirement Levels 2 совершает самостоятельное погружение на глубину 40 метров.

Погружение осуществляется в соответствии с настоящим регламентом.

Дмитрий погружается в сопровождении двух инструкторов по дайвингу, имеющих специальную подготовку для работы с дайверами с инвалидностью.

После проверки работы оборудования на глубине 3 метра, Дмитрий осуществляет самостоятельный спуск, сам контролируя свою плавучесть, и выравнивая давление.

Во время спуска сопровождающие дайверы не помогают Дмитрию, находятся от него на расстоянии, позволяющим, в случае необходимости, незамедлительно прийти на помощь.

При достижении глубины 40 метров, проводится фотосессия для документирования факта погружения.

Дмитрий самостоятельно осуществляет подъем до глубины 5 метров, где проходит остановка безопасности (либо декомпрессионная остановка). При достижении 5 метровой глубины, самостоятельное погружение считается завершенным, и сопровождающие дайверы могут оказывать Дмитрию необходимую помощь при прохождении декомпрессии.

Брифинг

Команда перед погружением.

Участники погружения

  1. Дмитрий Павленко, дайвер, устанавливающий рекорд глубины погружения.
  2. Дмитрий Князев – сопровождающий дайвер, инструктор PADI, инструктор DDI, TDI ER diver.
  3. Дмитрий Челноков – сопровождающий дайвер, инструктор PADI, DDI Assistant Diver, TDI ER diver.
  4. Ольга Боброва – наблюдатель, PADI AOWD, специализация PADI Deep diver, супруга Дмитрия Павленко.
  5. Елена Воробьева – напарник наблюдателя, DC Staff Instructor PADI, GUE Fundamentals Diver, GUE TEC 1 Diver.
  6. Сергей Варзин – видеооператор, PADI AOWD.
  7. Michael Stadermann – судья на дистанции.
  8. Михаил Глинчиков – судья на глубине, PADI Master instructor, TEC TRIMIX instructor.
  9. Евгений Стрюков – судья на поверхности.

Судьи

Three officials are planned (surface official, dive official and bottom official), two confirmed their participation already:

  1. Michael Stadermann, Founder and Owner of Spiritual World Diving Federation (SWDF);
  2. Михаил Глинчиков – PADI Master instructor, TEC TRIMIX instructor, основатель и владелец PADI 5* diving center Sea Dragon Dive Academy;
  3. Евгений Стрюков – PADI IDC Staff Instructor.

Дата и место погружения

Hurghada (Egypt), May 7/8, 2018

Лодка

Sea Rainbow

Дмитрий Павленко и страхующий дайвер (Дмитрий Челноков) выходят на точку погружения.

Самостоятельное погружение началось.

Меры безопасности

Декомпрессионные обязательства

Погружение для установления рекорда глубины погружения с аквалангом дайвера с четырьмя ампутациями представляет собой в соответствии с планом погружение на глубину 40 метров с донным временем 2 минуты. План погружения предполагает соблюдение условий рекреационных бездекомпрессионных погружений.

Все участники группы имеют уровень дайверской сертификации, допускающий погружения на глубину 40 метров и соответствующий опыт погружений.

Принцип партнерства

Несмотря на то, что участники группы имеют четко определенные индивидуальные задачи, принцип партнерства, при проведении погружения, неукоснительно соблюдается:

  • В соответствии со стандартами DDI дайвер с уровнем поддержки 2 совершает погружение в сопровождении 2-х дайверов. Поэтому первая группа состоит из трех дайверов: Дмитрий Павленко, Дмитрий Князев, Дмитрий Челноков.
  • Вторая группа напарников: Ольга Боброва, Елена Воробьева.
  • Третья группа напарников: фото- и видео- операторы.
  • Четвертая группа напарников: судья на маршруте и судья на глубине.
Внештатные ситуации

При возникновении внештатной ситуации, ответственный за организацию погружения оценивает ситуацию и принимает решение:

  • о мерах по устранению внештатной ситуации и продолжению погружения, либо
  • по прекращению погружения и подъему группы на поверхность. В этом случае подъем проходит по партнерским группам с соблюдением норм безопасного всплытия. В этом случае попытка установления рекорда признается не реализованной, а рекорд не достигнутым.

Пройдена половина пути

Выбор места погружения

Место для проведения погружения выбирается вне массово популярных дайвинг-сайтов, где могут быть активными подводное и поверхностное движение.

Место погружение должно иметь глубину более 45 метров, иметь хорошую освещенность, хорошую видимость и отсутствие течения.

(UPD. Исходя из текущих погодных условий, выбор места погружения выпал на сайт Abu Ramada Cave.)

Оснащение места погружения

Место погружения обозначается буем. Буй должен быть размером, обеспечивающим его хорошую видимость на поверхности воды и способность нести нагрузку (объем от 30 литров).

Буй фиксируется на поверхности креплением к лодке или с помощью якоря.

К бую крепится маршрутная веревка толщиной 8-9 мм. Длина веревки должна обеспечить разметку маршрута погружения на глубину 40 метров от поверхности.

Маршрутная веревка должна быть расположена строго вертикально. Для обеспечения вертикального положения маршрутная веревка должна быть нагружена в нижней части.

Маршрутная веревка может быть использована для фиксации положения буя, а груз на веревке может выполнять функцию якоря, но при условии, если течение не велико, и не сносит буй, что может вызвать наклон маршрутной веревки.

Маршрутная веревка имеет по своей длине хорошо заметные маркеры (белые пластиковые диски) на глубине 3 метра, 5 метров и далее каждые 5 метров до глубины 40 метров. На дисках нанесено значение глубины в метрах.

На глубине 40 метров размещен карабин для крепления глубиномера и тага. Таг — метка, пластиковая бирка, укреплённая на заявленной глубине, которую необходимо при достижении заявленной глубины взять с собой и предъявить судьям на поверхности.

Под лодкой на глубине 5 метров устанавливается деко-станция с 4-мя 12-ти литровыми баллонами с воздухом и регуляторами.

Судья на конечной точке погружения (Михаил Глинчиков) поздравляет Дмитрия с достижением заявленной глубины.

Группа пошла на всплытие. Только что на этом месте был таг, который судья закрепил на компенсаторе Дмитрия. Дмитрий должен доставить этот таг судье на поверхности.

Всплытие проводилось с остановками на 20 и 10 метрах.

Процесс погружения для установления рекорда глубины.

Вход в воду.
  1. Группа одевает оборудование на дайв-деке. Взаимный контроль оборудования.
  2. Фото- и видео- операторы входят в воду, готовятся к съемке входа основной группы в воду.
  3. В воду входят наблюдатель с напарником.
  4. В воду входят судьи.
  5. В воду входит первый сопровождающий дайвер.
  6. В воду входит Дмитрий, судья на поверхности фиксирует время входа в воду Дмитрия.
  7. В воду входит второй сопровождающий дайвер.
Погружение

Группа делает контроль оборудования на поверхности воды и судья на маршруте дает команду к погружению. Судья на поверхности фиксирует время начала погружения группы.

Группа спускается на глубину 3 метра. На этом этапе спуска Дмитрию может быть оказана помощь со стороны сопровождающих дайверов, если это необходимо.

На глубине 3 метра группа останавливается, делается проверка оборудования. Если все Ок, судья на маршруте дает команду начала спуска.

Спуск проходит по следующей схеме:

  1. Судья на дне идет первым с опережением группы Дмитрия (Дмитрий и двое сопровождающих) не менее чем на 5 метров.
  2. Первый сопровождающий дайвер погружается перед Дмитрием, лицом к нему, ниже, на расстоянии не менее 1, но не более 2-х метров.
  3. Следом спускается Дмитрий.
  4. Второй, страхующий дайвер, спускается за Дмитрием, выше не менее 1, но не более 1,5 метров.
  5. Судья на маршруте спускается параллельно Дмитрию на расстоянии 3 метров, чтобы иметь возможность контролировать ситуацию и не препятствовать фото- и ведо- операторам.
  6. Наблюдатель и её напарник осуществляют спуск самостоятельно на удалении, не препятствуя спуску Дмитрия и не мешая работе фото- и видео- операторов.
  7. Фото- и видео- операторы осуществляют спуск, выбирая оптимальный с точки зрения съемки маршрут.

Из соображений безопасности никто из участников погружения, включая судей, не могут входить в пространство между первым и вторым сопровождающими дайверами.

В процессе погружения Дмитрий может делать остановки, подниматься чуть выше для выравнивания давления или отдыха. В этом случае вся группа подстраивается под действия Дмитрия.

При достижении целевой глубины.
  1. Судья на дне фиксирует время достижения заданной глубины, отцепляет таг и закрепляет его на BCD Дмитрия.
  2. Проводится фотосессия на дне по заранее согласованным сюжетам в течение минуты.
  3. Судья на дне дает команду завершения фотосессии и запрашивает у участников погружения готовность к всплытию. После получения подтверждения готовности, группа начинает подъем.
Подъем.

Подъем осуществляется в той же последовательности, что и спуск. Судья на дне может осуществлять подъем самостоятельно, исходя из имеющихся декомпрессионных обязательств.

При достижении глубины 5 метров, процесс погружения считается завершенным. Судья на маршруте фиксирует время и опрашивает декомпрессионные обязательства участников погружения, и принимает решение о целесообразности проведения декомпрессионной остановки.

Во время движения к деко-станции, а также во время декомпрессионной остановки, Дмитрий может пользоваться помощью сопровождающих дайверов, если это необходимо.

После завершения декомпрессионной остановки, группа поднимается на поверхность. Судья на поверхности фиксирует время. Дмитрий передает таг судье на поверхности.

Судьи подписывают протокол погружения. Рекорд считается установленным.

Судья на поверхности (Евгений Стрюков) ждет возвращения группы.

Судья на поверхности принял от Дмитрия таг, поднятый с заявленной глубины.

Подъем завершен!

Оборудование и снаряжение

Все дайверы имеют типовое снаряжение для погружения с аквалангом, включающее: гидрокостюм, подводный компьютер, маску, ласты, компенсатор плавучести, регулятор в комплекте с октопусом и манометром, баллон с сжатым воздухом (12 литров, 200 бар), грузы.

Дайверы участвуют в погружении со своим оборудованием. Перед погружением дайверы знакомят своих напарников с комплектом своего оборудования.

Дополнительно дайверы могут иметь подводные слейты, источники звукового сигнала и иное оборудование, необходимое для выполнения поставленных перед ними задач в ходе данного погружения.

Возвращение в марину.

 

 

Крым: дайвинг без границ

Название проекта, сроки проведения, место проведения.

Проект «Крым: дайвинг без границ» (далее, Проект) посвящен обучению дайвингу группы жителей Крыма, имеющих инвалидность, и проведению серии совместных погружений вдоль побережья полуострова.

Проект предлагается провести в июле 2018 года (подготовительный период начинается в апреле) в районе Евпатории (мыс Тарханкут). Длительность проекта – 14 дней.

Участники Проекта

Состав группы после прохождения отбора – 6-8 участников:

  1. Житель Крыма, предпочтительно район Евпатории.
  2. Возраст от 18 лет.
  3. Возможные виды нарушений функций/повреждения опорно-двигательного аппарата участников проекта: ампутация, параплегия, парапарез, гемиплегия, миопатия.
  4. Наличие согласия врача на занятия рекреационным дайвингом с указанием рекомендаций:
  • по допустимой глубине погружений;
  • длительности погружения;
  • по степени допустимой физической нагрузки и ограничению подъема тяжестей;
  • по допустимым температурным условиям погружений.
  1. Успешно пройденный он-лайн курс теории дайвинга и выполненное финальное тестирование.
  2. Выполнить непрерывный заплыв на 200 метров и продемонстрировать способность удержаться на поверхности воды в течение 10 минут.
  3. Уметь пользоваться интернетом и иметь базовые навыки создания и проведения презентаций.

В настоящее время идет проработка деталей проекта. В скором времени полная информация будет представлена на специально созданном сайте, а так же в мероприятиях на facebook и ВКонтакте.

Анкету участника проекта можно заполнить уже сейчас.

История логотипа Open Water Challenge

  • избегал сближения к графическими стереотипами, связанными с понятиями «помощи» и «милосердия» – парящие голуби, ветви с листьями, ветвящиеся деревья, поднятые в небо ладони – поскольку проект не об этом;
  • сигнализировал, что проект связан с дайвингом, подводным плаванием;
  • он должен был быть прост в воспроизведении, масштабируем, лаконичен;
  • и самое сложно реализуемое – он мне должен нравиться.

Надо признаться, я не дизайнер, у меня есть некоторые навыки работы с CorelDraw и Photoshop, но профессионалом я себя не считаю. Но главной проблемой было для меня отнюдь не мастерство владения графическими программами, а нахождение образа, который соответствовал моим целям. Первой моей удачей в поисках решения стало знакомство с Accessible Icon Project.

Accessible Icon Project

Проект Accessible Icon Project — это непрерывный процесс по дизайнерской активности, которая затрагивает и социальные отношения. Он отталкивается от графического образа свободного для использования в общественном достоянии и продолжает свою работу вплоть до выстраивания сотрудничества людей с ограниченными возможностями здоровья и их союзников в целях создания более доступного мира.

Традиционный знак доступности — один из самых узнаваемых в мире. Многие видели его, но преподаватель Гарвардской высшей школы дизайна Сара Хендрен уверена, что по-настоящему к нему никто не присматривался:

«Нынешний символ пассивен. Руки и ноги похожи на механические детали робота. Спина неестественно прямая. И вообще на этой картинке больше обращаешь внимание на коляску, чем на человека. Люди с инвалидностью давно уже демонстрируют равенство своих прав, участвуют в общественной жизни. И мы считаем, что окружающие должны привыкать смотреть на них по-новому».

Автор нового дизайна и руководитель проекта Accessible Icon Project, Сара Хендрен, говорит, что её целью было создать символ того, что люди не просто живут с инвалидностью, а живут активно:

«Новый дизайн символизирует активность — человек на коляске будто находится в движении, именно в этом виде внимание сосредоточено на человеке, а не на коляске. Мы ставим целью не просто заменить знак, а изменить отношение к нему».

Идея, сама концепция Нового Знака Доступности увлекла. Проект OpenWaterChallenge также задуман с целью изменения представления о доступности мира для людей с ограничениями здоровья. И прежде всего, их собственного представления о своих возможностях.  Я принял New Accessible Icon как символ OpenWaterChallenge, именно под этим знаком проводилась первая акция проекта – Wheelchair Scuba Ride (весна 2015, Хургада).

Собственно, своего логотипа проекта, как такового, еще и не было: к New Accessible Icon был добавлен хештег #OpenWaterProject и работа пошла: на фото футболка пилота проекта Wheelchair Scuba Ride с вышитым New Accessible Icon и хештегом Open Water Challenge. Идеологически все выдержано, но чего-то дайверского явно не хватало. И на помощь пришел Diver down flag.

Diver down flag

Внизу дайвер! — морской флаг, предназначенный для предупреждения окружающих о том, что с судна, вывесившего флаг, осуществляются подводные спуски.  Лодки, суда и иные водные транспортные средства должны находиться на безопасном расстоянии от судна, поднявшего такой флаг.

Существует две версии: международный морской (международное кодовое обозначение буквы ‘A’) и красно-белый флаг (красный с белой диагональю), изобретённый Дензелем Джеймсом Докери и введенный Тэдом Никсоном в 1956 году.

Международный морской флаг «Альфа»

Флаг Международного свода сигналов A (ALFA): Я спустил водолаза, соблюдай дистанцию и проходи на малой скорости.

Использование флага «А» на судах, спустивших водолаза оговорено также и в «Конвенция о международных правилах предупреждения столкновении судов в море 1972 года» (МППСС-72). Там же говорится о том, что на малых судах этот флаг изготавливается в виде жёсткого щита высотой не менее 1 м, должны быть приняты меры к тому, чтобы обеспечить круговую видимость этого флага (щита).

Дайверский флаг. Дензелель Джеймс Докери уволился из ВМС США 16 августа 1949  и решил заняться бизнесом в сфере дайвинга. Поначалу, как бывший военный, во время погружений в Великих Озёрах Докери использовал красный флаг «Baker» (с 1957 года называется «Bravo»), применяемый в ВМС США. Но этот флаг не был признан гражданским водолазным сообществом. Тогда Дензель решил произвести модификацию: он попросил свою жену, Руфь Эвелин Карлсон, пришить белую полосу на красное полотнище. Изначально было решено разместить полосу горизонтально по центру флага. К сожалению, возникла проблема — оказалось, что это национальный флаг Австрии. Нужно было придумать что-то другое: вертикальная белая полоса тоже была отвергнута, так как получался сигнальный флаг «Seven». Подумав, они решили сделать диагональную полосу. Руфь пришила полосу от верхнего левого угла до нижнего правого. Так был рожден водолазный флаг.

В 1956 году Тэд Никсон из компании «U.S. Divers» стал национальным дистрибьютором нового флага. В сентябре 1957 года журнал «Skin Diver» рассказал о флаге в передовице и попросил читателей высказаться о дизайне. В феврале 1958 года обсуждение было завершено и журнал объявил «Мичиганский водолазный флаг» выбором читателей. Докери продолжил работу по официальному признанию флага в родном штате и добился успеха: Мичиган стал первым штатом в США, принявшим закон о водолазном флаге.

 

Красный флаг с белой диагональной полосой хорошо знаком дайверам. Поэтому я решил соединить New Accessible Icon c узнаваемым дайверским символом, «зацепившись» белой полоской флага за вырезы в колесе коляски на знаке доступности. Оказалось, что хештег #OpenWaterChallenge стал менее читаем на фоне флага и спустя некоторое время я отказался от его использования на логотипе проекта.

С 2016 года логотип OpenWaterChallenge приобрел окончательный вид. Он удобен в использовании, достаточно узнаваем, содержателен информационно. По крайней мере, у меня нет дискомфорта в работе с ним.

Надеюсь и вы подружитесь с OpenWaterChallenge 🙂

Штурм Глубины. Мировой рекорд Дмитрия Павленко

UPD 10 мая 2018.

Рекордное погружение прошло успешно. Подробнее о том, как это происходило:

Дмитрий Павленко – уникальный случай в моей практике. За три года существования проекта это самый мощный участник. Мы с ним прошли уже одну миссию «Дмитрий Павленко. На встречу с Глубиной», но в нем бездна силы и мы решили идти дальше.

Дмитрий хочет побить мировой рекорд, глубины погружения для дайвера с четырьмя ампутациями. Всего мне известно в мире 6 дайверов, не имеющих рук и ног, которые прошли обучение. Француз Филипп Круазон один из них. Он известен тем, что первый (и пока единственный) человек без рук и ног, который переплыл Ла Манш. Именно Филипп установил рекорд погружения с аквалангом в бассейне Nemo33 (Бельгия) в 2013 году, достигнув глубины 33 метра.

Дмитрий готовится погрузиться на глубину 40 метров, при этом сделает это он в открытом море и самостоятельно, т.е. ему не будут помогать ассистенты. Он все должен будет сделать сам. Мы планируем совершить это погружение 6-7 мая 2018 года в Хургаде (Египет).

Проект является полностью открытым, за ходом его подготовки можно следить на страничке мероприятия в Фейсбуке.

Как я готовился к своему первому студенту с инвалидностью. Часть 1.

Надо признаться, мне трудно было сделать первый шаг и начать работать с первым своим студентом, имеющим инвалидность. Я никак не мог решиться, мне понадобилось сделать над собой определенные усилия, и даже пойти на хитрость, чтобы дело сдвинулось.

Весной 2015-го я завершил работу в Правительстве Москвы и твёрдо знал, что хочу заниматься только одним – обучением дайвингу людей с ограничением возможностей здоровья. К этому времени я прошел курс Deptherapy Education, организации, которая занимается подготовкой дайвинг-инструкторов для работы с дайверами с инвалидностью. Обучение проходило в дайвинг-лагере Deptherapy, так что у меня была возможность реальной практики. Но там я принимал участие в обучении на вторых ролях, ассистентом, а теперь передо мной стояла задача выступить первым номером, взяв на себя полную ответственность за организацию всего процесса обучения.

Меня смущали две вещи: неуверенность, что я не буду понимать, что чувствует инвалид, обучающийся дайвингу, и в связи с этим, что и когда нам может понадобиться; и второе, это то, как мне с ним обсуждать вопрос денег. Для себя я уже тогда решил, что буду работать как волонтёр, бесплатно, но студенту деньги понадобятся на дорогу, на проживание, на оплату лодки.  А у меня было устойчивое убеждение, что в большинстве своем люди с инвалидностью не готовы ни за что платить, или же не имеют возможности оплачивать что-либо. Поэтому разговор о деньгах представлялся мне очень туманно.

Сегодня я знаю, что инструкторы сталкиваются с подобными проблемами: и вопрос оплаты, и вопрос,  с какой стороны подойти к студенту с инвалидностью, вызывают затруднения. Одно дело, когда ты на инструкторском семинаре, и в качестве студента выступает твой товарищ, а другое дело, – когда все по-настоящему, твой студент человек с ограниченными возможностями здоровья. Эти проблемы требуют решения, и мне удалось их для себя решить. Расскажу как это было.

Самый простой путь понять, что нужно человеку – нужно им стать.

Осваиваю передвижение на инвалидной коляске. Хургада, район Мубарек-7, весна 2015.

Для того, чтобы почувствовать себя увереннее при обучении человека с инвалидностью, мне нужно было понимать, что он чувствует, как он воспринимает ситуацию. Надо было «погрузиться» в незнакомое для меня состояние. Я решил сделать попытку воспроизвести для себя незнакомую ситуацию, приблизить себя к иному восприятию.

Откровенно, прием неоригинальный. Известно, что если хочешь понять, как думает человек, попробуй действовать как этот человек. Я лишь использовал этот известный подход применительно к дайвингу.

В небольшой лавке, торгующей медицинскими оборудованием, я приобрёл инвалидную коляску. Это была дешёвая коляска, предназначенная для внутренних помещений, но я планировал тренироваться на ней на улице. Погрузил коляску в багажник машины и заехал в один из малонаселённых новых районов на севере Хургады.

Помимо физических ощущений, мне было интересно, как я выгляжу со стороны, как выглядят мои движения на коляске. Словом, как я выгляжу, как предстану в глазах окружающих. Для этой цели я закрепил на коляске две камеры GoPro, которые сориентировал так, чтобы они захватывали меня и окружающее пространство вокруг.

Передвижение на коляске оказалось гораздо более сложным, чем я предполагал. Я очень быстро устал, руки оказались совершенно не готовы к подобной нагрузке. Хотя я предусмотрительно приобрёл велосипедные перчатки, тем не менее, ладони быстро натирались об обод колеса и руки сильно уставали.

Поскольку в Хургаде не принято класть асфальт и делать ровными дороги между домами, то само движение давалось с трудом. Узкие колёса моей коляски, не предназначенной для улицы, постоянно застревали в расщелинах или буксовали на грунте. Я честно прокатался около 2 часов, время от времени делая перерывы, чтобы отдохнуть.

Надо сказать, что этот эксперимент был для меня очень полезен. Можно долго описывать, что он мне помог понять и почувствовать: как движется коляска, как преодолеваются препятствия, как удерживается равновесие и прочее. Я не претендую на роль эксперта в этой сфере, но замечу одно: гарантирую, после 2 часов, проведённых в инвалидной коляске на колдобинах Хургады, я никогда теперь не оставляю автомобиль на парковке для людей с инвалидностью.

Берем ситуацию в свои руки

Тренировка в гребке руками. Где-то в акватории Хургады, весна 2015

Теперь мне нужно было понять, что будет испытывать человек с инвалидностью, занимаясь дайвингом. Поскольку в тот момент я готовился к занятиям с ребятами с параплегией, меня интересовала техника плавания под водой без использования ног.

Работа руками под водой, «подгребание», является характерной чертой начинающего драйвера, признаком того, что он не справляется с управлением плавучестью. Основные перемещения дайвер осуществляет с помощью ног. Дайверы, хорошо владеющие техниками гребка ластами, могут передвигаться эффективно и быть очень манёвренными. Мне же предстояло испытать ситуацию, в которой я не мог использовать ноги. Основной целью этого эксперимента было выяснить, смогу ли я погружаться в одной группе с дайверами, которые гребут при помощью ног. Не буду ли я досаждать своим товарищам медленным движением или быстрым расходом воздуха. Важно было установить, может ли дайвер с  инвалидностью быть полноправным участником подводных экскурсий.

Поскольку в это время я занимался плаванием, в моем распоряжении были несколько моделей лопаток для плавания и неопреновые перчатки с перепонками между пальцами. Все это я хотел испытать под водой.

Итак, я нырял вместе со всей группой, оставляя ласты на борту лодки. Спустившись на оговоренную на брифинге глубину, я надевал на руки либо перчатки, либо лопатки, и плыл вместе со всеми. Подобных погружений я совершил пять или шесть. Это не так много, но этого было достаточно, чтобы установить несколько принципиальных моментов:

  1. Про скорость движения. Двигаясь с помощью рук, можно поддерживать темп группы, не отставая от неё и никого не задерживая. Таким образом, дайверу, гребущему под водой руками, надо настраивать себя на то, что он будет полноправным участником погружения.
  2. Про расход воздуха. Если и говорить о повышенном расходе воздуха при движении под водой с помощью рук, то он не будет столь значительным. Я уверенно укладывался в 40-50 минутное погружение и поднимался наверх вместе со всей группой.
    Многое зависит от техники гребка и физической подготовки дайвера. Необходимо совершать широкие плавные движения руками; готовясь к гребку, стараться выбрасывать руки как можно дальше вперед от себя; возвращать их после гребка как можно ближе к телу. Техника плаванием брассом нам в помощь.
  3. Про трим. Положение тела под водой дайвера, движущегося с помощью рук, играет особенно большое значение. Мощность гребка руками ниже, чем ногами в ластах, поэтому чтобы сохранить силы и достичь максимального эффекта от гребка, необходимо обеспечить оптимально обтекаемую форму и правильный трим. Это достигается за счет тренировок и правильно подобранного оборудования.
  4. Про движение в течении. Двигаясь при помощи рук, можно противостоять течению, прибегая к известному способу: прижиматься ближе ко дну или стенке, при движении использовать естественные укрытия, защищающие от воздействия встречного течения. Ни в коем случае не торопиться, не перенапрягать руки и плечи, не «резать» воду, а отталкиваться от неё, беречь дыхание. И, конечно, не терять из вида своего бадди, не исключено, что в какой-то момент его помощь может понадобиться.
  5. Про движение в узких местах. Перемещаться в расщелинах, туннелях, wreck’ах также возможно при помощи рук. В этом случае гребок делается вытянутыми вперёд чуть-чуть расставленными в стороны руками к себе, движением, словно, обхватывая свои плечи. Конечно, это медленнее, чем гребок руками в стороны, но безопасней, если вы хотите сохранить свои ладони и не ободрать их в кровь об кораллы или перегородки wreck’а .
  6. Золотое правило дайвинга: не лезть туда, где не уверен, что справишься с условиями погружения.

Опыт этих погружений очень помог мне в последующем при проведении курсов. Мне стало понятно, к чему я должен готовить своих студентов, какие ставить перед ними задачи, и как им помочь найти решение этих задач.

Мы учимся нырять, чтобы нырять.

Перед погружением на лодку. Дайвинг центр Alyses plongee, отель Bella Vista.

Теперь мне предстояло собрать все впечатления, весь полученный опыт вместе. В конце концов, цель обучения дайвингу – дайвинг. Оставалось понять, как могут быть организованы дайвинг-каникулы для дайверов с инвалидностью в имеющихся условиях.

В то время я изучал в интернете различные практики адаптации окружающей среды для людей с инвалидностью.  Меня впечатлил поход американцев, которые создали систему, в которой контролёром доступности мог выступить любой гражданин Америки. Для этого ему было достаточно скачать из интернета требования доступности к элементам окружающей среды, предусматривающие практически любые ситуации: парковки, внутренние помещения зданий, залы кинотеатров и даже лодочные причалы, и сами прогулочные лодки.

Воодушевившись этим, я решил выступить в роли испытателя доступности отелей и дайвинг-центров Хургады. Одновременно я хотел посмотреть, как могут работать с инвалидами команды центров, как они решают различные вопросы, связанные с тем, что на борту дайвинг-бота будет человек на коляске.

Погружение в воду с помощью крана. Дайвинг-центр и отель Nemo.

Я обратился в несколько гостиниц и к расположенным на их территории дайвинг-центрам с тем, что я инструктор по дайвингу, и ко мне в ближайшее время должен приехать на обучение студент, передвигающийся на инвалидной коляске (что было абсолютной правдой). Что мне необходимо убедиться, что отель доступен для человека с инвалидностью, а дайвинг-центр и находящаяся под его управлением лодка, готовы принять дайвера с ограниченными возможностями здоровья. Такой эксперимент был проведен трижды, и всякий раз я с первого раза получал согласие и от гостиницы, и от дайвинг-центра.

Во время погружения с лодки Sea Rainbow, отель Al Mashrabiya.

В назначенный день я приезжал к отелю с видеооператором, доставал из багажника свою инвалидную коляску и направлялся на ней к стойке регистрации. В сопровождении менеджера отеля мы осматривали номера, коридоры и лифты, ресторан, территорию вокруг бассейна, выход на пляж.

После того, как отель был осмотрен, мы с видеооператором направлялись в дайвинг-центр, при этом, я все время оставался в инвалидной коляске. При помощи персонала дайвинг-центра меня переносили на лодку, и мы отправлялись к рифам. Во время перехода гид на лодке делал мне брифинг, как для гостя, который имеет инвалидность. Оговорюсь, что я не злоупотреблял терпением команды и не вынуждал их носить меня на руках с места на место. Мы делали ровно необходимое, чтобы оценить, насколько лодка готова к приему дайверов с инвалидностью, и насколько команда готова работать с такими гостями.

Как проходило само погружение вы уже знаете. Я плавал, двигаясь при помощи рук, вместе со всеми дайверами, находившимися с нами на лодке. Основное внимание уделялось трём аспектам: тому, как команда помогает войти в воду, как осуществляется выход из воды, и как гид сопровождает под водой дайвера с инвалидностью.

Как я уже сказал, эксперимент проводился трижды и во всех трёх случаях были использованы разные техники выхода из воды: с помощью крана, с помощью гамака и с помощью каната, пропущенного подмышки за спину дайвера.

Результат этой работы имел большую ценность для меня. Прежде всего, я стал больше понимать, как должно быть организовано погружение дайвера с инвалидностью, получил представление, с чем ему предстоит столкнуться на дайв-боте. Надо сказать, что в Хургаде практически все погружения осуществляется именно с лодок.

Во-вторых, я смог оценить готовность персонала к работе с дайверами с инвалидностью. Во всех трех случаях команды работали слаженно, заинтересованно, демонстрируя большое дружелюбие и готовность помочь.

В-третьих, этот эксперимент положил основу нашего дальнейшего сотрудничества с дайвинг-центрами. Впоследствии, я не раз обращался к ним при реализации своих проектов.

Подъем на лодку. Дайвинг центр Alyses plongee, отель Bella Vista.

Видеооператор не зря присутствовал со мной и на суше, и под водой. Обо всех трёх акциях были сняты видеоролики, которые положили начало youtube-каналу Open Water Challenge:

Собственно, этот эксперимент над самим собой стал первым проектом Open Water Challenge под названием Wheelchair Scuba Ride. После Wheelchair Scuba Ride я почувствовал себя вполне готовым к работе со своим первым студентом с инвалидностью. Я знал, что и как я буду делать, я знал, к кому я смогу обратиться за помощью, я знал, какие варианты по размещению и по организации погружений мне доступны. Оставался ещё один вопрос – вопрос про деньги.

Погружение стоит денег, и проживание стоит денег, как и перелет в Египет. Будет ли готов инвалид оплачивать эти расходы? Никакой собес не выделит денег на дайвинг, тем более на дайвинг в Египте. О том, как я искал ответы на этот вопрос – в следующей части.

Каждый человек может заблуждаться,
но упорствует в заблуждении только глупец.

Уважаемые коллеги!

За три года работы с дайверами с инвалидностью мне довелось столкнуться с превратным представлением об инвалидах, бытующем в обществе, которое проникает также и в дайвинг-сообщество. Мне хотелось бы поделиться с вами информацией о базовых заблуждениях, мешающим в работе с дайверами с специальными потребностями. У меня есть надежда, что мои коллеги дайвинг-инструкторы узнают об этих заблуждениях, сумеют их преодолеть, и станет меньше барьеров между инструктором и человеком с инвалидностью, который мечтает стать дайвером.

Этих вредных заблуждений я бы выделил три:

  1. Люди с инвалидностью могут обучаться дайвингу только в специально отведённых местах, и только со специально подготовленными инструкторами.
  2. Человек с инвалидностью не может стать сертифицированным дайвером. Сертифицировать инвалида – это значит, неизбежно нарушить стандарты.
  3. Дайвинг для инвалидов – это бо́льшие затраты, чем для обычных людей. Для инвалидов дайвинг – это дорого, денег у них нет.

Мой опыт взаимодействия с командами дайверов и инструкторов из России, Великобритании, Израиля, Германии, Греции, Бельгии показал, что проблемы перечисленные выше существуют, но они имеют решения. Никак нельзя чтобы эти заблуждения оставались настолько сильны, что закрывали людям с инвалидностью путь к мечте стать дайвером.

Заблуждение #1. Люди с инвалидностью могут обучаться дайвингу только в специально отведённых местах, и только со специально подготовленными инструкторами.

В этом утверждении есть доля правды. Но утверждение в целом не является абсолютной истиной, а его категоричность отвращает инструкторов от попыток работать с дайверами с инвалидностью.

Курс-директор DDI Manthos Marras демонстрирует оборудование для обеспечения доступности пляжа для людей с инвалидностью. Греция.

Конечно лучше, чтобы инструкторы, которые работают с дайверами с инвалидностью, имели специальную подготовку,  лучше, чтобы были специально оборудованные бассейны, 
были специально оборудованные входы в воду, специально оборудованные лодки для погружений. Но если чего-то из перечисленного нет, то это совсем не повод отказать человеку с инвалидностью.

Инструктор имеет возможность, опираясь на свой опыт, на более, чем достаточную, информацию в интернете, на поддержку профессионального сообщества, найти решение, как помочь студенту с инвалидностью обрести максимум свободы и самостоятельности при погружениях с аквалангом. PADI приободряет и поддерживает инструкторов, которые не отталкивают от себя человека с инвалидностью, а вместе с ним проходят и путь открытий:

При наличии медицинского разрешения вы можете обучать людей с различными физическими ограничениями, фокусируясь не на их заболеваниях, а на их желании заниматься дайвингом.
(Справочник по методике обучения PADI)

Andrew Searle PADI Advanced OWD с ампутацией ног идет к месту погружения. Египет

Сразу оговорюсь, что формы инвалидности бывают разные. В силу выбранного мною направления я имею дело с людьми переживших травмы, имеющих проблемы опорно-двигательного аппарата: ампутации, различные ограничения возможности движения: гемиплегия, параплегия, миопатия. Людей с такими видами ограничений здоровья тысячи, если не десятки тысяч. И многим из них (естественно, тем, кто хочет) может помочь грамотный инструктор, имеющий в распоряжении обычную инфраструктуру, в которой он обучает дайверов без ограничений здоровья.

Инструктор HSA Алексей Виноградов и инструктор PADI Сергей Бурыкин помогают дайверу с ампутаций рук и ног (Дмитрий Павленко) передвигаться в здании бассейна. Москва

Конечно, если инструктор возьмётся работать с дайвером с инвалидностью, ему придётся поломать голову над тем, как студенту добраться до воды, как одеть костюм, подогнать оборудование, кто ему, инструктору, будет ассистировать на бортике и под водой. Уверяю, всё это не является неразрешимыми задачами.

Дайвинг-гид помогает дайверу с ампутацией ноги сделать вход в воду с лодки, не оборудованной подъемником. Египет

Заблуждение #1, что люди с инвалидностью могут обучаться дайвингу только в специально отведённых местах, и только инструкторами, прошедшими спецподготовку, приводит к тому, что у инструктора формируется убежденность, что:

  1. раз нет оборудованных бассейнов и мест погружений, погружаться с инвалидами, обучать их дайвингу нет возможности;
  2. раз нет специальной подготовки, инструктору не следует начинать работать с студентом с инвалидностью.

И, как результат, инструктор выносит приговор инвалиду, дерзнувшему обратиться к нему по поводу обучения: «Батенька, дайвинг – это не для вас!»

Коллеги, создается абсурдная ситуация: хрупкому ребёночку десяти лет мы можем дать возможность погрузиться с аквалангом, а взрослому человеку, скажем с ампутацией, не можем: дайвинг не для него!

Пример. В Питере живет отличный парень Сергей Александров. Из-за падения при восхождении на Эльбрус он сломал и обморозил ноги, которые пришлось ампутировать. Сегодня он катается на горных лыжах, занимается пауэрлифтингом и легкой атлетикой.  И не может найти в Питере инструктора, который бы взялся его обучить дайвингу. Конечно, с таким положением дел нельзя мириться.

Заблуждение #2. Человек с инвалидностью не может стать сертифицированным дайвером. Сертифицировать инвалида, это значит, неизбежно нарушить стандарты.

В прошлом году в Марс-Аламе у меня состоялся спор с директором одного крупного дайвиг центра. Предметом спора было «Может дайвер без ног выполнить упражнение CESA (аварийное контролируемое всплытие)». Мой оппонент, дайвер и инструктор со огромным опытом, убежден, что это невозможно. На все мои аргументы, примеры, фотографии, которые я ему показывал, он отвечал лишь одно: «Ну это же PADI!», намекая на то, что упражнение выполнено с нарушением стандартов, а сертификация студента проведена ненадлежащим образом.

И тогда я спросил его: если ты снимешь ласты и твои ноги будут связаны, ты сделаешь CESA?». Повисла пауза, он не мог сказать «Нет, не сделаю». Я уверен, что он сделал бы это упражнение, и сделал бы его хорошо. Он бы придумал, как выполнить аварийное контролируемое всплытие, в ситуации, когда нет возможности задействовать ноги в ластах.

Вывод из этой дискусси прост: мы должны обучать так, чтобы у дайвера без ног получилось упражнение CESA. Чтобы у него был необходимый навык для действия в экстренной ситуации. Это в равной степени относится и другим дайверским навыкам, определённым в стандартах.

Можно обсуждать долго вопросы обеспечения требования стандартов, адаптации техники преподавания применительно к людям с ограниченными возможностями здоровья. Я не буду тратить ваше времени, а приведу примеры демонстрирующие, что подобная адаптация процесса обучения возможна.

На мой взгляд, самым убедительным доказательством является факт существования действующих инструкторов по дайвингу, которые сами имеют сложные формы инвалидности. И я хочу вас с ними познакомить.

Mark Slingo, курс-директор PADI, курс-директор TDI

23-х летний Mark Slingo работал дайвинг-инструктором в Паттайе. 23 февраля 2005, после вечера, проведенного в баре, Марк вышел на балкон своего номера в отеле, чтобы покурить, и упал через ограждение с третьего этажа. В результате падения Марк сломал руку и получил повреждение спины.

«Итак, всего через полтора месяца, после выписки из госпиталя, я вернулся к обучению людей дайвингу.
С момента моего возвращения в дайвинг я продолжал учиться, поднимаясь  по лестнице PADI до наивысшего уровня, который может достичь профессионал: курс-директора.  А это значит, что я могу не просто научить дайвингу, а также научить других стать инструкторами».

Leo Morales, инструктор PADI, инструктор TDI

Лео Моралеса, потерявшего ногу из-за агрессивной формы рака в 2008 году,  его страсть к дайвингу не только удержала на плаву, но и побудила стать инструктором по подводному плаванию.

Инвалидность – это вопрос восприятия. Вам под силу делать самые потрясающие вещи.
Подводное плавание вернуло мне мою жизнь.

Сегодня, в своей родной Мексике, он учит дайвингу других людей с инвалидностью и видит своей целью привлечение внимания к способностям тех, у кого есть физические проблемы.

Thomas J Koch, курс-директор PADI

Томас прошел непростой путь от начинающего дайвера до инструктора. Ему пришлось пережать немало разочарований в поисках инструктора, который бы взялся обучать его, не слышащего человека.

Я решил стать инструктором по дайвингу, после нескольких лет ассистирования при обучении слабослышащих дайверов. Я осознал, что могу обеспечить прямую связь между собой и глухим студентом, лучше чем любой иной преподаватель. Я хотел принести сообщество глухих в мир дайвинга, без необходимости испытать то, что я испытал: без разочарования.

Томас подготовил нескольких глухих инструкторов PADI, его цель доказать, что не слышащие дайверы являются полноправными членами дайвинг-сообщества. А ряд вещей они могут делать лучше, чем слышащие, поскольку могут решать возникающие под водой проблемы гораздо эффективнее.

Да, главное, мы не используем сигналы под водой, у нас беседа под водой не прерывается. Один хороший пример: глухие дайверы выходят на лодку тихо, а слышащие дайверы садятся на лодку, и много-много говорят. Слышащие дайверы вынуждены сдерживать в себе все удивительные вещи, которые они видели под водой, до тех пор пока они не садятся на лодку и не скажут: «А вы видели эту прекрасную рыбу?… а вы видели это… а вы видели то…». Глухие дайверы сидят тихо, потому, что они уже обсудили все на месте под водой.

Chris Middleton, дайвмастер PADI

Крис потерял ноги в результате взрыва мины в Афганистане. Он прошел программу реабилитации Deptherapy, некоммерческой организации, которая обучает дайвингу ветеранов вооруженных сил Великобритании, получивших ранения в ходе военных действий.

Крис не первый год участвует в обучении  дайвингу новых членов проектов Deptherapy.  В 2018 году он планирует пройти IDC ( Instructor Development course), чтобы стать первым инструктором PADI с ампутацией обеих ног.

Jamie Hull, IDC Staff Instructor

Джейми Халлу было тридцать два года, когда его жизнь изменилась навсегда.

Летом 2007 года он совершал обычный одиночный тренировочный полет над аэродромом Ормонд-Бич во Флориде для лицензии частного пилота, когда заметил через окно кабины тонкую полосу пламени, исходящую от двигателя самолета.

Джейми попытался вывести небольшой самолет Liberty XL2 на место для аварийной посадки. Его усилия были бесполезны, поскольку спустя мгновения пламя охватило его кабину, в то время, как защитой на нем были только шорты и футболка.

Понимая, что его ждет неминуемая смерть, Джейми пришлось действовать без промедлений. Он выбрался из кабины на левое крыло, где стоял, пока быстро снижающийся самолет не был в двадцати футах от земли. В этот момент он прыгнул.

Самолет разбился и взорвался всего в шестидесяти футах от него. Джейми спасло то, что фермер, увидев взрыв, вызвал службу спасения, которая прибыла на вертолете и эвакуировала Джейми. Без этой мгновенной помощи у Джейми не было шансов выжить.

Джейми получил ожоги третьей степени – в общей сложности – 60% поверхности тела, он оставался в реанимации в течение 6 месяцев в Америке и еще 6 месяцев в состоянии искусственной комы в Великобритании. После этой трагедии Джейми перенес более 50 операций, что, по мнению врачей, оставляло ему 5% -ный шанс на выживание.

После длительной реабилитации, Джейми вернулся к занятиям дайвингом и стал обучать других ветеранов вооруженных сил Великобритании, получивших ранения и увечья во время военных действий.

Я знал, что такое дайвинг, и я хотел попробовать вернуться. Я подумал, что если я смогу сделать это снова, тогда я бы хотел использовать свои навыки чтобы помогать другим.
Подводное плавание — это эффективный инструмент для реабилитации. Это чрезвычайно мощная среда в спортивной реабилитации.

Fraser Bathgate, консультантант Adaptive Techniques PADI International

В 1986 году во время тренировочного подъема на вертикальную стенку сорвался 23-х летний Fraser Bathgate (Фрайзер). Приземление на ноги было настолько жестким, что Фрезер получил тяжелую компрессионную травму позвоночника, приведшую к инвалидности.

После нескольких лет тяжелой депрессии открыл для себя дайвинг, который вернул для него интерес к жизни.

Я обнаружил то, что я могу делать наравне с другими и даже лучше.
Моя прежняя страсть к жизни вернулась ко мне, и спустя короткое время я выполнил квалификацию инструктора PADI, и стал первым в мире инструктором с инвалидностью.

Фрейзер будучи консультантом Adaptive Techniques для PADI International, разрабатывал специальные методики, открыл обучение дайвингу людей с инвалидностью для тысяч инструкторов PADI. Участвовал в разработке специальных костюмов для дайвинга для людей с инвалидностью, перчаток с перепонками, специальных гибких ласт. Основал Deptherapy – некоммерческую организацию по обучению дайвингу ветеранов ВС Великобритании.

История пути в дайвинг наших коллег показывает, что человек с инвалидностью может не только научиться нырять, соблюдая общепризнанные стандарты безопасности, но и, в буквальном смысле, стать эталоном, образцом, примером для тех, кто учит дайвингу, и для тех, кто хочет выучиться нырять с аквалангом.

Заблуждение #3. Дайвинг для инвалидов – это бо́льшие затраты, чем для обычных людей. Для инвалидов дайвинг – это дорого, денег у них нет.

Как это было с заблуждением №1, о том, что заниматься дайвингом люди с инвалидностью должны только в специально отведенных местах, в данном заблуждении также есть доля правды. Вообще, всегда абсолютно ложное утверждение опровергнуть гораздо проще, чем то, в котором есть доля истины.

Это заблуждение крайне вредное. Оно создает прочный барьер для человека с инвалидностью на пути к дайвингу. Возводят это барьер, связанный с финансами, одновременно с двух сторон – и инвалид, и инструктор. И если первый убежден, что дайвинг это дорого и доступно только для богатых, то второй, инструктор – что для работы с инвалидом нужно много помощников, много времени в бассейне, и, вообще, с затратами на обучение человека с инвалидностью недолго вылететь в трубу.

Конечно, про деньги надо говорить, надо их обсуждать, но полезнее всего деньги считать. И что же нам показывают расчеты.

Компенсация расходов по проекту с участием дайверов с инвалидностью

Поскольку в своих проектах мне приходится использовать и средства инвалида, и собственные, и средства, собранные краудфандингом, то расчет и учет затрат ведется точно, что позволяет видеть реальную картину.

Расчеты показывают, что около 30% затрат обеспечивается за счет труда волонтеров, около 30% затрат обеспечивается за счет скидок и льгот, предоставляемых партнерами проекта, и только для 40% затрат необходимы денежные средства. И это, как правило, связано с транспортными расходами и проживанием участников.

Конечно, это частный случай, и автоматически его нельзя распространять на любую ситуацию. Но в любом случае, когда встает необходимость организации обучения или погружений для дайверов с инвалидностью, есть ресурсы, которые недоступны при работе с обычными дайверами:

  • труд волонтеров,
  • скидки и льготы партнеров.

Соглашусь, что при работе с дайверами с инвалидностью зачастую требуются бо́льшие ресурсы (что означает и бо́льшие затраты), но в тоже время есть и больше возможностей, чтобы привлечь эти ресурсы. Просто, кто-то должен взять на себя труд «добывать» эти ресурсы: искать волонтеров, договариваться с владельцами бассейна или дайвинг-центра. Будет это инструктор или сам дайвер с инвалидностью – зависит от ситуации, конкретно от этих людей. Я в своих проектах большую часть хлопот беру на себя, в чем-то мне помогают сами дайверы. В любом случае, решение находится, было бы желание.

Я склонен думать, что ресурс для того, чтобы обучить одного-двух инвалидов в год можно найти всегда. Здесь сугубо вопрос жизненной позиции инструктора и наличия желания этим заниматься.

Также заблуждением является утверждение, что инвалид не хочет ни за что платить. Я многократно убеждался, что это не так. Ко мне приходят люди, которые горят желанием испытать себя, открыть в себе новые возможности, расширить границы своего мира. И они готовы, они заинтересованы в том, чтобы внести свою посильную лепту в достижение столь значимого для них результата.

Меня очень воодушевило открытие новой специализации PADI Адаптивные технологии. Я убежден, это очень эффективный инструмент, который поможет людям с ограниченными возможностями здоровья воспользоваться правом открыть для себя подводный мир. Их правом равного по отношению ко всем людям. И мы, как профессионалы дайвинга, должны научиться пользоваться этим инструментом.

Я хочу пожелать удачи всем инструкторам, которые решатся начать работу с дайверами с инвалидностью. Мой большой привет и огромная признательность моим коллегам, которые уже работают в этой сфере. У себя на сайте я веду список инструкторов, к которым люди с инвалидностью могут обратиться по обучению дайвингу. Я убежден, что благодаря инициативе PADI этот список будет расти и его география будет расширяться.

Стоимость участия в проекте OpenWaterChallenge

«За чей счет этот банкет? Кто оплачивать будет?»
Если мы добрались до этого вопроса, отлично, значит, мы на верном пути .
Нам предстоит оценить стоимость участия в проекте OpenWaterChallenge.

Как учила героиня детского блокбастера «Денежки счет любят», поэтому давайте уделим внимание финансовой стороне дела.

  • Сперва, выясним, каков будет бюджет проекта.
  • Потом определим, за счет каких статей возможна экономия.
  • И выйдем на предполагаемую стоимость.

Бюджет проекта, плановый и фактический

Основные статьи расходов на проект следующие:

  1. Транспортные расходы и проживание участника (-ов) проекта.
  2. Расходы на обучение дайвингу.
  3. Расходы на организацию погружений с аквалангом.
  4. Расходы на информационное сопровождение и производство фото- и видео- контента.

Бюджет проекта может быть плановым и фактическим. Плановый бюджет, как следует из названия, это то, сколько будет стоить проект, согласно нашим планам, нашим расчетам. Но жизнь всегда вносит свои коррективы, что-то получается дороже, что-то дешевле, и итоговый бюджет будет отличаться от планового. То, во сколько реально обошелся проект, и называется фактическим бюджетом.

Каков будет фактический бюджет, мы узнаем только после того, как проект будет реализован, никак не раньше. В наших силах рассчитать плановый бюджет, постаравшись это сделать максимально подробно, для того, чтобы потом, в ходе работы, не столкнуться с непредвиденными тратами, к которым можем оказаться не подготовленными. Так сказать, в своих расчетах максимально приблизиться к реальной жизни.

Но быть максимально точными на данном этапе нам мешает тот факт, что отбор участников в процессе, город (и страна) их проживания не известны. Так же не определены точные сроки вылета, это также будет оговариваться с участником, когда он (она) определится. С учетом сказанного, мы пока рассчитываем ориентировочный плановый бюджет, применительно к какому-то городу, взятому в качестве примера.

В качестве такого примера, предположим, что наши участники живут в Москве, а проект состоится в сроки  с 2 по 14 апреля 2018 года. Расчет планового бюджета представлен здесь.

Получилось немало, более $3000, но точно учтено все необходимое.

Благодаря чему можно сделать дешевле реализацию проекта?

Я сразу дам ответ на этот вопрос – помощь людей. Людей, которые неравнодушны к чужой мечте, и готовы делиться своим временем, опытом, ресурсами для того, чтобы она реализовалась.
Благодаря участию волонтеров и поддержке партнеров удается снизить затраты на реализацию проекта почти в три раза! Для нашего примера, приведенного в расчете, стоимость снижается с 3100 до 1140 долларов. Согласитесь, что это не мало.

Большую часть оставшейся суммы (870 долларов) составляют затраты на транспортные расходы и проживание участника, 170 долларов затраты на обучение и 100 долларов на последующую программу погружений.
Подробный расчет скидок и льгот можно посмотреть здесь.

Стоимость участия в проекте. Итоги.

Необходимо напомнить, что расчет произведен на конкретном примере участника, вылетающего из Москвы и на основе цен на размещение и перелет на начало апреля 2018 года. Используя данный подход, можно произвести расчет уже конкретной ситуации для конкретного участника. Полагаю, что порядок расходов на участие в проекте будет составлять 1000-1500 долларов, в зависимости от стоимости транспортных расходов.

В расходах учтены практически все необходимое для перелета, проживания, обучения, погружений и создания итоговых фото- и видео-материалов. В расчет не брались затраты на сувениры, вкусняшки, кальян, спиртное и другие радости жизни, траты на которые не поддаются формальной логике.

В ряде случаев может возникнуть необходимость каким-то образом найти часть недостающей суммы для участия в проекте (или всю сумму целиком). Тогда мы будем обсуждать варианты сбора средств, готовить и проводить краудфандинговую кампанию. Такой опыт уже есть. Но это уже другая история.

Если у вас есть остались какие-либо вопросы, пожалуйста, пишите мне, я буду рад на них ответить.

Проект «Русалочка»

У меня давно есть замысел обучить дайвингу и помочь открыть для себя подводный мир девушке/женщине с ампутацией.

Я знаю немало мужчин-дайверов, имеющих ампутации рук, ног, двойные (и даже тройные!) ампутации, которые прошли курс обучения и стали сертифицированными дайверами. Важно отметить, что обучение они проходили по программе для людей, не имеющих ограничений здоровья, и ныряют теперь наравне с другими дайверами.

Более того, среди мужчин есть инструктора по дайвингу с ампутацией, которые сами обучают дайвингу других людей, и делают это весьма успешно.

Проект «Русалчка» станет яркой демонстрацией равенства возможностей мужчин и женщин. Конечно, женщины-дайверы с ампутацией есть и активно ныряют. Прекрасным вдохновляющим примером является Елена Тумашева, дайвер с 2008 года, подводный фотограф. Елена имеет уровень сертификации дайвмастер NDL, предпочитает участие в дайвинг-сафари размеренному daily-дайвингу. И все это несмотря на то, что там, где все работают двумя ластами, Лена управляется с одной!

Елена Тумашева. Фото Владимира Жданова. Из facebook-ленты Елены.
Египет, Красное море, дайвинг-сафари на яхте Sea Scorpion к Brothers Islands, 19-26.01.2013 год

Я надеюсь, что в ходе реализации проекта, мы обязательно познакомимся и с другими женщинами-дайверами, имеющими ампутации. Но абсолютно очевидно, что информации о них самих, о том, как они пришли в дайвинг, мало, и мне представляется важным изменить эту ситуацию. Вместе с участницей проекта «Русалочка» мы пройдем весь путь вхождения в подводный мир: от страха и неуверенности, до обретения полной свободы под водой. И обязательно расскажем об этом, чтобы вдохновить других.

Сейчас я в поисках кандидата на участие в проекте. Друзья, может, у вас будет возможность помочь мне в поисках. Может, вы кого-нибудь знаете и расскажете ей про мое предложение.  Всегда готов ответить на вопросы и дать разъяснения.
Спасибо, очень надеюсь на вашу помощь, уважаемые читатели блога!

А пока ответы на наиболее вероятные вопросы:

Можно ли стать «настоящим» дайвером, имея ампутацию?

Да, можно. По крайней мере дайверы-мужчины это убедительно демонстрируют. Я давно это наблюдаю:

Имеете ли вы, Дмитрий Князев, опыт обучения дайверов с ампутацией?

Очень правильный вопрос. Прежде, чем начинать работать с инструктором, надо выяснить насколько можно ему доверять. Полагаю, что со мной можно работать.

  • Я являюсь инструктором по дайвингу крупнейшей в мире обучающей ассоциации PADI, которая рекомендует своим инструкторам работать с дайверами с ограничением возможностей здоровья.
  • Кроме того, я прошел курс подготовки обучению дайверов с инвалидностью и являюсь инструктором Disabled Divers International (DDI) и Deptherapy Education.
  • На протяжении трех лет я, как волонтер, участвую в проектах Deptherapy Education, организации которая занимается реабилитацией через дайвинг ветеранов вооруженных конфликтов армии Великобритании. Большинство из участников имеют сложные травмы и ампутации. Фотографии, на которые я ссылаюсь, сделаны мною во время этих проектов.
  • Среди моих учеников есть дайвер с ампутацией, это Alex Trilap, вы можете с ним подробнее познакомиться здесь.

Как проходит обучение, какая программа?

Программа обучения проекта «Русалочка» аналогична программе предыдущих, успешно реализованных проектов. Я подготовил описание процесса, как проходит обучение. Вы можете с ним ознакомиться и задать вопросы относительного того, что вас интересует/беспокоит.

Не повредят ли занятия дайвингу моему здоровью?

В обучении дайвингу людей с ограничением возможностей здоровья существует «правило трех ДА»:

  • свое «Да» должен сказать студент, т.е., вы. Подтвердите, что вы осознали, о чем идет речь, вам понятна общая программа курса, вы оценили затрачиваемое время, и вы готовы найти в своем жизненном графике необходимое «окно»;
  • свое «Да» должен сказать инструктор (т.е. в данном случае – я). Инструктор оценил ваши возможности с точки зрения занятием дайвингом, определил ожидаемый результат по итогам обучения, прикинул возможную программу занятий и тренировок. Он подтверждает, что готов работать с вами;
  • свое «Да» должен сказать врач. Только специалист может определить возможные риски вашему здоровью, которые несут с собой активные виды отдыха, спорт, туризм, и в том числе, дайвинг. Именно врач (желательно знакомый с дайвингом) может подтвердить, что вы можете нырять с аквалангом, указав (при необходимости) ограничения, которые должны быть учтены:  А) инструктором при проведении курса; Б) вами, при совершении погружений.

Если «правило трех ДА» выполняется (или будет выполнено) , то можно рассматривать детали прохождения курса. Таким образом, нам с вами обязательно надо будет проконсультироваться с врачом.

Важно также принимать во внимание, что рекреационный дайвинг не является спортом и не предполагает физических нагрузок, к которым надо специально готовиться. Скорее, обучение дайвингу можно сравнить с обучением вождению автомобиля. Конечно, в начале новички волнуются и сильно устают (и за рулем, и под водой), но с приобретением опыта чувствуют себя уверенне, рассла́бленнее, и получают удовольствие, как от вождения автомобиля, так и от скольжения под водой.
Но и в том и в другом случае (управление автомобилем и занятие дайвингом) нельзя забывать о правилах безопасности и о необходимости содержать себя в приемлемой физической форме.

В ходе обучения мы будем отрабатывать упражнения и техники, исключающие избыточные нагрузки на организм. Кроме того, я буду готовить вас к тому, чтобы вы самостоятельно планировали свои дальнейшие дайвинг-путешествия, с учетом возможностей вашего здоровья.

Сколько времени займет проект и когда он состоится

Нам понадобится 10 дней, плюс день приезда/день отъезда. Подробнее это описано в программе проекта выше. Время проведения мы согласуем с вами индивидуально, исходя из вашего и моего графиков, так, чтобы это было удобно и вам, и мне. Уверен, что 12 дней в течение года мы найдем.
Наиболее комфортная вода начинается в апреле. Так же нам полезно учесть время, когда стоимость вашего перелета в Хургаду будет минимальной.

Про деньги — что почем, когда, кто и сколько.

Сделан подробный расчет стоимости затрат на проект.
Учтены возможности получения скидок и льгот от партнеров проекта. Значительная часть расходов (почти 65%!) компенсируются за счет труда волонтеров и поддержки партнеров.

Итоговая сумма варьируется от 1000 до 1500 долларов (в зависимости от места проживания участника). Основные затраты – это стоимость вашего перелета и проживание в Хургаде. Они больше для тех, кто проживает в России, и значительно меньше для жителей Украины (благодаря чартерам и пакетным турам в Египет). Поэтому окончательный расчет имеет смысл делать индивидуально.

Если не хватает средств на участие в проекте, имеет ли смысл сообщать о своем желании?

Может возникнуть необходимость каким-то образом найти часть недостающей суммы для участия в проекте (или всю сумму целиком). Это не должно нас остановить. Тогда мы с вами будем обсуждать сбор средств, готовить и проводить краудфандинговую кампанию. Такой опыт есть и я надеюсь, что смогу вам помочь и с этим. Но это уже другая тема и она требует отдельного обсуждения.

Если у вас остались какие-либо вопросы, пожалуйста, пишите мне, я буду рад на них ответить.