Архивы Статьи - Князев DA!

История логотипа Open Water Challenge

  • избегал сближения к графическими стереотипами, связанными с понятиями «помощи» и «милосердия» – парящие голуби, ветви с листьями, ветвящиеся деревья, поднятые в небо ладони – поскольку проект не об этом;
  • сигнализировал, что проект связан с дайвингом, подводным плаванием;
  • он должен был быть прост в воспроизведении, масштабируем, лаконичен;
  • и самое сложно реализуемое – он мне должен нравиться.

Надо признаться, я не дизайнер, у меня есть некоторые навыки работы с CorelDraw и Photoshop, но профессионалом я себя не считаю. Но главной проблемой было для меня отнюдь не мастерство владения графическими программами, а нахождение образа, который соответствовал моим целям. Первой моей удачей в поисках решения стало знакомство с Accessible Icon Project.

Accessible Icon Project

Проект Accessible Icon Project — это непрерывный процесс по дизайнерской активности, которая затрагивает и социальные отношения. Он отталкивается от графического образа свободного для использования в общественном достоянии и продолжает свою работу вплоть до выстраивания сотрудничества людей с ограниченными возможностями здоровья и их союзников в целях создания более доступного мира.

Традиционный знак доступности — один из самых узнаваемых в мире. Многие видели его, но преподаватель Гарвардской высшей школы дизайна Сара Хендрен уверена, что по-настоящему к нему никто не присматривался:

«Нынешний символ пассивен. Руки и ноги похожи на механические детали робота. Спина неестественно прямая. И вообще на этой картинке больше обращаешь внимание на коляску, чем на человека. Люди с инвалидностью давно уже демонстрируют равенство своих прав, участвуют в общественной жизни. И мы считаем, что окружающие должны привыкать смотреть на них по-новому».

Автор нового дизайна и руководитель проекта Accessible Icon Project, Сара Хендрен, говорит, что её целью было создать символ того, что люди не просто живут с инвалидностью, а живут активно:

«Новый дизайн символизирует активность — человек на коляске будто находится в движении, именно в этом виде внимание сосредоточено на человеке, а не на коляске. Мы ставим целью не просто заменить знак, а изменить отношение к нему».

Идея, сама концепция Нового Знака Доступности увлекла. Проект OpenWaterChallenge также задуман с целью изменения представления о доступности мира для людей с ограничениями здоровья. И прежде всего, их собственного представления о своих возможностях.  Я принял New Accessible Icon как символ OpenWaterChallenge, именно под этим знаком проводилась первая акция проекта – Wheelchair Scuba Ride (весна 2015, Хургада).

Собственно, своего логотипа проекта, как такового, еще и не было: к New Accessible Icon был добавлен хештег #OpenWaterProject и работа пошла: на фото футболка пилота проекта Wheelchair Scuba Ride с вышитым New Accessible Icon и хештегом Open Water Challenge. Идеологически все выдержано, но чего-то дайверского явно не хватало. И на помощь пришел Diver down flag.

Diver down flag

Внизу дайвер! — морской флаг, предназначенный для предупреждения окружающих о том, что с судна, вывесившего флаг, осуществляются подводные спуски.  Лодки, суда и иные водные транспортные средства должны находиться на безопасном расстоянии от судна, поднявшего такой флаг.

Существует две версии: международный морской (международное кодовое обозначение буквы ‘A’) и красно-белый флаг (красный с белой диагональю), изобретённый Дензелем Джеймсом Докери и введенный Тэдом Никсоном в 1956 году.

Международный морской флаг «Альфа»

Флаг Международного свода сигналов A (ALFA): Я спустил водолаза, соблюдай дистанцию и проходи на малой скорости.

Использование флага «А» на судах, спустивших водолаза оговорено также и в «Конвенция о международных правилах предупреждения столкновении судов в море 1972 года» (МППСС-72). Там же говорится о том, что на малых судах этот флаг изготавливается в виде жёсткого щита высотой не менее 1 м, должны быть приняты меры к тому, чтобы обеспечить круговую видимость этого флага (щита).

Дайверский флаг. Дензелель Джеймс Докери уволился из ВМС США 16 августа 1949  и решил заняться бизнесом в сфере дайвинга. Поначалу, как бывший военный, во время погружений в Великих Озёрах Докери использовал красный флаг «Baker» (с 1957 года называется «Bravo»), применяемый в ВМС США. Но этот флаг не был признан гражданским водолазным сообществом. Тогда Дензель решил произвести модификацию: он попросил свою жену, Руфь Эвелин Карлсон, пришить белую полосу на красное полотнище. Изначально было решено разместить полосу горизонтально по центру флага. К сожалению, возникла проблема — оказалось, что это национальный флаг Австрии. Нужно было придумать что-то другое: вертикальная белая полоса тоже была отвергнута, так как получался сигнальный флаг «Seven». Подумав, они решили сделать диагональную полосу. Руфь пришила полосу от верхнего левого угла до нижнего правого. Так был рожден водолазный флаг.

В 1956 году Тэд Никсон из компании «U.S. Divers» стал национальным дистрибьютором нового флага. В сентябре 1957 года журнал «Skin Diver» рассказал о флаге в передовице и попросил читателей высказаться о дизайне. В феврале 1958 года обсуждение было завершено и журнал объявил «Мичиганский водолазный флаг» выбором читателей. Докери продолжил работу по официальному признанию флага в родном штате и добился успеха: Мичиган стал первым штатом в США, принявшим закон о водолазном флаге.

 

Красный флаг с белой диагональной полосой хорошо знаком дайверам. Поэтому я решил соединить New Accessible Icon c узнаваемым дайверским символом, «зацепившись» белой полоской флага за вырезы в колесе коляски на знаке доступности. Оказалось, что хештег #OpenWaterChallenge стал менее читаем на фоне флага и спустя некоторое время я отказался от его использования на логотипе проекта.

С 2016 года логотип OpenWaterChallenge приобрел окончательный вид. Он удобен в использовании, достаточно узнаваем, содержателен информационно. По крайней мере, у меня нет дискомфорта в работе с ним.

Надеюсь и вы подружитесь с OpenWaterChallenge 🙂

Как я готовился к своему первому студенту с инвалидностью. Часть 1.

Надо признаться, мне трудно было сделать первый шаг и начать работать с первым своим студентом, имеющим инвалидность. Я никак не мог решиться, мне понадобилось сделать над собой определенные усилия, и даже пойти на хитрость, чтобы дело сдвинулось.

Весной 2015-го я завершил работу в Правительстве Москвы и твёрдо знал, что хочу заниматься только одним – обучением дайвингу людей с ограничением возможностей здоровья. К этому времени я прошел курс Deptherapy Education, организации, которая занимается подготовкой дайвинг-инструкторов для работы с дайверами с инвалидностью. Обучение проходило в дайвинг-лагере Deptherapy, так что у меня была возможность реальной практики. Но там я принимал участие в обучении на вторых ролях, ассистентом, а теперь передо мной стояла задача выступить первым номером, взяв на себя полную ответственность за организацию всего процесса обучения.

Меня смущали две вещи: неуверенность, что я не буду понимать, что чувствует инвалид, обучающийся дайвингу, и в связи с этим, что и когда нам может понадобиться; и второе, это то, как мне с ним обсуждать вопрос денег. Для себя я уже тогда решил, что буду работать как волонтёр, бесплатно, но студенту деньги понадобятся на дорогу, на проживание, на оплату лодки.  А у меня было устойчивое убеждение, что в большинстве своем люди с инвалидностью не готовы ни за что платить, или же не имеют возможности оплачивать что-либо. Поэтому разговор о деньгах представлялся мне очень туманно.

Сегодня я знаю, что инструкторы сталкиваются с подобными проблемами: и вопрос оплаты, и вопрос,  с какой стороны подойти к студенту с инвалидностью, вызывают затруднения. Одно дело, когда ты на инструкторском семинаре, и в качестве студента выступает твой товарищ, а другое дело, – когда все по-настоящему, твой студент человек с ограниченными возможностями здоровья. Эти проблемы требуют решения, и мне удалось их для себя решить. Расскажу как это было.

Самый простой путь понять, что нужно человеку – нужно им стать.

Осваиваю передвижение на инвалидной коляске. Хургада, район Мубарек-7, весна 2015.

Для того, чтобы почувствовать себя увереннее при обучении человека с инвалидностью, мне нужно было понимать, что он чувствует, как он воспринимает ситуацию. Надо было «погрузиться» в незнакомое для меня состояние. Я решил сделать попытку воспроизвести для себя незнакомую ситуацию, приблизить себя к иному восприятию.

Откровенно, прием неоригинальный. Известно, что если хочешь понять, как думает человек, попробуй действовать как этот человек. Я лишь использовал этот известный подход применительно к дайвингу.

В небольшой лавке, торгующей медицинскими оборудованием, я приобрёл инвалидную коляску. Это была дешёвая коляска, предназначенная для внутренних помещений, но я планировал тренироваться на ней на улице. Погрузил коляску в багажник машины и заехал в один из малонаселённых новых районов на севере Хургады.

Помимо физических ощущений, мне было интересно, как я выгляжу со стороны, как выглядят мои движения на коляске. Словом, как я выгляжу, как предстану в глазах окружающих. Для этой цели я закрепил на коляске две камеры GoPro, которые сориентировал так, чтобы они захватывали меня и окружающее пространство вокруг.

Передвижение на коляске оказалось гораздо более сложным, чем я предполагал. Я очень быстро устал, руки оказались совершенно не готовы к подобной нагрузке. Хотя я предусмотрительно приобрёл велосипедные перчатки, тем не менее, ладони быстро натирались об обод колеса и руки сильно уставали.

Поскольку в Хургаде не принято класть асфальт и делать ровными дороги между домами, то само движение давалось с трудом. Узкие колёса моей коляски, не предназначенной для улицы, постоянно застревали в расщелинах или буксовали на грунте. Я честно прокатался около 2 часов, время от времени делая перерывы, чтобы отдохнуть.

Надо сказать, что этот эксперимент был для меня очень полезен. Можно долго описывать, что он мне помог понять и почувствовать: как движется коляска, как преодолеваются препятствия, как удерживается равновесие и прочее. Я не претендую на роль эксперта в этой сфере, но замечу одно: гарантирую, после 2 часов, проведённых в инвалидной коляске на колдобинах Хургады, я никогда теперь не оставляю автомобиль на парковке для людей с инвалидностью.

Берем ситуацию в свои руки

Тренировка в гребке руками. Где-то в акватории Хургады, весна 2015

Теперь мне нужно было понять, что будет испытывать человек с инвалидностью, занимаясь дайвингом. Поскольку в тот момент я готовился к занятиям с ребятами с параплегией, меня интересовала техника плавания под водой без использования ног.

Работа руками под водой, «подгребание», является характерной чертой начинающего драйвера, признаком того, что он не справляется с управлением плавучестью. Основные перемещения дайвер осуществляет с помощью ног. Дайверы, хорошо владеющие техниками гребка ластами, могут передвигаться эффективно и быть очень манёвренными. Мне же предстояло испытать ситуацию, в которой я не мог использовать ноги. Основной целью этого эксперимента было выяснить, смогу ли я погружаться в одной группе с дайверами, которые гребут при помощью ног. Не буду ли я досаждать своим товарищам медленным движением или быстрым расходом воздуха. Важно было установить, может ли дайвер с  инвалидностью быть полноправным участником подводных экскурсий.

Поскольку в это время я занимался плаванием, в моем распоряжении были несколько моделей лопаток для плавания и неопреновые перчатки с перепонками между пальцами. Все это я хотел испытать под водой.

Итак, я нырял вместе со всей группой, оставляя ласты на борту лодки. Спустившись на оговоренную на брифинге глубину, я надевал на руки либо перчатки, либо лопатки, и плыл вместе со всеми. Подобных погружений я совершил пять или шесть. Это не так много, но этого было достаточно, чтобы установить несколько принципиальных моментов:

  1. Про скорость движения. Двигаясь с помощью рук, можно поддерживать темп группы, не отставая от неё и никого не задерживая. Таким образом, дайверу, гребущему под водой руками, надо настраивать себя на то, что он будет полноправным участником погружения.
  2. Про расход воздуха. Если и говорить о повышенном расходе воздуха при движении под водой с помощью рук, то он не будет столь значительным. Я уверенно укладывался в 40-50 минутное погружение и поднимался наверх вместе со всей группой.
    Многое зависит от техники гребка и физической подготовки дайвера. Необходимо совершать широкие плавные движения руками; готовясь к гребку, стараться выбрасывать руки как можно дальше вперед от себя; возвращать их после гребка как можно ближе к телу. Техника плаванием брассом нам в помощь.
  3. Про трим. Положение тела под водой дайвера, движущегося с помощью рук, играет особенно большое значение. Мощность гребка руками ниже, чем ногами в ластах, поэтому чтобы сохранить силы и достичь максимального эффекта от гребка, необходимо обеспечить оптимально обтекаемую форму и правильный трим. Это достигается за счет тренировок и правильно подобранного оборудования.
  4. Про движение в течении. Двигаясь при помощи рук, можно противостоять течению, прибегая к известному способу: прижиматься ближе ко дну или стенке, при движении использовать естественные укрытия, защищающие от воздействия встречного течения. Ни в коем случае не торопиться, не перенапрягать руки и плечи, не «резать» воду, а отталкиваться от неё, беречь дыхание. И, конечно, не терять из вида своего бадди, не исключено, что в какой-то момент его помощь может понадобиться.
  5. Про движение в узких местах. Перемещаться в расщелинах, туннелях, wreck’ах также возможно при помощи рук. В этом случае гребок делается вытянутыми вперёд чуть-чуть расставленными в стороны руками к себе, движением, словно, обхватывая свои плечи. Конечно, это медленнее, чем гребок руками в стороны, но безопасней, если вы хотите сохранить свои ладони и не ободрать их в кровь об кораллы или перегородки wreck’а .
  6. Золотое правило дайвинга: не лезть туда, где не уверен, что справишься с условиями погружения.

Опыт этих погружений очень помог мне в последующем при проведении курсов. Мне стало понятно, к чему я должен готовить своих студентов, какие ставить перед ними задачи, и как им помочь найти решение этих задач.

Мы учимся нырять, чтобы нырять.

Перед погружением на лодку. Дайвинг центр Alyses plongee, отель Bella Vista.

Теперь мне предстояло собрать все впечатления, весь полученный опыт вместе. В конце концов, цель обучения дайвингу – дайвинг. Оставалось понять, как могут быть организованы дайвинг-каникулы для дайверов с инвалидностью в имеющихся условиях.

В то время я изучал в интернете различные практики адаптации окружающей среды для людей с инвалидностью.  Меня впечатлил поход американцев, которые создали систему, в которой контролёром доступности мог выступить любой гражданин Америки. Для этого ему было достаточно скачать из интернета требования доступности к элементам окружающей среды, предусматривающие практически любые ситуации: парковки, внутренние помещения зданий, залы кинотеатров и даже лодочные причалы, и сами прогулочные лодки.

Воодушевившись этим, я решил выступить в роли испытателя доступности отелей и дайвинг-центров Хургады. Одновременно я хотел посмотреть, как могут работать с инвалидами команды центров, как они решают различные вопросы, связанные с тем, что на борту дайвинг-бота будет человек на коляске.

Погружение в воду с помощью крана. Дайвинг-центр и отель Nemo.

Я обратился в несколько гостиниц и к расположенным на их территории дайвинг-центрам с тем, что я инструктор по дайвингу, и ко мне в ближайшее время должен приехать на обучение студент, передвигающийся на инвалидной коляске (что было абсолютной правдой). Что мне необходимо убедиться, что отель доступен для человека с инвалидностью, а дайвинг-центр и находящаяся под его управлением лодка, готовы принять дайвера с ограниченными возможностями здоровья. Такой эксперимент был проведен трижды, и всякий раз я с первого раза получал согласие и от гостиницы, и от дайвинг-центра.

Во время погружения с лодки Sea Rainbow, отель Al Mashrabiya.

В назначенный день я приезжал к отелю с видеооператором, доставал из багажника свою инвалидную коляску и направлялся на ней к стойке регистрации. В сопровождении менеджера отеля мы осматривали номера, коридоры и лифты, ресторан, территорию вокруг бассейна, выход на пляж.

После того, как отель был осмотрен, мы с видеооператором направлялись в дайвинг-центр, при этом, я все время оставался в инвалидной коляске. При помощи персонала дайвинг-центра меня переносили на лодку, и мы отправлялись к рифам. Во время перехода гид на лодке делал мне брифинг, как для гостя, который имеет инвалидность. Оговорюсь, что я не злоупотреблял терпением команды и не вынуждал их носить меня на руках с места на место. Мы делали ровно необходимое, чтобы оценить, насколько лодка готова к приему дайверов с инвалидностью, и насколько команда готова работать с такими гостями.

Как проходило само погружение вы уже знаете. Я плавал, двигаясь при помощи рук, вместе со всеми дайверами, находившимися с нами на лодке. Основное внимание уделялось трём аспектам: тому, как команда помогает войти в воду, как осуществляется выход из воды, и как гид сопровождает под водой дайвера с инвалидностью.

Как я уже сказал, эксперимент проводился трижды и во всех трёх случаях были использованы разные техники выхода из воды: с помощью крана, с помощью гамака и с помощью каната, пропущенного подмышки за спину дайвера.

Результат этой работы имел большую ценность для меня. Прежде всего, я стал больше понимать, как должно быть организовано погружение дайвера с инвалидностью, получил представление, с чем ему предстоит столкнуться на дайв-боте. Надо сказать, что в Хургаде практически все погружения осуществляется именно с лодок.

Во-вторых, я смог оценить готовность персонала к работе с дайверами с инвалидностью. Во всех трех случаях команды работали слаженно, заинтересованно, демонстрируя большое дружелюбие и готовность помочь.

В-третьих, этот эксперимент положил основу нашего дальнейшего сотрудничества с дайвинг-центрами. Впоследствии, я не раз обращался к ним при реализации своих проектов.

Подъем на лодку. Дайвинг центр Alyses plongee, отель Bella Vista.

Видеооператор не зря присутствовал со мной и на суше, и под водой. Обо всех трёх акциях были сняты видеоролики, которые положили начало youtube-каналу Open Water Challenge:

Собственно, этот эксперимент над самим собой стал первым проектом Open Water Challenge под названием Wheelchair Scuba Ride. После Wheelchair Scuba Ride я почувствовал себя вполне готовым к работе со своим первым студентом с инвалидностью. Я знал, что и как я буду делать, я знал, к кому я смогу обратиться за помощью, я знал, какие варианты по размещению и по организации погружений мне доступны. Оставался ещё один вопрос – вопрос про деньги.

Погружение стоит денег, и проживание стоит денег, как и перелет в Египет. Будет ли готов инвалид оплачивать эти расходы? Никакой собес не выделит денег на дайвинг, тем более на дайвинг в Египте. О том, как я искал ответы на этот вопрос – в следующей части.

Каждый человек может заблуждаться,
но упорствует в заблуждении только глупец.

Уважаемые коллеги!

За три года работы с дайверами с инвалидностью мне довелось столкнуться с превратным представлением об инвалидах, бытующем в обществе, которое проникает также и в дайвинг-сообщество. Мне хотелось бы поделиться с вами информацией о базовых заблуждениях, мешающим в работе с дайверами с специальными потребностями. У меня есть надежда, что мои коллеги дайвинг-инструкторы узнают об этих заблуждениях, сумеют их преодолеть, и станет меньше барьеров между инструктором и человеком с инвалидностью, который мечтает стать дайвером.

Этих вредных заблуждений я бы выделил три:

  1. Люди с инвалидностью могут обучаться дайвингу только в специально отведённых местах, и только со специально подготовленными инструкторами.
  2. Человек с инвалидностью не может стать сертифицированным дайвером. Сертифицировать инвалида – это значит, неизбежно нарушить стандарты.
  3. Дайвинг для инвалидов – это бо́льшие затраты, чем для обычных людей. Для инвалидов дайвинг – это дорого, денег у них нет.

Мой опыт взаимодействия с командами дайверов и инструкторов из России, Великобритании, Израиля, Германии, Греции, Бельгии показал, что проблемы перечисленные выше существуют, но они имеют решения. Никак нельзя чтобы эти заблуждения оставались настолько сильны, что закрывали людям с инвалидностью путь к мечте стать дайвером.

Заблуждение #1. Люди с инвалидностью могут обучаться дайвингу только в специально отведённых местах, и только со специально подготовленными инструкторами.

В этом утверждении есть доля правды. Но утверждение в целом не является абсолютной истиной, а его категоричность отвращает инструкторов от попыток работать с дайверами с инвалидностью.

Курс-директор DDI Manthos Marras демонстрирует оборудование для обеспечения доступности пляжа для людей с инвалидностью. Греция.

Конечно лучше, чтобы инструкторы, которые работают с дайверами с инвалидностью, имели специальную подготовку,  лучше, чтобы были специально оборудованные бассейны, 
были специально оборудованные входы в воду, специально оборудованные лодки для погружений. Но если чего-то из перечисленного нет, то это совсем не повод отказать человеку с инвалидностью.

Инструктор имеет возможность, опираясь на свой опыт, на более, чем достаточную, информацию в интернете, на поддержку профессионального сообщества, найти решение, как помочь студенту с инвалидностью обрести максимум свободы и самостоятельности при погружениях с аквалангом. PADI приободряет и поддерживает инструкторов, которые не отталкивают от себя человека с инвалидностью, а вместе с ним проходят и путь открытий:

При наличии медицинского разрешения вы можете обучать людей с различными физическими ограничениями, фокусируясь не на их заболеваниях, а на их желании заниматься дайвингом.
(Справочник по методике обучения PADI)

Andrew Searle PADI Advanced OWD с ампутацией ног идет к месту погружения. Египет

Сразу оговорюсь, что формы инвалидности бывают разные. В силу выбранного мною направления я имею дело с людьми переживших травмы, имеющих проблемы опорно-двигательного аппарата: ампутации, различные ограничения возможности движения: гемиплегия, параплегия, миопатия. Людей с такими видами ограничений здоровья тысячи, если не десятки тысяч. И многим из них (естественно, тем, кто хочет) может помочь грамотный инструктор, имеющий в распоряжении обычную инфраструктуру, в которой он обучает дайверов без ограничений здоровья.

Инструктор HSA Алексей Виноградов и инструктор PADI Сергей Бурыкин помогают дайверу с ампутаций рук и ног (Дмитрий Павленко) передвигаться в здании бассейна. Москва

Конечно, если инструктор возьмётся работать с дайвером с инвалидностью, ему придётся поломать голову над тем, как студенту добраться до воды, как одеть костюм, подогнать оборудование, кто ему, инструктору, будет ассистировать на бортике и под водой. Уверяю, всё это не является неразрешимыми задачами.

Дайвинг-гид помогает дайверу с ампутацией ноги сделать вход в воду с лодки, не оборудованной подъемником. Египет

Заблуждение #1, что люди с инвалидностью могут обучаться дайвингу только в специально отведённых местах, и только инструкторами, прошедшими спецподготовку, приводит к тому, что у инструктора формируется убежденность, что:

  1. раз нет оборудованных бассейнов и мест погружений, погружаться с инвалидами, обучать их дайвингу нет возможности;
  2. раз нет специальной подготовки, инструктору не следует начинать работать с студентом с инвалидностью.

И, как результат, инструктор выносит приговор инвалиду, дерзнувшему обратиться к нему по поводу обучения: «Батенька, дайвинг – это не для вас!»

Коллеги, создается абсурдная ситуация: хрупкому ребёночку десяти лет мы можем дать возможность погрузиться с аквалангом, а взрослому человеку, скажем с ампутацией, не можем: дайвинг не для него!

Пример. В Питере живет отличный парень Сергей Александров. Из-за падения при восхождении на Эльбрус он сломал и обморозил ноги, которые пришлось ампутировать. Сегодня он катается на горных лыжах, занимается пауэрлифтингом и легкой атлетикой.  И не может найти в Питере инструктора, который бы взялся его обучить дайвингу. Конечно, с таким положением дел нельзя мириться.

Заблуждение #2. Человек с инвалидностью не может стать сертифицированным дайвером. Сертифицировать инвалида, это значит, неизбежно нарушить стандарты.

В прошлом году в Марс-Аламе у меня состоялся спор с директором одного крупного дайвиг центра. Предметом спора было «Может дайвер без ног выполнить упражнение CESA (аварийное контролируемое всплытие)». Мой оппонент, дайвер и инструктор со огромным опытом, убежден, что это невозможно. На все мои аргументы, примеры, фотографии, которые я ему показывал, он отвечал лишь одно: «Ну это же PADI!», намекая на то, что упражнение выполнено с нарушением стандартов, а сертификация студента проведена ненадлежащим образом.

И тогда я спросил его: если ты снимешь ласты и твои ноги будут связаны, ты сделаешь CESA?». Повисла пауза, он не мог сказать «Нет, не сделаю». Я уверен, что он сделал бы это упражнение, и сделал бы его хорошо. Он бы придумал, как выполнить аварийное контролируемое всплытие, в ситуации, когда нет возможности задействовать ноги в ластах.

Вывод из этой дискусси прост: мы должны обучать так, чтобы у дайвера без ног получилось упражнение CESA. Чтобы у него был необходимый навык для действия в экстренной ситуации. Это в равной степени относится и другим дайверским навыкам, определённым в стандартах.

Можно обсуждать долго вопросы обеспечения требования стандартов, адаптации техники преподавания применительно к людям с ограниченными возможностями здоровья. Я не буду тратить ваше времени, а приведу примеры демонстрирующие, что подобная адаптация процесса обучения возможна.

На мой взгляд, самым убедительным доказательством является факт существования действующих инструкторов по дайвингу, которые сами имеют сложные формы инвалидности. И я хочу вас с ними познакомить.

Mark Slingo, курс-директор PADI, курс-директор TDI

23-х летний Mark Slingo работал дайвинг-инструктором в Паттайе. 23 февраля 2005, после вечера, проведенного в баре, Марк вышел на балкон своего номера в отеле, чтобы покурить, и упал через ограждение с третьего этажа. В результате падения Марк сломал руку и получил повреждение спины.

«Итак, всего через полтора месяца, после выписки из госпиталя, я вернулся к обучению людей дайвингу.
С момента моего возвращения в дайвинг я продолжал учиться, поднимаясь  по лестнице PADI до наивысшего уровня, который может достичь профессионал: курс-директора.  А это значит, что я могу не просто научить дайвингу, а также научить других стать инструкторами».

Leo Morales, инструктор PADI, инструктор TDI

Лео Моралеса, потерявшего ногу из-за агрессивной формы рака в 2008 году,  его страсть к дайвингу не только удержала на плаву, но и побудила стать инструктором по подводному плаванию.

Инвалидность – это вопрос восприятия. Вам под силу делать самые потрясающие вещи.
Подводное плавание вернуло мне мою жизнь.

Сегодня, в своей родной Мексике, он учит дайвингу других людей с инвалидностью и видит своей целью привлечение внимания к способностям тех, у кого есть физические проблемы.

Thomas J Koch, курс-директор PADI

Томас прошел непростой путь от начинающего дайвера до инструктора. Ему пришлось пережать немало разочарований в поисках инструктора, который бы взялся обучать его, не слышащего человека.

Я решил стать инструктором по дайвингу, после нескольких лет ассистирования при обучении слабослышащих дайверов. Я осознал, что могу обеспечить прямую связь между собой и глухим студентом, лучше чем любой иной преподаватель. Я хотел принести сообщество глухих в мир дайвинга, без необходимости испытать то, что я испытал: без разочарования.

Томас подготовил нескольких глухих инструкторов PADI, его цель доказать, что не слышащие дайверы являются полноправными членами дайвинг-сообщества. А ряд вещей они могут делать лучше, чем слышащие, поскольку могут решать возникающие под водой проблемы гораздо эффективнее.

Да, главное, мы не используем сигналы под водой, у нас беседа под водой не прерывается. Один хороший пример: глухие дайверы выходят на лодку тихо, а слышащие дайверы садятся на лодку, и много-много говорят. Слышащие дайверы вынуждены сдерживать в себе все удивительные вещи, которые они видели под водой, до тех пор пока они не садятся на лодку и не скажут: «А вы видели эту прекрасную рыбу?… а вы видели это… а вы видели то…». Глухие дайверы сидят тихо, потому, что они уже обсудили все на месте под водой.

Chris Middleton, дайвмастер PADI

Крис потерял ноги в результате взрыва мины в Афганистане. Он прошел программу реабилитации Deptherapy, некоммерческой организации, которая обучает дайвингу ветеранов вооруженных сил Великобритании, получивших ранения в ходе военных действий.

Крис не первый год участвует в обучении  дайвингу новых членов проектов Deptherapy.  В 2018 году он планирует пройти IDC ( Instructor Development course), чтобы стать первым инструктором PADI с ампутацией обеих ног.

Jamie Hull, IDC Staff Instructor

Джейми Халлу было тридцать два года, когда его жизнь изменилась навсегда.

Летом 2007 года он совершал обычный одиночный тренировочный полет над аэродромом Ормонд-Бич во Флориде для лицензии частного пилота, когда заметил через окно кабины тонкую полосу пламени, исходящую от двигателя самолета.

Джейми попытался вывести небольшой самолет Liberty XL2 на место для аварийной посадки. Его усилия были бесполезны, поскольку спустя мгновения пламя охватило его кабину, в то время, как защитой на нем были только шорты и футболка.

Понимая, что его ждет неминуемая смерть, Джейми пришлось действовать без промедлений. Он выбрался из кабины на левое крыло, где стоял, пока быстро снижающийся самолет не был в двадцати футах от земли. В этот момент он прыгнул.

Самолет разбился и взорвался всего в шестидесяти футах от него. Джейми спасло то, что фермер, увидев взрыв, вызвал службу спасения, которая прибыла на вертолете и эвакуировала Джейми. Без этой мгновенной помощи у Джейми не было шансов выжить.

Джейми получил ожоги третьей степени – в общей сложности – 60% поверхности тела, он оставался в реанимации в течение 6 месяцев в Америке и еще 6 месяцев в состоянии искусственной комы в Великобритании. После этой трагедии Джейми перенес более 50 операций, что, по мнению врачей, оставляло ему 5% -ный шанс на выживание.

После длительной реабилитации, Джейми вернулся к занятиям дайвингом и стал обучать других ветеранов вооруженных сил Великобритании, получивших ранения и увечья во время военных действий.

Я знал, что такое дайвинг, и я хотел попробовать вернуться. Я подумал, что если я смогу сделать это снова, тогда я бы хотел использовать свои навыки чтобы помогать другим.
Подводное плавание — это эффективный инструмент для реабилитации. Это чрезвычайно мощная среда в спортивной реабилитации.

Fraser Bathgate, консультантант Adaptive Techniques PADI International

В 1986 году во время тренировочного подъема на вертикальную стенку сорвался 23-х летний Fraser Bathgate (Фрайзер). Приземление на ноги было настолько жестким, что Фрезер получил тяжелую компрессионную травму позвоночника, приведшую к инвалидности.

После нескольких лет тяжелой депрессии открыл для себя дайвинг, который вернул для него интерес к жизни.

Я обнаружил то, что я могу делать наравне с другими и даже лучше.
Моя прежняя страсть к жизни вернулась ко мне, и спустя короткое время я выполнил квалификацию инструктора PADI, и стал первым в мире инструктором с инвалидностью.

Фрейзер будучи консультантом Adaptive Techniques для PADI International, разрабатывал специальные методики, открыл обучение дайвингу людей с инвалидностью для тысяч инструкторов PADI. Участвовал в разработке специальных костюмов для дайвинга для людей с инвалидностью, перчаток с перепонками, специальных гибких ласт. Основал Deptherapy – некоммерческую организацию по обучению дайвингу ветеранов ВС Великобритании.

История пути в дайвинг наших коллег показывает, что человек с инвалидностью может не только научиться нырять, соблюдая общепризнанные стандарты безопасности, но и, в буквальном смысле, стать эталоном, образцом, примером для тех, кто учит дайвингу, и для тех, кто хочет выучиться нырять с аквалангом.

Заблуждение #3. Дайвинг для инвалидов – это бо́льшие затраты, чем для обычных людей. Для инвалидов дайвинг – это дорого, денег у них нет.

Как это было с заблуждением №1, о том, что заниматься дайвингом люди с инвалидностью должны только в специально отведенных местах, в данном заблуждении также есть доля правды. Вообще, всегда абсолютно ложное утверждение опровергнуть гораздо проще, чем то, в котором есть доля истины.

Это заблуждение крайне вредное. Оно создает прочный барьер для человека с инвалидностью на пути к дайвингу. Возводят это барьер, связанный с финансами, одновременно с двух сторон – и инвалид, и инструктор. И если первый убежден, что дайвинг это дорого и доступно только для богатых, то второй, инструктор – что для работы с инвалидом нужно много помощников, много времени в бассейне, и, вообще, с затратами на обучение человека с инвалидностью недолго вылететь в трубу.

Конечно, про деньги надо говорить, надо их обсуждать, но полезнее всего деньги считать. И что же нам показывают расчеты.

Компенсация расходов по проекту с участием дайверов с инвалидностью

Поскольку в своих проектах мне приходится использовать и средства инвалида, и собственные, и средства, собранные краудфандингом, то расчет и учет затрат ведется точно, что позволяет видеть реальную картину.

Расчеты показывают, что около 30% затрат обеспечивается за счет труда волонтеров, около 30% затрат обеспечивается за счет скидок и льгот, предоставляемых партнерами проекта, и только для 40% затрат необходимы денежные средства. И это, как правило, связано с транспортными расходами и проживанием участников.

Конечно, это частный случай, и автоматически его нельзя распространять на любую ситуацию. Но в любом случае, когда встает необходимость организации обучения или погружений для дайверов с инвалидностью, есть ресурсы, которые недоступны при работе с обычными дайверами:

  • труд волонтеров,
  • скидки и льготы партнеров.

Соглашусь, что при работе с дайверами с инвалидностью зачастую требуются бо́льшие ресурсы (что означает и бо́льшие затраты), но в тоже время есть и больше возможностей, чтобы привлечь эти ресурсы. Просто, кто-то должен взять на себя труд «добывать» эти ресурсы: искать волонтеров, договариваться с владельцами бассейна или дайвинг-центра. Будет это инструктор или сам дайвер с инвалидностью – зависит от ситуации, конкретно от этих людей. Я в своих проектах большую часть хлопот беру на себя, в чем-то мне помогают сами дайверы. В любом случае, решение находится, было бы желание.

Я склонен думать, что ресурс для того, чтобы обучить одного-двух инвалидов в год можно найти всегда. Здесь сугубо вопрос жизненной позиции инструктора и наличия желания этим заниматься.

Также заблуждением является утверждение, что инвалид не хочет ни за что платить. Я многократно убеждался, что это не так. Ко мне приходят люди, которые горят желанием испытать себя, открыть в себе новые возможности, расширить границы своего мира. И они готовы, они заинтересованы в том, чтобы внести свою посильную лепту в достижение столь значимого для них результата.

Меня очень воодушевило открытие новой специализации PADI Адаптивные технологии. Я убежден, это очень эффективный инструмент, который поможет людям с ограниченными возможностями здоровья воспользоваться правом открыть для себя подводный мир. Их правом равного по отношению ко всем людям. И мы, как профессионалы дайвинга, должны научиться пользоваться этим инструментом.

Я хочу пожелать удачи всем инструкторам, которые решатся начать работу с дайверами с инвалидностью. Мой большой привет и огромная признательность моим коллегам, которые уже работают в этой сфере. У себя на сайте я веду список инструкторов, к которым люди с инвалидностью могут обратиться по обучению дайвингу. Я убежден, что благодаря инициативе PADI этот список будет расти и его география будет расширяться.

Стоимость участия в проекте OpenWaterChallenge

«За чей счет этот банкет? Кто оплачивать будет?»
Если мы добрались до этого вопроса, отлично, значит, мы на верном пути .
Нам предстоит оценить стоимость участия в проекте OpenWaterChallenge.

Как учила героиня детского блокбастера «Денежки счет любят», поэтому давайте уделим внимание финансовой стороне дела.

  • Сперва, выясним, каков будет бюджет проекта.
  • Потом определим, за счет каких статей возможна экономия.
  • И выйдем на предполагаемую стоимость.

Бюджет проекта, плановый и фактический

Основные статьи расходов на проект следующие:

  1. Транспортные расходы и проживание участника (-ов) проекта.
  2. Расходы на обучение дайвингу.
  3. Расходы на организацию погружений с аквалангом.
  4. Расходы на информационное сопровождение и производство фото- и видео- контента.

Бюджет проекта может быть плановым и фактическим. Плановый бюджет, как следует из названия, это то, сколько будет стоить проект, согласно нашим планам, нашим расчетам. Но жизнь всегда вносит свои коррективы, что-то получается дороже, что-то дешевле, и итоговый бюджет будет отличаться от планового. То, во сколько реально обошелся проект, и называется фактическим бюджетом.

Каков будет фактический бюджет, мы узнаем только после того, как проект будет реализован, никак не раньше. В наших силах рассчитать плановый бюджет, постаравшись это сделать максимально подробно, для того, чтобы потом, в ходе работы, не столкнуться с непредвиденными тратами, к которым можем оказаться не подготовленными. Так сказать, в своих расчетах максимально приблизиться к реальной жизни.

Но быть максимально точными на данном этапе нам мешает тот факт, что отбор участников в процессе, город (и страна) их проживания не известны. Так же не определены точные сроки вылета, это также будет оговариваться с участником, когда он (она) определится. С учетом сказанного, мы пока рассчитываем ориентировочный плановый бюджет, применительно к какому-то городу, взятому в качестве примера.

В качестве такого примера, предположим, что наши участники живут в Москве, а проект состоится в сроки  с 2 по 14 апреля 2018 года. Расчет планового бюджета представлен здесь.

Получилось немало, более $3000, но точно учтено все необходимое.

Благодаря чему можно сделать дешевле реализацию проекта?

Я сразу дам ответ на этот вопрос – помощь людей. Людей, которые неравнодушны к чужой мечте, и готовы делиться своим временем, опытом, ресурсами для того, чтобы она реализовалась.
Благодаря участию волонтеров и поддержке партнеров удается снизить затраты на реализацию проекта почти в три раза! Для нашего примера, приведенного в расчете, стоимость снижается с 3100 до 1140 долларов. Согласитесь, что это не мало.

Большую часть оставшейся суммы (870 долларов) составляют затраты на транспортные расходы и проживание участника, 170 долларов затраты на обучение и 100 долларов на последующую программу погружений.
Подробный расчет скидок и льгот можно посмотреть здесь.

Стоимость участия в проекте. Итоги.

Необходимо напомнить, что расчет произведен на конкретном примере участника, вылетающего из Москвы и на основе цен на размещение и перелет на начало апреля 2018 года. Используя данный подход, можно произвести расчет уже конкретной ситуации для конкретного участника. Полагаю, что порядок расходов на участие в проекте будет составлять 1000-1500 долларов, в зависимости от стоимости транспортных расходов.

В расходах учтены практически все необходимое для перелета, проживания, обучения, погружений и создания итоговых фото- и видео-материалов. В расчет не брались затраты на сувениры, вкусняшки, кальян, спиртное и другие радости жизни, траты на которые не поддаются формальной логике.

В ряде случаев может возникнуть необходимость каким-то образом найти часть недостающей суммы для участия в проекте (или всю сумму целиком). Тогда мы будем обсуждать варианты сбора средств, готовить и проводить краудфандинговую кампанию. Такой опыт уже есть. Но это уже другая история.

Если у вас есть остались какие-либо вопросы, пожалуйста, пишите мне, я буду рад на них ответить.

Дайвер-спасатель с инвалидностью.
Возможно ли это?

Дайвер инвалид – возможно ли это сочетание?

Мое «правило 10-ти фото» заключается в том, что после каждого проекта я оставляю 10 фотографий, которые, как мне кажется, наиболее точно передают суть произошедшего и мои впечатления от увиденного. В конце октября 2017 состоялся очередной дайверский лагерь Deptherapy Education на базе Roots Camp, что в 15 км от El Qoseir, Египет.  Deptherapy – английская некоммерческая организация, которая занимается дайвинг-реабилитацией ветеранов армии Великобритании, получивших ранения во время боевых действий. У меня есть счастливая возможность участвовать в обучении дайверов, некоторые из которых, порой, имеют серьезные увечья. Снимать этих героических людей на суше и под водой.

Обучение проводится по стандартам PADI командой инструкторов, многие из которых сами имеют опыт военной, полицейской и спасательной службы. Известно, что в дайвинге каждый студент индивидуален, и к каждому нужен свой подход в освоении дайверских навыков, но инструкторы Deptherapy имеют дело чаще всего с такими ситуациями, которые сильно отличаются от средней статистической нормы. Опыт команды Deptherapy показывает, насколько широки возможности обучения дайверов с инвалидностью, заложенные в программах PADI. Стандарты являются не препятствием, преграждающим людям возможность заниматься любимым делом, а путеводной нитью, ведущей к погружениям в подводный мир безопасным и комфортным путем.

Всякий раз, готовясь к очередной поездке в Roots, я знакомлюсь со списком участников, просматриваю их профили в facebook, чтобы определить свои цели на предстоящие съемки. И всякий раз действительность превосходит мои ожидания.

В этом лагерном сборе наибольшее впечатление на меня произвело:

  • то, как проходили курс PADI Rescue Diver ветераны проекта Dan Phillips, Ben Lee, Luke Morrison и Pete Hayward;
  • и то, как совершал погружения Josh Bodge, и как он проходил специализацию Deep diver, готовя себя к курсу Rescue.

Поэтому «правило 10-ти» я посвятил именно этим ребятам.
Почему? Об этом расскажут мои комментарии к фотографиям.
Но в начале несколько слов о самом курсе.

Дайвер-спасатель с инвалидностью. Возможно ли это?

Когда звучит «дайвер-спасатель», невольно представляется здоровяк в скафандре, увешанный всякими приборами и приспособлениями, который способен ходить «по воде аки по суху». В этой ситуации возникает закономерный вопрос, а как дайвером-спасателем может быть человек с инвалидностью, например, с ампутацией ног или руки?
Не профанация ли это?

Давайте с этим разберемся. Напомню, что мы имеем дело с рекреационным дайвингом, дайвингом, как средством общения с природой и познания окружающего мира. По программе подготовки дайверы-любители никак не могут идти в сравнение с профессиональными водолазами, боевыми пловцами и профессиональными спасателями.

При совершении рекреационных погружений могут возникать внештатные ситуации под водой, и было бы здорово, чтобы дайверы умели с ними справляться, могли помочь, как себе самим, так и напарнику. Именно для подготовки дайвера к умению действовать во внештатной ситуации и предназначен курс PADI Rescue diver.  В рамках этого курса обучение такому важному аспекту, как предупреждение несчастных случаев, превращается в занимательный процесс. Курс Rescue Diver заставляет задуматься о том, как сделать дайвинг безопасным не только для себя, но и для окружающих.

В программу курса входят следующие разделы:

  1. спасение и состояние стресса у дайверов
  2. оказание первой помощи при занятиях дайвингом
  3. действия в экстремальных ситуациях
  4. оказание помощи в воде и на суше
  5. паникующий дайвер
  6. план действия в случае потери дайвера
  7. поднятие на поверхность дайвера в бессознательном состоянии
  8. искусственное дыхание на поверхности воды
  9. выход из воды
  10. медицинская помощь при несчастных случаях, связанных с давлением
  11. сценарии несчастных случаев при занятиях дайвингом.

Зададимся вопросом, почему дайверу с инвалидностью должно быть отказано в получении этих знаний и овладении этими навыками, если его подготовка позволяет ему выполнить все требования программы курса Rescue diver? Таких аргументов нет. И значит, путь открыт!

Выживший в бою знает цену спасению.

Надо сказать, что мне не раз приходилось как наблюдать, так и участвовать в курсе rescue. И по духу он чаще напоминал игру взрослых дядей то ли в в санитаров, то ли в спасателей Малибу. В работе группы студентов Deptherapy я впервые наблюдал полную погруженность в тему, нешуточное стремление спасти человека, необыкновенно слаженную и четкую командную работу.

Курс дайвера-спасателя (PADI Rescue diver) проходили Дэн (Dan Phillips), Бэн (Ben Lee), Люк (Luke Morrison) и Питер (Pete Hayward). Напомню, что ребята получили серьезные ранения во время боевых действий, и каждый из них сам в свое время был спасен товарищами:

  • Бен, ампутация обеих ног выше колена
  • Дэн, травма спины, многочисленные повреждения
  • Питер, реконструкция колена, пластическая хирургия и серьезное повреждение правой части тела
  • Люк, ампутация ноги.

Дайверы с инвалидностью проходят курс rescue

На фото: Питер, Бэн и Дэн оказывают первую помощь пострадавшему. Пока Питер опрашивает пострадавшего, Дэн связывается с службой спасения.
Для прохождения курса Rescue diver студенты должны предварительно пройти обучение по оказанию первой помощи. Программа Emergency First Response была включена в программу подготовки будущих дайверов-спасателей.

Дайверы с инвалидностью проходят курс PADI Rescue diver

На фото: Сценарий № 2 курса Rescue – Дайвер без сознания на поверхности.
Бэн и Дэн оказывают первую помощь дайверу, которого только что они вытащили на берег. За выполнением операции спасения наблюдает инструктор Andy Alfred.

Дайверы с инвалидностью проходят курс PADI Rescue diver

На фото: Сценарий № 1 курса Rescue – Дайвер без сознания под водой.
Согласно сценарию Люк обнаружил под водой дайвера, находящегося без сознания.

Дайверы с инвалидностью проходят курс PADI Rescue diver

На фото: Сценарий № 1 курса Rescue – Дайвер без сознания под водой.
Бэн начинает подъем дайвера, находящегося без сознания, на поверхность. У Бена ампутированы обе ноги, он не может помочь себе, «подработав» ластами, как это обычно все делают при выполнении данного упражнения. При спасении человека Бен может расчитывать только на свое умение управлять плавучестью.

Дайверы с инвалидностью проходят курс PADI Rescue diver

На фото: Поздравления Бэну от «спасенного» инструктора за отлично выполненное упражнение.

Дайверы с инвалидностью проходят курс PADI Rescue diver

На фото: Новые PADI Rescue divers:
Ben Lee (ампутация обеих ног выше колена), Dan Phillips (травма спины), Peter Hayward (реконструкция колена, серьезное повреждение правой части тела), Luke Morrison (ампутация ноги) и их инструктор Andy Alfred c ассистирующим дайвмастером.
Будьте уверены – эти ребята спасут и помогут.

Полет с одним крылом

Джош (Josh Boggi) имеет уровень сертификации PADI Advanced Open Water Diver и формально уже мог принять участие в курсе Rescue diver, но в Deptherapy не принято спешить за новыми сертификатами. Инструкторы сочли необходимым, чтобы Джош «нанырял» больше опыта и освоил несколько дайверских специализаций. Такой подход вполне оправдывает себя. Его цель, чтобы, благодаря накопленной практике погружений, дайвер уже не концентрировался на сугубо своих действиях, а мог уже контролировать ситуацию вокруг, был способен при необходимости к самостоятельным шагам.

Джош присоединился к ВС Великобритании в 2004 в 17 лет, год спустя после школы. Трижды, в 2004, 2006 и 2010 годах он участвовал в боевых командировках в Афганистане. Последняя из них закончилась трагически –  в 2010 Джош подорвался на безоболочковом взрывном устройстве, что привело к ампутации обеих ног выше колена, руки ниже локтя и множественным повреждениям внутренних органов.

На фото: Джош под наблюдением инструктора Martin Weddell собирает комплект sidemount.
Применение sidemount требует определенного навыка и довольно редко встречается у начинающих дайверов. Джош объяснил мне, что в комплектации sidemount он чувствует себя более стабильно под водой.

Для поддержания физической формы Джош начал ездить на велосипеде. И занялся этим настолько серьезно, что стал успешно вступать на крупных соревнованиях. Он завоевал бронзовую медаль на Inaugural Invictus Games in London, учрежденных принцем Гарри. На Invictus Games 2016 в Orlando Josh завоевал 2 серебряных медали на велосипеде и 2 золотых в гребле.

Джош присоединился к команде Deptherapy уже имея погружения с аквалангом и имея уровень сертификации PADI Advanced Open Water Diver. В Deptherapy предложили ему не только понырять на рифах Красного моря, но продолжить восхождение по дайверской карьерной лестнице.


На фото: Джош парит над бездной

Конфигурация sidemount, которую использует Джош, требует от дайвера под водой дополнительных навыков, один из которых – переключение между баллонами. Для того, чтобы давер сохранял стабильное положение, необходимо, чтобы он равномерно расходывал воздух из правого и левого баллонов. Для этого дайвер дышит попеременно, то из одного, то из другого баллона.

Но это не единственный навык, которым отлично овладел Джош, управляясь с sidemount’ом. Вот что пишет лидер и вдохновитель Deptherapy & Deptherapy Education Richard Cullen:

«Нас поразила его способность снимать баллон, укладывать его на песок, плавать вокруг, а затем подбирать баллон и закреплять карабинами, все время оставаясь в нейтральной плавучести.»


На фото: Джош делает смену регуляторов, переключаясь с баллона на баллон.

Во время Deptherapy Camp Josh прошел специализацию Deep Diver, дающую ему возможность погружаться на глубину до 40 метров.

На фото: Джош пронзает Синеву. 
И теперь, глядя на это фото,  расскажите, что у вас не получается, что вы не можете?

Сегодня уже можно сказать, что по возвращении в Лондон, Джош прошел предварительное тестирование на прохождение курса дайвер-спасатель (rescue diver). Так что следующей вершиной, которую предстоит покорить Джошу, является уровень PADI Rescue diver. Это нельзя пропустить, и я обязательно постараюсь рассказать о том, как это будет.

Вместо послесловия

Опыт Дэна, Бэна, Люка, Питера и Джоша показывает, насколько большие возможности предоставляет программы PADI для занятий дайвингом людям разных возрастов, с разным уровнем физической подготовки. Безопасность и комфорт при погружениях с аквалангом могут быть достигнуты при неукоснительном соблюдении стандартов обеспечения безопасности, и при творческом подходе в обучении навыкам, которые необходимы дайверам  при погружениях.

Вызывает большое сожаление ситуация, когда инструктор отказывает человеку с инвалидностью в обучении, обосновывая это не своей неуверенностью в работе с таким студентом, а тем, что дайвинг не доступен ему из-за ограничений здоровья. Жестокость и несправедливость заключается в том, что человек лишается мечты, лишается надежды расширить границы своего мира из-за того, что инструктор не решается признаться себе, что он сам не готов работать с дайверами с инвалидностью.

Я очень надеюсь, что примеры, о которых я рассказал, заинтересуют и воодушевят моих коллег к обучению дайверов с ограниченными возможностями здоровья. Что они поверят, что под водой нет границ и барьеров.

Больше фото из этой экспедиции  

«…всем рекордам свои звонкие дать имена»

С такими яркими заголовками вышли новости 10 января 2013 года. Посвящены они были погружению Philippe Croizon в бассейне Nemo-33 в Брюсселе.

Ранее я уже упоминал Филиппа и его достижения в обзоре, посвященному дайверам с ампутацией рук и ног. Меня побудили вернуться к этой истории впечатляющие достижения Дмитрия Павленко во время его программы погружений на Красном море. После успешного завершения проектов «Дайвинг-вызов Дмитрия Павленко» и «Дмитрий Павленко. На встречу с Глубиной», пришла пора ставить новые задачи, намечать новые цели. И, конечно, установление нового мирового рекорда в качестве цели следующего проекта выглядит весьма достойно.

Мы обсудили с Дмитрием возможные перспективы и решили начать подготовку к новому рекорду глубины для дайвера с инвалидностью (ампутацией рук и ног). Но прежде надо внимательно рассмотреть опыт достижений предшественников.

Соревнование бассейнов

Несколько слов о самом бассейне, где проходило погружение.

Бассейн Немо-33 был открыт в 2004 году. Бассейн имеет две большие платформы (уступа) на глубине 5 и 10 м, несколько искусственных подводных пещер на глубине 10 метров и колодец округлой формы глубиной 34,5 метров. Ванна бассейна заполнена 2500 кубометрами нехлорированной пресной воды высокой степени очистки с температурой 30 °C. В стенах есть многочисленные подводные окна, которые позволяют посетителям наблюдать снаружи за пловцами на различных глубинах.

Бассейн был задуман John Beernaerts в 1996 году, который к тому времени нырял с аквалангом более 20 лет, постоянно путешествуя в поисках новых подводных впечатлений. Конечно, оптимально осваивать дайвинг в голубой лагуне – обучение проходит легко, яркие эмоции от подводного мира приходят незамедлительно, нет чувства напряжения и минимум риска. Почему бы не воссоздать условия дайвинга Бора-Боры где-нибудь в Брюсселе?!
И Джон нарисовал эскиз первого плана уникального глубокого бассейна.  Для окончательного формирования границ проекта потребовалось три года исследований. Была проработана двадцать одна версия. Задача была не только в обеспечении условий для дайвинга, но и в создании глобальной концепции с разными приоритетами: от работы с детьми до съемки фильмов. Строительство заняло 7 лет и стоило более 3 миллионов долларов США (3,2 евро).

В сентябре 2012 года Немо-33 был признан Книгой рекордов Гиннесса, как самого глубокого плавательного бассейна для занятий дайвингом. Однако, в время в 1200 километрах от Брюсселя, на другом краю Европы, строился конкурент, которому вскоре предстояло стать новым самым глубоким бассейном.

Y-40 The Deep Joy – бассейн, созданный по проекту архитектора Эмануэле Боаретто при поддержке компании «Boaretto Group Hotel and Resort», расположенный в коммуне Монтегротто-Терме в 45 км к западу от Венеции. Название «Y-40» навеяно математическими определениями: «Y» — это ось ординат в декартовой системе координат, а «-40» означает рекордную глубину бассейна, которая составляет 40 метров. Бассейн «Y-40» наполнен термальной водой. Температура 4300 кубических метров воды поддерживается на уровне 32-34 ° С. Глубина бассейна 40 метров, а длина и ширина 21 м и 18 м соответственно. В бассейне есть различные промежуточные глубины и пещеры для технического дайвинга.

Уже летом 2014 года Y-40 стал самым глубоким бассейном в мире, лишив Nemo-33 звание рекордсмена мира.

Погружение Philippe Croizon

Джон Бернаэртс, создатель Nemo-33, был заинтересован в том, чтобы воздать должное необычайному мужеству и воле Philippe Croizon, который, до его несчастного случая, увлекался подводным плаванием.

Погружение состоялось 10 января 2013 года, всего полгода спустя после того, как бассейн Nemo-33 попал в Книгу рекордов Гиннесса. К этому времени Филипп имел опыт погружения с аквалангом после травмы, и, по его словам, максимальной глубиной, на которую он погружался, было 20 метров.

(Мне не удалось найти фото или видео погружений Филиппа с аквалангом того времени. Но то, что Филипп дружит с дайвингом видно по кадрам, снятым 27 октября 2014 года. Филипп погружался с аквалангом на Сейшелах в Индийском океане на острове Reunion с дайвинг-центром Bleu Marine Réunion, подводные съемки Yves Guénot.)

Установление рекорда глубины для дайвера с инвалидностью

Погружение в Nemo-33 проходило по лестнице идущей вдоль стенки бассейна. Филиппа сопровождало три дайвера, в том числе Джон Бернаэртс. Благодаря одному из видео, на котором зафиксирован процесс погружения, мы можем видеть, как это происходило. Группа время от времени делала остановки, для того, чтобы зажать нос Филиппу, и он мог выровнять давление.

Достигнув дна и дав возможность Филиппу выровнять давление, спутники отпустили Филиппа в свободное плавание. Далее было сделано несколько фото с другими участниками погружения. Одновременно с Филиппом погрузилось 15 бельгийцев-ветеранов дайвинга в возрасте от 63 до 86 лет. «Наш возраст в общей сложности 1000 лет и у нас почти 35 000 погружений во всех морях мира» , — сказал один из участников погружения 86-летний Дин Пол Соболь.

Установлен рекорд глубины для дайвера с инвалидностью!
В поисках рекорда.

После погружения Philippe Croizon в бассейне Nemo-33 СМИ сообщили про установление нового мирового рекорда глубины погружения с аквалангом для дайверов с ампутацией. Безусловно, это замечательное достижение, демонстрирующее выдающиеся возможности человека, даже имеющие столь значительные ограничения здоровья, как у Филиппа.

Когда речь заходит о рекордах, это неизбежно пробуждает дух соревновательности, и новые претенденты начинают прицениваться к достижениям действующих чемпионов. Когда-нибудь рекорд Филиппа будет побит, и это нисколько не умалит этого достижения, не принизит его значения. Как всякий рекордсмен, своим рекордом Филипп задал планку, сформировал цель, раззадорил, возбудил аппетит к подвигу. Честь ему за это и хвала.

Рекордсмены мира – образец для подражания, своими достижениями они создают цели для будущих претендентов. Чтобы борьба была честной, необходимы четкие правила,  как должно проходить состязание за новый рекорд. В случае с рекордом Филиппа возникает несколько вопросов:

  • в информации о достижении Филиппа говорится об установлении нового рекорда. Кто установил предыдущий рекорд, какой это был рекорд?
  • про достижение Филиппа говорится как о мировой рекордной глубине. Кто зафиксировал этот мировой рекорд и по каким правилам он был установлен?

Это далеко не праздные вопросы для того, кто дерзнет побить рекорд, установленный Филиппом в бассейне Nemo-33. Попробую помочь будущим претендентам и поищу ответы на эти вопросы.

Конечно, самый очевидный способ получить ответы – обратиться к самому Philippe Croizon. Что я и сделал, написав запрос на сайте. Мне поступил ответ с советом пользоваться google для поиска информации :). Хм, коротко и сердито. Ну, что же, попробую воспользоваться советом и разобраться сам.

Итак вопрос первый: был ли у Филиппа рекордсмен-предшественник?

Отвечу сразу, мне не удалось найти никаких упоминаний о прежнем рекорде глубины погружения для дайвера с инвалидностью. Более того, мне не удалось найти среди немногочисленных примеров погружений дайверов с ампутацией ног и рук вообще какое-либо обсуждение достижения определенной глубины, как некой цели погружения.

Я могу предположить, что никакого прежнего рекорда погружения не существовало. А словесные обороты, которые использовали журналисты («побит рекорд», «установлен новый рекорд») являются некоторым «украшательством» того факта, что Филипп, погрузившись на 33 метра, превысил свое личное достижение погружения с аквалангом.

Вопрос второй: кто (какая организация) зарегистрировала рекорд глубины погружения для дайвера с ампутаций рук и ног?

Дайвинг не является спортивной дисциплиной и поэтому нет смысла искать рекорд, установленный Филиппом, среди спортивных достижений.

Наиболее известным сборником мировых рекордов является Книга рекордов Гиннесса. Но в ней мне не удалось найти рекорда глубины погружения с аквалангом для человека с ампутацией рук и ног. Более того, политика Книги рекордов исходит из принципа, что любой человек может принять участие в состязание за побитие рекорда. И инвалидность (точнее, её отсутствие) не может быть ограничивающим фактором для участия в борьбе а первенство (Records qualified by disability):

  • Guinness World Records titles are open to anyone irrespective of their level of ability. (Мировые рекорды Гиннесса открыты для всех, независимо от их уровня способностей.)

Более того, в перечне основных причин для отказа в регистрации заявок на рекорд (General reasons applications are rejected ) указано, что может быть отказано в заявке, построенной на инвалидности участника:

  • Records qualified by disability: Guinness World Records titles are open to anyone irrespective of their level of ability.

Вместе с тем, в книге Рекордов Гиннесса зарегистрировано немало достижений, выполненных на инвалидной коляске – не противоречит ли это принципам, изложенным выше? Видимо нет, так как ключевым фактором является использования кресла на колесах (wheelchair, именно такой термин в английском языке используется для обозначения инвалидной коляски), а управлять этим креслом может любой человек, не обязательно имеющий инвалидность.

Исходя из сказанного, в ряд ли Книга рекордов Гиннесса зарегистрировала бы рекорд Филиппа по глубине погружения с аквалангом.

Продолжим поиски и рассмотрим, кем были зарегистрированы другие рекорды Philippe Croizon. Два его рекорда, а именно, знаменитый пересечение вплавь пролива Ла-Манш (18 сентября 2010) и совсем свежее  участие в ралли Париж-Дакар (2 января 2017), зарегистрированы ассоциацией Toujours plus haut (можно перевести как «Всегда выше» или «Выше и выше»).

В отличие от Книги рекордов Гиннесса, о деятельности ассоциации Toujours plus haut известно не много. Ассоциация зарегистрирована в декабре 2006 года в коммуне Beaumont-du-Ventoux (Бомон-дю-Ванту) на юге Франции, на 2014 год не имела наемных сотрудников. Учредители ассоциации:

  • Benjamin BLANC (Бенджамин БЛАНС) — президент ассоциации, управляющий директор курорта Мон-Серин в массиве Венту. Бенджамин Бланк принял участие в нескольких рекордах, установленных на горных склонах Мон-Венту.
  • Jean-Yves BOREL (Жан-Ив Борель) – судебный пристав в Вареасе и преподаватель в Университете Авиньона.
  • Luc COSTERMANS – отвечает за базу данных Ehandicap Records. Будучи слепым, он постоянно пытается превзойти самого себя и является обладателем рекорда по скорости вождения автомобиля слепым водителем и как первый зарегистрированный слепой пилот, управлявший самолетом.

Сайт Ehandicap Records создан Toujours plus haut для продвижения достижений людей с инвалидностью, регистрации этих достижений в различных областях: мотоспорт, воздушный спорт, спорт в инвалидных колясках, лодочный спорт, водные виды спорта, бег. Проект был запущен 28 мая 2008 года. Но, кроме двух упомянутых рекордов Филиппа, в Ehandicap Records нет регистрации рекордного погружения на глубину 33 метра в бассейне Nemo-33.

Я предполагаю, что регистрации рекорда во время погружения Philippe Croizon в Nemo-33 не проводилось. Пресса сама окрестила произошедшее «установлением нового мирового рекорда». Но это ничуть не умаляет значения достижения Филиппа. Это действительно было первым зафиксированным на камеру, при большом количестве свидетелей, погружением с аквалангом на солидную глубину человека не имеющего рук и ног. Погружение было отлично организовано, обеспечена необходимая профессиональная поддержка дайвера с инвалидностью под водой, все было выполнено очень грамотно. Безусловно, все молодцы – и Филипп, и организаторы, и пресса, которая дала знать миру о безграничных возможностях человека.

Какие выводы мы можем сделать из этой ситуации.
  1. Скорее всего регистрация погружения  Philippe Croizon в Nemo-33 как рекордного достижения не проводилось. Это с одной стороны дает больше свободы действий для регистрации нового рекорда, с другой стороны лишает прецедента, опытом которого можно было бы воспользоваться.
  2. Возможность регистрации рекорда погружения в Книги рекордов Гиннесса вызывает сомнения. Может быть противоречие с принципами Книги рекордов по равной доступности к борьбе за рекорд. Пока отправлен запрос в Книгу рекордов Гиннесса о том, готовы ли они зарегистрировать подобный рекорд. Ждем ответа к началу марта.
  3. Возможна регистрация рекорда в Ehandicap Records.
  4. Возможна регистрация рекорда в Книге рекордов России.
  5. Возможна регистрация рекорда погружения не только в открытой воде (на Красном море), но и в закрытой на базе бассейна Y-40 The Deep Joy в Италии. Этот вопрос требует отдельной проработки.

Будем работать 🙂

Инструктор по дайвингу с параплегией:
бегать вместе мы не можем, но ныряем вместе!

Предыстория

Для меня обучение дайвингу людей с инвалидностью открылось не совсем с «той» стороны. В 2003 году я проходил в Хургаде курс AOWD. На лодке была сборная дайверов из разных стран, каждый занимался своим делом, но небольшая компания привлекла внимание своим необычным поведением. Двое парней брали третьего под руки и довольно бесцеремонно бросали его в воду налегке, без акваланга, и следом бросали его скубу. При завершении погружения они втаскивали  на борт своего товарища, который выглядел в этот момент совершенно расслабленным, практически безжизненным. Однако, оказавшись на джамп-деке, третий оживлялся, и не вставая на ноги, ползком пробирался к инвалидной коляске, на которую быстро и ловко забирался. Потом троица что-то бурно обсуждала по-английски, жестикулируя и размахивая бумажками.

Я не видел, что эта компания делала под водой, я был занят своим курсом и при погружениях с ними не пересекался. Только позже я понял, что двое ребят были студентами, а третий, которого бросали в воду и вытаскивали потом на борт, был их инструктор.  И был он инвалидом с парализованными ногами.

Можно ли научить нырять того, кто не может ходить?

Мне часто приходится сталкиваться, с мягко говоря, сдержанной реакцией профессионалов о возможности занятий дайвингом людей с инвалидностью, наравне с людьми без ограничений здоровья. Диапазон отрицательных мнений инструкторов широк: от сдержанного скепсиса до агрессивного отрицания. Вот несколько примеров высказываний на эту тему на одном из дайверских форумов (стилистика сохранена):

Чем здоровее человек — тем лучше. Дайвер с плохим здоровьем — головная боль для любого инструктора.

А вот инвалид… человек, привыкший полагаться на других, находящийся и в привычной среде в беспомощном состоянии, под водой — лишний.

Дайвер без ног — это не дайвер, а парадайвер. Он должен плавать в специализированном центре, который имеет соответствующий персонал и оборудован должным образом.

Объясните мне, зачем вы выдаете парадайверам нормальные сертификаты. Какая ассоциация это разрешает?

Возьмите произвольно 10 человек с физ. увечьями — сколько из них смогут пройти курс ОВД/АОВД без скидок на инвалидность (вода ошибки иногда не прощает… забирает к себе)? Думаю, цифра будет стремиться к нулю.

Из всего этого следует, что не может такой дайвер иметь «нормальный» сертификат. Сертификат «disabled diver» или что то типа «дайвера с ограниченными возможностями».

Убежден, что очень наглядным и убедительным для скептиков и сомневающихся будет рассказ о наших коллегах — инструкторах, которые в свое время волей обстоятельств оказались в инвалидной коляске. Они преодолели тяжелейшие последствия случившейся с ними трагедии, физические и моральные страдания – неизбежные последствия травмы. Нашли себя в  дайвинге и, пройдя путь от любителя до профессионала, продвигают обучение дайвингу людей с инвалидностью, так и людей без физических ограничений.

Представляю вам историю Damjan Peklar (Словения), Fraser Bathgate (Великобритания), Olaf Winkler (Германия), Mark Slingo (Марк, Великобритания) и Manthos Marras (Греция). Я не стал ничего добавлять от себя, мне хотелось, чтобы вы все узнали из первых рук…

Черный день

Все герои моего обзора были здоровыми людьми,  вели активную жизнь, занимались споротом. И у каждого из них в жизни наступил тот роковой день, который резко изменил привычный окружающий мир.

  • В 1986 году во время тренировочного подъема на вертикальную стенку сорвался 23-х летний Fraser Bathgate (Фрайзер). Приземление на ноги было настолько жестким, что Фрезер получил тяжелую компрессионную травму позвоночника, приведшую к инвалидности.
  • В том же 1986-м 20-ти летний морской офицер Manthos Marras (Манзос) на мотоцикле был сбит грузовиком на базе ВМФ, в результате он потерял возможность ходить из-за перелома позвоночника.
  • Damjan Peklar (Дамиан) был 21 год, когда в 1990 году из-за аварии на мотоцикле он получил тяжелые травмы, сделавшие его инвалидом.
  • 30-ти летний Olaf Winkler (Олаф) попал в аварию на мотокроссе на Пасху 1999 года. Олаф был доставлен вертолетом в больницу и находился в коме в течение недели.
  • 23-х летний Mark Slingo (Марк) работал дайвинг-инструктором в Паттайе. 23 февраля 2005, после вечера, проведенного в баре, Марк вышел на балкон своего номера в отеле, чтобы покурить, и упал через ограждение с третьего этажа. В результате падения Марк сломал руку и получил повреждение спины.
Обучение дайвингу людей с инвалидностью. Инструктор Damjan Peklar

Damjan Peklar

Стресс, отчаяние, депрессия

Fraser Bathgate: «Я застрял в доме на высоте двух лестничных пролетов, этого было достаточно, чтобы впасть в отчаянье, учитывая, как активен был я прежде.
Когда вы находитесь в таком психологическом состоянии, вы никого к себе не подпускаете. Я был агрессивен и подавлен. А если вы находитесь в отрицании всего, то последнее, что вы признаете, это то, что вам нужна чья-то помощь.
Я оказался на очень скользком склоне, пока моей семье не удалось вытащить меня на верную дорогу.»

Manthos Marras: «Не легко принять, что вы больше не будете ростом под 1,90, а вместе с инвалидной коляской вы не выше 1,40.
Вы сходите с ума, мир вокруг вас разрушается, и именно тогда, в это трудное время, ваше окружение, близкие имеют большое значение».

Обучение дайвингу людей с инвалидностью. Инструктор Manthos Marras

Manthos Marras

Открытие подводного мира

К моменту трамы только Марк имел опыт погружения с аквалангом. И Фрейзер, и Мантос, и Доменик, и Олаф почуствовали свободу передвижения под водой, уже будучи привязянными к инвалидной коляске:

Fraser Bathgate: «Как только я погрузился в воду, я обнаружил, что я могу это делать. Я был в восторге! Вода поддерживала меня, как мать, качающая колыбель младенца.

Olaf Winkler: «После всех тягот и болей, которые у меня были сначала, я впервые почувствовал большую радость, ощутив невесомость и легкость под водой. Наконец-то, я снова смог свободно передвигаться»

Manthos Marras: «Дайвер не гребет руками, благодаря ногам он похож на рыбу, которая плавно движется. А я? я похож на ската, которому не нужно для передвижения трясти хвостом, так как я двигаюсь только руками …»

Damjan Peklar: «Я начал нырять из-за большого желания познакомиться с подводным миром. Я хотел нырнуть задолго до травмы в 1990 году, но у меня не было возможности из-за нехватки времени и средств.
В 1999 году на выставке RehaCare в Дюссельдорфе я увидел презентацию дайвинга для людей с ограниченными возможностями, и мое желание нырять снова возродилось.
Дайвинг благотворно влияет на меня физиологически, так как после каждого погружения у меня почти нет спазмов, которые часто ограничивают мою повседневную жизнь.»

Mark Slingo: «Дайвинг спас меня после моего несчастного случая.
Дайвинг – один из самых раскрепощающих методов для любого: здорового человека или инвалида.
Он освобождает вас от вынужденных средств передвижения и переносит вас в ситуацию, когда вы вновь на игровом поле, но уже в другом мире».

Обучение дайвингу людей с инвалидностью. Инструктор Fraser Bathgate

Fraser Bathgate

Новая жизнь в новом мире

Fraser Bathgate: «Я обнаружил то, что я могу делать наравне с другими и даже лучше.
Моя прежняя страсть к жизни вернулась ко мне, и спустя короткое время я выполнил квалификацию инструктора PADI, и стал первым в мире инструктором с инвалидностью (1994 год – прим. ДК).»

Damjan Peklar: «Да, я знаю, что стал первым в истории CMAS лицензированным инструктором  с SCI, и поверьте, это великая победа для всех дайверов с SCI (2011 год – прим. ДК).
Признание моей инструкторской сертификации CMAS * – для меня большое личное достижение. Это также подтверждение для нас, инвалидов-дайверов, что при напряженной систематической работе мы, дайверы с SCI, можем быть равны всем рекреационным дайверам.»

Manthos Marras: «Это кажется странным, что такая тяжелая авария может открыть так много новых интересных возможностей. Думаю, если у вас есть правильный настрой, нет ничего невозможного.»
В июне 1994 года Мантос сертифицировался как  дайвер CMAS*. Дайвинг открыл для него совершенно новый путь карьеры. Он нырял все больше и хотел получить больше сертификатов. Мантос продолжил обучение, а к 1998 году прошел курсы PADI Advanced, Rescue Diver и Divemaster с более чем 400 зарегистрированными погружениями.
Мантос обратился к PADI Europe о том, чтобы поступить на курс инструктора, и ему подтвердили, что он имеет право подать заявку. В 2000 году он закончил PADI IDC и IE в Афинах. Из 12 кандидатов он занял второе место!

Mark Slingo: «Итак, всего через полтора месяца после выписки из госпиталя, я вернулся к обучению людей дайвингу.
С момента моего возвращения в дайвинг я продолжал учиться, поднимаясь  по лестнице PADI до наивысшего уровня, который может достичь профессионал: курс-директора.  А это значит, что я могу не просто научить дайвингу, а также научить других стать инструкторами».

 

Обучение дайвингу людей с инвалидностью. Инструктор Mark Slingo

Mark Slingo

Планы и цели

Герои этого обзора не ограничиваются исключительно инструкторской деятельность. Дайвинг в своем развитии вступает в контакты с медициной, передовыми технологиями, с новыми социальными институтами.

Fraser Bathgate, будучи консультантом Adaptive Techniques для PADI International, разрабатывал специальные методики, открыл обучение дайвингу людей с инвалидностью для тысяч инструкторов PADI. Участвовал в разработке специальных костюмов для дайвинга для людей с инвалидностью, перчаток с перепонками, специальных гибких ласт. Основал Deptherapy – некоммерческую организацию по обучению дайвингу ветеранов ВС Великобритании.

Mark Slingo не только обучает студентов и готовит инструкторов PADI, как курс директор. Он организовал  Disabled Divers International (DDI) – организацию по обучению дайвингу людей с инвалидностью  и подготовке инструкторов по обучению для таких дайверов. Марк активно ездит по всему миру, проводя ознакомительные погружения и обучая новых инструкторов DDI.

Manthos Marras много занимался спортом, участвовал в марафонах и полумарафонах, включая Лондонский марафон. Он открыл свой бизнес по продаже медицинского оборудования. В 2003 году на родном острове он открыл свой первый дайвинг центр Aqua Team, а в 2014 второй – на приморском туристическом курорте Порто Рафти в Восточной Аттике. Его дайвинг-центр совмещает в себе обучение для людей с инвалидностью и подготовку инструкторов по системе DDI с широким набором курсов для технических дайверов. Сам Manthos является первым в мире инструктором с параплегией по погружениям с ребризером.

Damjan Peklar активный участник исследовательских проектов IAHD Adriatic, цель которых – расширить возможности дайверов с инвалидностью. В частности, в большинстве ассоциаций, разрабатывающих нормы дайвинга для людей с ограниченными возможностями здоровья, установлен лимит погружения для дайверов с параплегией 15 метров. Благодаря многолетним исследованиям, в рамках которых было проведено множество погружений, доказано, что риск возникновения декомпрессионного заболевания для дайверов с повреждением позвоночника не выше, чем для физически здоровых людей. Этот результат открыл дайверам с параплегией возможность погружаться до 40 метров наравне с другими дайверами.

Olaf Winkler соучредитель International Disabled Divers Association (IDDA), цель которой сделать дайвинг доступным для каждого. Основополагающим принципом IDDA является инклюзия – объединение людей с инвалидностью и без ограничений здоровья для совместного обучения дайвингу и совместных погружений. Этот подход Олаф иллюстрирует на своем примере: «Я вынужден пользоваться инвалидной коляской. Я курс-директор IDDA, а также мастер-инструктор дайвинг-организации для людей без ограничений возможностей здоровья».

Обучение дайвингу людей с инвалидностью. Инструктор Olaf Winkler

Olaf Winkler

Источники вдохновения

Очень надеюсь, что приведенные примеры воодушевят моих коллег и они используют свой опыт и знания для того, чтобы помочь людям с инвалидностью открыть для себя подводный мир. PADI создает для этого максимально благоприятные условия, как для инструкторов, так и для будущих дайверов.

30 октября 2017 года PADI анонсировала  новую специальность PADI Adaptive Techniques, включающую курс для подготовки дайверов PADI Adaptive Support Diver. Курс предназначен дайверам, которые хотят узнать, как им лучше всего поддерживать своих бадди, у которых есть физические или умственные проблемы.

Курс для профессионалов PADI Adaptive Techniques нацелен на подготовку  их к работе с дайверами с особенными потребностями, ориентируя инструктора на адаптацию методов обучения для физических возможностей студента.

Коллеги, удачи вам!

Полезные ссылки

Fraser Bathgate

DIVING AMBITION; Paralysed in a horrific accident, climber Fraser Bathgate had given up on life — until he took the plunge.
Wheelchair diver reaches highest level
IAHD-Adriatic about Fraser Bathgate 

Olaf Winkler

WIR KÖNNEN NICHT ZU-SAMMEN JOGGEN, ABERGEMEINSAM TAUCHEN

Manthos Marras

Τα σαλάχια δεν… χρειάζονται την αναπηρική καρέκλα
Meeting Manthos. Sport Diver, August 2015

Damjan Peklar

Damjan Peklar – invalid, ki osvaja globine morja
Damjan Peklar – personal data
The first one star instructor with SCI in history of CMAS — Congratulation and Interview with Damjan Peklar

Mark Slingo

Freedom and adventure await under the water

«Я бы в дайверы пошел.
Кто меня научит?»

Итак, взвесив все «за» и «против», посоветовавшись с специалистами по дайвингу, вы решили, что для вас лучше обратиться за воплощением вашей мечты о море к инструктору, прошедшему специальную подготовку для работы с дайверами с инвалидностью.
Отлично! Я приветствую ваше решение и расскажу о том, как можно найти такого инструктора в России, Украине или Беларуси.

Подготовкой инструкторов для обучения дайвингу лиц с ограничением возможностей здоровья занимается несколько международных и национальных ассоциаций, и наиболее известные из них:

  • Handicapped Scuba Association (HSA)
  • International Association for Handicapped Divers (IAHD)
  • Disabled Divers International (DDI)
  • International disabled divers association (IDDA)
  • IAHD-Adriatic
  • Deptherapy

В разное время в России проводились инструкторские семинары этих ассоциациях. Было подготовлено некоторое количество инструкторов, которые могут обучать и сертифицировать дайверов с инвалидностью. С 2013 года несколько семинаров по подготовке инструкторов провел CMAS/CRASA (КПДР) в сотрудничестве с IAHD-Adriatic, в 2014 году в рамках Технического комитета КПДР была создана «Комиссия по инвадайвингу».

Также самостоятельно инструкторы России, Украины и Беларуси участвовали в программах которые указанные ассоциации проводят  по всему миру.

В таблицу я внес информацию о всех известных мне инструкторах, которые прошли соответствующую подготовку. При заполнении таблицы я в первую очередь ориентировался на данные, которые размещены на сайтах ассоциаций (HSA, IDDA). Некоторые ассоциации не размещают на своем сайте список инструкторов (DDI, Deptherapy, IAHD-Adriatic,КПДР). В этом случае я руководствовался информацией о проведенных в России курсах подготовки специалистов по работе с дайверами с инвалидностью. Так же я направил запросы в ряд ассоциаций с целью уточнения сведений об инструкторах из России, Украины и Беларуси.

Усложнил работу по составлению таблицы тот факт, что многие инструкторы не поддерживают связь с своей ассоциацией и утратили обучающий статус. Тем не менее, я счел целесообразным внести сведения об этих инструкторах, так как при необходимости инструктор может восстановить взаимодействие с ассоциацией, возобновить обучающий статус и продолжить работать с дайверами с инвалидностью.

Там где удалось установить профиль инструктора в Facebook, к имени инструктора привязана ссылка на этот профиль. Если профиль в Facebook содержал контактную информацию (телефон, почта), эта информация внесена в таблицу с пометкой (fb).

Со времени обучения инструкторов могло пройти несколько лет, и может оказаться так, что контактная информация на сайте ассоциации устарела, а инструктор не обновил её. Не отчаивайтесь. Если инструктор, которого вы ищете активно работает, то его легко обнаружить поиском в Интернет. Главное, что вы теперь знаете, кого искать 🙂

Удачи вам в обучении!

PS. Буду благодарен за уточнение информации, замечания и предложения.

Инструкторы по дайвингу из России, Украины и Беларуси,
прошедшие подготовку для обучения дайверов с инвалидностью от 09.10.2017

Программа 10-ти дней на границе моря и пустыни.

Решились? – Отлично!
Инвалидность не препятствие.
Вы готовы приехать к Красному морю, чтобы стать сертифицированным дайвером.
Я приветствую ваше решение и раскрою детали, как будет проходить программа обучения.

Напомню, что прежде мы должны убедиться, что безусловно выполняется «правило трех ДА», и что нет никаких препятствий погружениям с аквалангом по линии медицины.

Зачем нам все это?
Небольшое лирическое отступление.

Я не работаю под заказ и обучаю вас бесплатно. Моей целью является реализация с вами вместе проекта, который послужит мотиватором для людей с ограниченными возможностями здоровья. Этот общий наш проект адресован тому, кто еще не поверил в свои силы и подавлен обстоятельствами.

Для этой цели мы объединяем свои усилия, вы – испытатель, расширяющий границы своих возможностей, и я – организатор проекта Open Water Challenge. Нашим общим результатом будет история преодоления неуверенности в себе, страха перед неведомым, преодоление боязни авантюрных поступков, которые меняют привычную жизнь. Эта история будет изложена в фотохронике проекта и в видеофильме о том, как происходило открытие вами новых горизонтов.

Поскольку нам предстоит не легкая прогулка на курорт, а напряженная работа в сложных условиях, справедливо будет поездку называть «экспедицией», а её участников — командой.

Алексей (ампутация ноги) во время занятий в открытой воде курса PADI OWD. Проект «Думай иначе»

Итак, проект OpenWaterChallenge состоит из 3 этапов.

Этап I. Подготовка

Подготовка начинается за месяц до начала экспедиции на Красное море. За этот месяц необходимо:

а) изучить теорию дайвинга. Это лучше сделать заранее, чтобы не тратить на это время в поездке. Да и этого времени особенно не будет. После тренировок больше тянет поесть и отдохнуть, чем читать умные книги .

Изучение теории дайвинга мы будем проходить по методике и материалам PADI (Professional Association of Diving Instructors®)– крупнейшей в мире ассоциации, организующей обучение дайверов и инструкторов по дайвингу по всему миру. Теоретический блок является частью курса PADI Open Water Diver, и при успешном прохождения курса (и теории, и практических занятий) вы становитесь сертифицированным дайвером с уровнем сертификации PADI Open Water Diver.

В том случае, если перед началом обучения мы увидим, что имеющиеся ограничения возможностей здоровья не позволяют выполнить все дайверские навыки в соотвествии со стандартами PADI, практические занятия мы будем проходить по нормам DDI (Disabled Divers International) – ассоциации, которая занимается обучением дайверов с инвалидностью и готовит инструкторов для работы с дайверами с ограничением возможностей здоровья. Вы станете сертифицированным дайвером DDI (Open water diver или Scuba diver), при этом условия сертификации будут содержать указания на то, какая профессиональная помощь вам необходима при совершении погружений. Но и в этом случае, теорию дайвинга мы будем изучать на базе курса PADI Open Water Diver.

Освоить теорию и подтвердить её знание можно двумя способами. Способ первый — пройти курс дистанционного обучения  e-Learning PADI и удаленно сдать все тесты.
Способ второй — пройти курс по учебнику PADI Open Water Diver, просмотрев соответствующие учебные видео и сделав контрольные работы из учебника. По времени и трудозатратам эти два способа близки, второй получится несколько дешевле. Обращаю внимание, если обучаться будут все участники команды (когда их несколько), то изучить теорию и подтвердить свои знания тестом должен будет каждый.

Дмитрий (слева, ампутация рук и ног) и Ольга сдают тест по теории дайвинга. Проект «Дайвинг-вызов Дмитрия Павленко»

б) получить справку от врача о том, что можно заниматься дайвингом. Это надо обязательно сделать членам команды, имеющим инвалидность. Участникам без ограничений возможностей здоровья достаточно по приезду заполнить типовую форму медицинской анкеты («Медицинское заявление», PADI Medical Statement).

в) оформить страховку. Страхование участников экспедиции из России можно сделать в cтраховой компании T.I.T., из Украины – Страховая Компания «ПРОВИДНА» (официальная страница). У этих компаний есть пакет услуг для дайверов, в том числе, имеющих ограничения здоровья.

г) приобрести билет на самолет и забронировать отель. В общих чертах тут рассматривать нечего, этот вопрос для предметного обсуждения. Я собрал информацию по безбарьерным отелям Хургады, этот перечень постоянно уточняется и дополняется.

Марина (параплегия, травма спины), первое погружение в бассейне на курсе PADI OWD. Проект «Вторая жизнь. Перезагрузка»

Этап II. Экспедиция.

Собственно экспедиция продлится 10-12 дней:

  • 1-й день. Прибытие в Хургаду. Встреча в аэропорту, трансфер в отель.
  • 2-день. Адаптация, отдых после дороги, свободное плавание на поверхности воды (т.н. «гибкие навыки»).
  • 3-й день. Подбор оборудования, занятия №1 и №2 в закрытой воде (бассейн).
  • 4 (и, если понадобится, то и 5) день. Занятия в закрытой воде №3, №4, №5 (бассейн, или погружение с берега). Подведение итогов по тестированию знаний теории дайвинга.
  • 5 (или 6)-й день. Занятия в открытой воде №1 и №2, погружения с лодки.
  • 6 (или 7)-й день. Занятия в открытой воде №3 и №4, погружения с лодки.
    На это программа курса завершается. В случае если вы продемонстрировали уверенное владение теоретическими знаниями и мастерство при выполнении дайверских навыков, вы становитесь сертифицированным дайвером. Я выполню оформление сертификата через интернет, и вы в этот же день получите электронную форму временной карточки, указывающей вашу сертификацию. Эта электронная карточка позволит вам обращаться в любой дайвинг-центр и подтверждает, что вы успешно прошли курс обучения дайвингу.
  • 7 (или 8) — 10 (или 11)-й день. 4-х дневная программа погружений с разными дайвинг-центрами, на разных лодках.
    Цель программы – наработка практики погружений, закрепление навыков и знаний, полученных на курсе. Но наиболее важной составляющей программы является ваша практика общения с дайвинг-центрами по вопросам организации ваших погружений. В будущем, вы будете погружаться в разных местах, с разными командами инструкторов и гидов, и для этого вам необходимо уметь рассказать о том, какая поддержка вам нужна на суше, на пути к месту погружения, на лодке, при входе в воду и при выходе из воды после успешного дайва. Этот практикум мы будем проходить в течении четырех дней, все эти дни я буду вашим спутником, буду вас подстраховывать, и при необходимости, помогать.
  • 12 день. Завершающий. Сдача оборудования. Подготовка к отъезду.

Наталья (парапарез) делает первое погружение в бассейне курса PADI OWD. Проект «С любимыми не расставайтесь»

Этап III. Кинемотаграфический.

На итоговом этапе создается наш совместный итоговый продукт: видео-фильм,  посвященный проекту. Это видео рассказывает на вашем примере о доступности окружающего мира для людей с ограниченными возможностями здоровья. Мы с вами покажем, что человек добьется реализации своей мечты, если будет действительно заряжен на поставленную цель. Все для этого найдется – и люди, которые помогут, и необходимые недостающие средства, и надежные единомышленники и новые партнеры. Все найдется, если искать.
На создание этого небольшого видео может уйти от одного до двух месяцев.

На этом наш проект завершается, но не завершается начатое этим проектом большое подводное путешествие 

В каждый проект индивидуален и требует детального обсуждения. Я открыт к общению и всегда готов ответить на ваши вопросы.

С уважением,
Дмитрий Князев

Я хочу нырять, у меня инвалидность.
С чего начать?

Ко мне часто обращаются с вопросами

  • Где и как можно пройти обучение дайвингу?
  • Подхожу ли я для дайвинга?
  • Не препятствует ли занятию дайвингом моя инвалидность?

Ответы на эти вопросы предполагают обстоятельный разговор, и он у нас обязательно состоится, если ваши намерения серьезны и вы настроены решительно. Я дам ответы на некоторые из них, и эта информация поможет вам подготовиться к нашей беседе.

1. «Правило трех ДА»

Прежде чем обсуждать варианты прохождения курса обучения, необходимо, чтобы было выполнено «правило трех ДА»:

  • свое «Да» должен сказать студент, т.е., вы. Подтвердите, что вы осознали о чем идет речь, вам понятна общая программа курса, вы оценили затрачиваемое время, и вы готовы найти в своем жизненном графике необходимое «окно»;
  • свое «Да» должен сказать инструктор. Инструктор оценил ваши возможности с точки зрения занятием дайвингом, определил ожидаемый результат по итогам обучения, прикинул возможную программу занятий и тренировок. Он подтверждает, что готов работать с вами;
  • свое «Да» должен сказать врач. Только специалист может определить возможные риски вашему здоровью, которые несут с собой активные виды отдыха, спорт, туризм, и в том числе, дайвинг. Именно врач (желательно знакомый с дайвингом) может подтвердить, что вы можете нырять с аквалангом, указав (при необходимости) ограничения, которые должны быть учтены  А) инструктором при проведении курса; Б) вами, при совершении погружений.

Если «правило трех ДА» выполняется (или будет выполнено) , то можно рассматривать детали прохождения курса.

Крис Мидделтон, PADI DM, ампутация обеих ног

Выбор места проведения обучения

  1. Вам повезло, если вы живете недалеко от моря (озера, реки). В этом случае можно рассматривать «домашний» вариант обучения. При этом, было бы здорово, если вода была теплой, видимость хорошей, а подводный мир ярким и живым. Но такое счастье выпадает не всем, и многие дайверы начинают в суровых и скупых на красоты условиях прохладных водоемов.
  2. Если вы решили поскорее увидеть то, что показывал в своих фильмах Кусто, то надо рассмотреть вариант отпуска на 7-10 дней на берегу моря. Вариантов много: Черное море (Россия, Украина, Болгария), Красное море (Египет, Израиль), Средиземноморье (практически везде – Италия, Португалия, Греция, Хорватия, Черногория, Турция, Кипр и т.д.). Надо предусмотреть решение вопросов, связанных с переездом и проживанием, а также позаботиться о том, чтобы в выбранном вами месте был инструктор по дайвингу, готовый вас обучать.
  3. Третий вариант: близко от вас нет пригодных для обучения водоемов, но зато есть бассейны, глубиной, скажем, не менее 3-х метров. Обучение разбивается на два этапа. Вы проходите занятия в бассейне, осваиваете теорию дайвинга и сдаёте тесты, включив этот этап обучения в свою повседневную жизнь. А потом уже завершите курс погружениями в водоеме (т.н. «открытая вода»), либо во время выезда к морю (см. п.2), или в одном из ближайших прудов/карьеров/озер, которые местные дайверы используют для своих тренировок.

Алексей Trilap, PADI OWD, ампутация ноги выше колена

Какой вариант места прохождения обучения выбрать?

Однозначного ответа на этот вопрос нет, решение определяется А) вашим свободным временем, Б) возможностью путешествовать и В) имеющимися на данный момент средствами.

Например, стоимость обучения в Египте дешевле, чем в Москве или странах Европы. И стоимость погружений в Египте дешевле, чем на Черном море и других перечисленных мною местах. А вот само путешествие в Египет для россиян обойдется дороже  из-за дорогих билетов. Но значительно дешевле для граждан Украины.

Кому-то удобнее ходить после работы или в выходные в бассейн (надо сделать не менее 5-ти погружений), а кому-то предпочтительнее пройти все «мелкие» погружения за 2 дня во время отпуска у моря, занимаясь в течении всего дня.

Кто-то стремиться увидеть красочный подводный мир сразу при первом погружении, иной готов потратить время на тренировки, оттачивая свое мастерство в окружении кафеля бассейна.

Тут выбор за вами. Что касается моего мнения, и моих предпочтений, то свой первый курс я проходил в Красном море, и на меня  это произвело огромное впечатление. Поэтому рекомендую при возможности обучаться в том месте, где сразу видно, ради чего люди идут под воду, обучаться там, где подводный мир представляется во всей своей красе.

Наталья Алексенцева, PADI OWD, парапарез

Выбор программы обучения

Рассмотрим вариант, если ваша форма инвалидности позволяет вам пройти курс обучения дайвингу по «обычной» программе, не расчитанной специально на пловцов с ограничением возможностей здоровья.  В этом случае  вы вполне может обучаться по одной из самых популярных систем подготовки дайверов – PADI (Professional Association of Diving Instructors). PADI внимательно относится к дайверам с инвалидностью и в акцентирует внимание своих инструкторов на особенности работы с ними.

Во всех системах, и PADI не исключение,  первой ступенью самостоятельного дайвера является уровень сертификации Open Water Diver. Этот уровень предполагает, что вы можете самостоятельно нырять в паре с таким же дайвером (или тем, у кого уровень сертификации выше), соблюдая доступные для себя границы возможного, руководствуясь полученными на курсе знаниями, опираясь на свой практический опыт, ограничивая себя чувством меры, и проявляя благоразумие.

Важнее то, чтобы ваш инструктор был настоящим профессионалом, любил свое дело, умел учить (не все, кто ныряют, умеют учить нырять), был разумно консервативен в методах обучения, не спешил заработать на вас на всю свою оставшуюся жизнь. Найти таких людей можно, поспрашивайте на форумах, поинтересуйтесь мнением бывших учеников. Благо, благодаря фейсбуку, эту информацию можно собрать.

Я проходил обучение дайвингу по программам PADI и никогда об этом не пожалел. Продуманный в деталях сценарий учебного процесса, отличные методические материалы сделали обучение увлекательным, эффективным и безопасным. Продвигаясь шаг за шагом от уровня Open Water Diver’a до Divemaster‘a, я старался обучаться у разных инструкторов. Это было тем более интересно, потому что кроме новых знаний, я познакомился со многими замечательными людьми. Благодаря чему, расширилось мое представление о дайвинге и его возможностях.

Для дайверов с какими формами инвалидности доступен этот путь? Не хочу подменять своим мнением заключение медиков, все очень индивидуально, но есть смысл рассмотреть обучение по «обычной» программе тем будущим дайверам, которые имеют следующие ограничения возможностей здоровья:

  • ампутация ноги ниже и выше колена
  • ампутация обеих ног как выше, так и ниже колена
  • ампутация руки ниже и выше локтя
  • параплегия, парапарез
  • гемплегия, гемипарез
  • миопатия
  • квадроплегия, квадропарез

Окончательное решение можно принимать с учетом оценки степени инвалидности и общего состояния здоровья. Я привел примеры с которыми мне пришлось столкнуться, погружаясь с сертифицированными дайверами, или с которыми я знаком благодаря интернету.

Другой вариант. Если же ваше здоровье не позволяет вам быть самодостаточным дайвером , то это не значит, что подводный мир для вас закрыт. (Самостоятельным назовем дайвера, который может самостоятельно решить возникающие под водой проблемы и, при необходимости, помочь своему напарнику)
Это означает, что с вами вместе должен нырять напарник (напарники), прошедший специальную подготовку. Реализуют программы обучения, как для вас, так и для подготовки сертифицированных  напарников, несколько ассоциаций, прежде всего HSA, IAHD, DDI, IDDA.

В этом случае вам надо обратиться к инструктору по дайвингу, который, будучи инструктором «обычной» дайверской ассоциации, прошел специальную подготовку в одной из ассоциаций, разрабатывающих программы обучения дайверов с инвалидностью.

Евгений Бурмистров, PADI AOWD, параплегия

Подхожу ли я для дайвинга?

Готов ли я к этому? Не будет ли препятствием ограниченные возможности здоровья?
Мы вернулись к тому с чего начали. Это правильные вопросы и надо знать, как искать на них ответы.

Проще всего тем, кто уже сделал пробное погружение с аквалангом. Для этих людей ответ ясен – все возможно! Для тех же, кто еще не попробовал, поясню:
Существуют два вида препятствий – психологические и физические. Первые, психологические, связаны с опасениями, страхом перед нахождением в непривычной подводной среде. Вторые, физические, обусловлены неуверенностью в своей способности двигаться под водой, выполнять манипуляции с оборудованием, с сомнениями в готовности организма воспринять непривычные нагрузки.

Тренироваться в преодоление этих препятствий в домашних условиях затруднительно. Нет смысла нырять в заполненную ванную или задерживать на время дыхание. Дайвинг не спорт, а скорее набор технических навыков, в совокупности со знаниями теории погружений. Готовность к занятиям дайвингом во многом определяется имеющимся жизненным опытом решения аналогичных задач (например, таких как вождение автомобиля).

Для того, что бы мы с вами могли определить уровень готовности к занятиям дайвингом, я подготовил небольшую анкету, состоящую всего из 6 вопросов. Эта информация поможет нам подготовить оптимальный план обучения.

И повторюсь, уже в который раз, каждая ситуация индивидуальна и требует обсуждения. Я открыт к общению и всегда готов ответить на ваши вопросы.

С уважением,
Дмитрий Князев

Дайвинг без ласт

«Может ли отсутствие ног помешать человеку заниматься дайвингом?»
Поставлю вопрос конкретнее.
«Может ли человек без ног выполнить все требования сертификации, предъявляемые дайверскими ассоциациями?»
Я столкнулся с тем, что многие инструкторы (опытные, подготовившие за свою жизнь немало дайверов) считают, что нарушения стандартов в таком случае неизбежны, и не берутся работать с людьми не имеющими ног.

Дайвинг это не только ласты

В декабре 2016 управляющий одного известного дайвинг-центра в Марс-Аламе упорно убеждал меня, что дайвер без ног никогда не сможет выполнить упражнение CESA (контролируемое аварийное всплытие) и, значит, не выполнит условия сертификации.
Я спросил его, опытного технического дайвера, курс-директора SSI, а сможет ли он, если ему связать ноги, сделать CESA?
После небольшой паузы, он ответил, что да, сможет.
Вывод напрашивается сам собой: цель инструктора — так научить дайвера не имеющего ног, чтобы он тоже смог сделать упражнение CESA,  как его инструктор .

Дайверские ассоциации не отказывают в возможности заниматься дайвингом для людей с ограниченными возможностями здоровья. Например PADI так наставляет своих инструкторов в Руководстве инструктора (раздел «Общие стандарты и процедуры», подробнее о позиции PADI в отношении дайверов с инвалидностью):

Физические ограничения

Физическими ограничениями называются физические или психические отклонения, затрудняющие выполнение упражнений в нормальном режиме. Несмотря на то, что выполнение требований навыков может представлять сложности, вы можете предлагать адаптивные техники и делать разумные коррекции, чтобы помочь людям, имеющим физические отклонения, изучить теорию и навыки дайвинга.

Фото David Pilosof из фотосерии, посвященной Disabled Divers International.

Предлагая адаптивные техники и делая разумные коррекции в программе обучения, инструктор может открыть подводный мир для дайвера с ампутированными ногами.

Существует большая практика обучения и организации погружений дайверов без ног. Для меня эта тема открылась с распространенной в сети фотографии David Pilosof, на которой запечатлен дайвер, парящий в толще воды с распростертыми руками, на которых закреплены пластины для усиления гребка.

За последние три года мне неоднократно довелось наблюдать и участвовать в подготовке дайверов с ампутацией благодаря участию в проектах Deptherapy. Участники команды Deptherapy демонстрируют впечатляющие результаты:

  • Ben Lee, PADI Advanced OWD, специализации deep, night, wreck, nitrox – двойная ампутация ног выше колена
  • Andrew Searle, PADI Advanced OWD, специализации deep, night, wreck, nitrox – двойная ампутация ног выше колена. В настоящее время проходит обучение по курсу PADI Rescue Diver.
  • Chris Middleton, PADI Divemaster  – двойная ампутация ног выше и ниже колена. В настоящее время проходит подготовку по PADI IDC.
  • Craig Wood, PADI Advanced OWD – двойная ампутация ног выше колена, ампутация руки ниже локтя.

Эта практика дала мне не только знания, но и фотоматериал, который иллюстрирует, как проходят погружения для дайверов без ног в разных морских условиях.

Я сделал на странице OpenWaterChallenge подборку фото (фотоальбом в facebook), иллюстрирующих перечень навыков Open Water Diver, перечисленных в Планшете для отработки навыков PADI. Это не постановочные фото, они не предназначены для использования как методическое пособие. В тоже время по этим фотографиям видно, насколько свободно чувствуют себя под водой ребята с двойной ампутацией. Пока не ко всем дайверским навыкам из Планшета нашлись фотографии в моем архиве. Постараюсь доснять недостающие фото в ближайший Deptherapy Camp, который состоится в октябре 2017.

Надеюсь, что эти примеры воодушевят инструкторов работать со студентами с ампутацией. Мне довелось встречаться со многими отличными специалистами по дайвингу из России, Украины и Беларуси. И я уверен, что их профессионализм и опыт позволят найти грамотный подход к каждому студенту с ограничением здоровья.

Фото из личного архива Вадима Селюкина. Публикация МК

Среди российских дайверов с ампутацией ног  я знаю только об известном спортсмене  Вадиме Селюкине, который прошел в свое время курс и имеет сертификат дайвера без ограничений здоровья. В логбуке Вадима несколько десятков погружений в Красном море (в Хургаде и Шарм эль Шейхе),  в Эгейском и Средиземном морях.

Есть хорошие новости о том, что в дайвинг готовы прийти новые люди. Приятно узнать, что в Томске близка к реализации мечта замечательного спортсмена Владимир Туровский стать сертифицированным дайвером. Вместе с инструктором  PADI Хайдаром Нугмановым они прорабатывают программу обучения.

В Питере прекрасный человек, путешественник, фотограф, альпинист, спортсмен Сергей Александров-Толстый горит желанием открыть для себя подводный мир. Сергей потерял ноги в горах из-за обморожения. К сожалению, мне не удалось с ним встретиться во время моего пребывания в Москве, и мы не смогли пройти курс. Но я надеюсь на питерских коллег, замечательных инструкторов, неравнодушных к теме дайвинга людей с инвалидностью, Dmitry Holodenko, Сергеев Борис, Григорий Звягин. Уверен, что найдется возможность включить Сергея в группу OWD.

Дайверы с ампутацией рук и ног.
4 и плюс еще 2 истории

После ожесточенной дискусси на одном из популярных дайверских форумов, я стал выяснять, какие возможности предоставляет дайвинг людям с инвалидностью. Мои оппоненты по форуму утверждали, что дайвинг для людей с значительными ограничениями здоровья а) недоступен б) опасен, но, главное, с) неинтересен. Их позиция исходила из того, что человек, не имеющий возможности самостоятельно обеспечить свое погружение, не получит удовольствия от дайвинга, «не вкусит всей прелести» от знакомства с подводным миром.

Чтобы понять кто же прав, я стал собирать информацию о людях с тяжелой формой инвалидности, у которых отсутствуют руки и ноги. Те,  кто вынуждены во многом пользоваться помощью для решения самых простых повседневных бытовых вопросов, но которые, при этом, увлечены дайвингом.

Под увлечением дайвингом я подразумеваю не разовое погружение в пристегнутом к инструктору состоянии, а подводную активность с максимально допустимым уровнем самостоятельности, со знанием теории дайвинга, с активным участием в планировании и подготовке погружений.

Благодаря интернету я нашел четыре (а потом еще две – прим. ДК от 21.11.17) потрясающие истории дайверов, которые предлагаю вашему вниманию. Отзывы Даниэла, Филиппа, Давида и Кристины о своих впечатлениях о дайвинге, не оставляют шансов моим оппонентам по форуму – дайвинг дает всем людям чувство физической свободы и восхитительные ощущения от знакомства подводным миром. И у людей с ограничением здоровья эти эмоции особенно сильны.

Дмитрий Павленко

(обновление от 21 ноября 2017)

Дмитрий Павленко – первый российский сертифицированный дайвер с ампутацией рук и ног покоривший рифы Красного моря.
В июне 2017 года Дмитрий совершил первое в своей жизни погружение с аквалангом в бассейне в Москве. В этом погружении Дмитрия сопровождали инструкторы Алексей Побожаков (HSA, клуб RuDive) и Дмитрий Князев (DDI, проект Open Water Challenge).
В июле-августе Дмитрий прошел курс обучения дайвингу и был сертифицирован как DDI Scuba Diver Assistance Requirement Level 3 (инструкторы Дмитрий Князев, DDI, и Алексей Виноградов, HSA). Одновременно с Дмитрием его супруга Ольга прошла курс обучения по программе PADI OWD.
В августе 2017 Дмитрий и Ольга совершили свое первое погружение в море в Турции.
Подробнее об этом в проекте Дайвинг-вызов Дмитрия Павленко.

В ноябре 2017 года Дмитрий, Ольга и их 10-ти летняя дочь Стаси приехали в Хургаду, чтобы продолжить освоение подводного мира.
После 9-ти дней активного дайвинга сформировалась новая дайверская семья. Дмитрий благодаря усиленным тренировкам выполнил нормы сертификации DDI Open Water Diver Assistance Requirement Level 2, Ольга прошла курс PADI Advanced OWD, а Стаси встала на первую ступень карьеры дайвера, пройдя курс PADI Junior OWD.
Подробнее об этом в проекте Дмитрий Павленко. На встречу с Глубиной.

Еще один очень важный для меня момент: делая то, что вроде бы я делать не должен был, открывая для себя новый мир и совершая некий прорыв в своем собственном представлении о том, что возможно, я смог изменить свой взгляд и на привычные для меня ситуации.
Те задачи, которые казались сложноразрешимыми, вдруг перестали быть таковыми. А некоторые «проблемы», которые казались проблемами, вообще ушли на второй план и потеряли свою значимость. Мир широк и огромен, он наполнен идеями, вдохновением, замечательными людьми и границы этого мира, кажется, можно расширять до бесконечности.

Marcos Rossi

(обновление от 21 ноября 2017)

Бразилец Маркос Росси — пример человеческого потенциала, цепкости и преодоления. Он родился с редким синдромом Ханхарта, врожденным недостатком, который препятствовал развитию рук и ног.

Что для многие люди представляется «пределом», для Росси превращается в мотивацию к достижениям. Бакалавр права, он начал свою профессиональную карьеру в Постоянной комиссии по доступности города Сан-Паулу. В 2002 году был нанят крупным банком для работы в области профсоюзных отношений. В 2004 году он перешел в сферу трудовых ресурсов, сегодня он работает в сфере управления активами.

Маркос отец двух детей. Он был барабанщиком в школе самбы в течение 16 лет. Он вокалист поп-рок-группы. Он занимается профессиональным дайвингом, серфингом и скейтбордингом …
Он живет жизнью, полной смысла.

Обучение дайвингу с Маркосом проводил с William Palma Spinetti (HSA) и Tania Tucci (HSA)

Видео погружения Marcos Rossi

Daniel Ennett

Оригинал статьи на русском и  английском языке.

Эннетт, 22-летний канадец из Эдмонтона, почти всю жизнь прожил без единой конечности. В пятилетнем возрасте ему поставили диагноз «менингококковая септицемия» – сочетание менингита и сепсиса. Бактерии сепсиса подбирались через его конечности к торсу, а доберись они до жизненно важных органов, он бы, скорее всего, умер от этого заболевания. Реального выбора не было: чтобы спасти Эннетту жизнь, нужно было ампутировать ему все четыре конечности.

Сейчас он студент, изучает психологию (основная тема его исследований – восприятие людей с инвалидностью) и надеется когда-нибудь получить докторскую степень.

Эннетт уже несколько лет работает с Фредериком Крётчем и Куртом Спенратом из OpenSkyPictures. Эти ребята продюсируют шоу под названием «Invincible» («Непобедимый»), в котором Эннетт регулярно выходит за пределы своей зоны комфорта: в шоу ему приходилось кататься на лыжах, покорять горы, рисовать, заниматься кёрлингом. Все это  должно показать, что людям с ограниченными возможностями также доступны приключения. Самым популярным выпуском однозначно стал тот, в котором Эннетт отправился поплавать с аквалангом в бассейне с помощью трёх других дайверов. 

  

В 2015 году съемочная группа, в состав которой входили и опытные дайверы, совершила несколько погружений на побережье Флориды. 

Подготовкой Эннета к погружениям в открытом море занимался Марк «Слинки» Слинго из Disabled Divers International. Для Слинго обеспечить Эннетту сертификат было личной целью. В молодости Слинго упал с третьего этажа и сломал себе спину, из-за чего его нижние конечности парализовало.

Марк Слинго: «Плавание с аквалангом – это спорт не для инвалидных колясок. Если вы дайвер, то вы дайвер. Дайвинг с инвалидностью – да, возможно, вам понадобится помощь, чтобы попасть в лодку и выбраться из лодки, но в остальное время вы в воде, вы дайвер».

Philippe Croizon

48-летний Филипп Кроизон (Philippe Croizon) навсегда вошел в историю, став первым человеком без рук и ног, который переплыл Ла-Манш. 

Филипп стал инвалидом в 26 лет, в марте 1994 года, когда он потерял конечности после ужасного несчастного случая — он получил удар током, когда чинил телевизионную антенну. 

В своем доме, стоя на металлической лестнице на крышу, Филипп получил поражение электрическим током от линии электропередачи высокого напряжения, которая была заземлена через эту лестницу. Филипп был госпитализирован в Туре, где врачи удалили его левую руку выше локтя, правую руку ниже локтя, а затем правую ногу выше колена. Хирурги полагали, что левая нога может быть сохранена, но со временем её пришлось также удалить.

Филипп экспериментировал с различными протезами, предназначенными для плавания, с ластами, прикрепленными к культям ног. Один из комплектов протезов с ластами был специально разработан для него и был изготовлен из углерода и титана, стоимость его составила  € 12 000.

Филипп стал первым человеком с четырмя ампутированными конечностями, который смог вплавь пересечь 21-мильный (35 км.) пролив Ла-Манш за 13,5 часов в 2010 году. Затем Филипп поставил себе целью пересечь четыре межконтинентальных пролива, которые соединяют пять мировых континентов: Океанию, Азию, Европу, Африку и Америку — и это ему удалось!

Заключительным этапом этого трудного пути был Берингов пролив, который является самым коротким из четырех заплывов, но самым жестоким. Филипп плыл в воде температурой три градуса по Цельсию, в условии сильного тумана.

10 января 2010 года Филипп Кроизон установил мировой рекорд глубины погружения с аквалангом для дайвера с четырьмя ампутированными конечностями. Погружение состоялось в уникальном глубоководном бассейне Nemo 33 в Брюсселе.

Подробнее о проектах Филиппа на его сайте 

David Riley

Давид Райли шесть лет служил в армии США техником по обслуживанию радаров. В 1983 году он присоединился к Береговой охране США ,и многие полученные навыки пловца-спасателя он до сих пор использует сегодня.

Райли закончил Авиационную спасательную школу в 1984 году и Школу Вертолетной спасательной службы Военно-морского флота США в 1986 г. В то время программа авиаспасения Береговой охраны была только формировалась, она официально стартовала в 1984 г. Первым назначением Райли была авиагруппа береговой охраны  Сан-Франциско.

Coast Guard Commandant Adm. Bob Papp poses for a photo with retired Aviation Survivalman First Class David Riley and two fellow petty officers at the Disabled American Veterans 90th annual convention in Atlanta, GA. (U.S. Coast Guard photo)

Во время службы в Центре авиации подготовки Береговой охраны в Мобил, штат Алабама, Райли заболел редкой формой бактериальной инфекции, которая вызвала форму септического шока. Он был госпитализирован. В течение трех месяцев Райли потерял все четыре конечности и некоторые из внутренних органов из-за заражения. По медицинским основаниям он вышел в отставку 1997 году.    

После его выхода на пенсию, Райли получил степень бакалавра и степень магистра в области компьютерных наук. Он является внештатным аналитиком Технической Службы побережья Мексиканского залива.


В 2010 году Дэвид Райли был первым среди ветеранов береговой охраны удостоен звания Выдающийся ветеран года Disabled American Veterans. Награда признает выдающиеся достижения Райли как волонтера береговой охраны в общественной работе, за участие в  спортивных мероприятиях.
Интервью Давида Райли для Disabled American Veterans

В 2011 году Давид начал тренировки для того, чтобы вернуться в дайвинг после 14-ти летнего перерыва.
Интервью для KSEE 24 New накануне первого погружения после 14-ти летнего перерыва.
Первое погружение в бассейне  на поверхности
Первое погружение Давида Райли в бассейне

Christine Kaestle

Источник  В 2014 году Кристина Кастел (Christine Kaestle) стала первой женщиной с ампутацией рук и ног, которая совершила подводное погружение. Её учитель и наставник Джим Хосер (Jim Hoser), основатель Hilltop Diving. Благодаря приспособлениям, разработанным Джимом, Кристина, не имея рук или ног, способна двигаться под водой. 

В 2012 году камень в почке Кристины привел к полиорганной недостаточности и сепсису. Кристине были назначены вазопрессоры, чтобы увеличить её кровяное давление. (Вазопрессоры — сосудосуживающие средства, лекарственные вещества, повышающие тонус сосудистой стенки и тем самым суживающие просвет сосудов.)

Стивен, муж Кристины: «Эта химия создает условия, что и ваше собственное тело, когда оно сильно промерзает. Вся кровь гонится от конечностей к жизненно важным внутренним органам.  В тот момент шансов выжить у Кристины было только пять процентов.»

Стивен сказал, что вазопрессоры спасли ей жизнь, но в результате она потеряла четыре конечности. 

Менее чем через год после операции, Кристина начала подготовку к подводному плаванию. Она рассказывает, что её первый опыт был замечательный.

«Это чувство полной свободы, и я ощущала себя небольшой рыбкой» – говорит Кристина. 

Cigna Heaith Insurance пригласила Джима Хосера для создания видео, чтобы рассказать о достижениях Кристины. Компания попросила Джима подготовить Кристину к съемкам за одну неделю. Задача трудная, но не для такого учителя, как Джим Хосер и не для такого ученика, как Кристина Кастел. 

Джим Хосер: «Эта дама сама может научить новым трюкам кролика Energizer, она экстроординарная личность и у нее невероятная энергия. Я изготовил ей на руки ласты, и через неделю она была абсолютно независима под водой с аквалангом. Когда же она выходит из бассейна, её улыбка от уха до уха! » 

Видео о погружениях Кристины Кастел

Джим Хосер проводит адаптационные занятия по дайвингу почти 33 года. Среди его учеников люди с ампутированными конечностями, параплегики и другие, кто вынуждены пользоваться инвалидными креслами. По его словам, надо заниматься не адаптацией студентов к существующему дайверскому оборудованию, а адаптировать оборудование к нуждам студентов. Джим анализирует возможности каждого студента и затем создает специализированное оборудование, которое позволяет им быть максимально мобильными под водой.

Джим заинтересовался адаптивным плаванием после того, как он сам после в аварии оказался в инвалидном кресле в течение шести лет. Он наслаждался дайвингом до аварии, но после аварии не обнаружил дайверской ассоциацию, которая помогла бы ему продолжить любимое занятие после того, как он был прикован к инвалидной коляске. Его собственный опыт привел к созданию своей системы адаптивного обучения дайвингу.

Джим Хосер: «На суше они инвалиды. В воде, они такие же, как все остальные».