Два года подготовки ради дня дайвинга. - Князев DA!

Два года подготовки ради дня дайвинга.
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...

Дайвер инвалид на инвалидной коляске

«Стоило ли человеку столько корячиться самому, напрячь столько людей, чтобы один разок нырнуть, да и то неглубоко?» – сколько раз я видел этот вопрос в глазах дайверов, слушавших мой рассказ об инвалидах, совершивших свое погружение мечты.

«Конечно стоило!» – отвечу я своим нетерпеливым, энергичным, глубоко и много ныряющим собеседникам. «Прикиньте, Гагарин в космосе был всего час сорок восемь (быстрее один оборот вокруг Земли невозможен), а что, если бы он был только пятнадцать минут – это уменьшило бы значение его достижения?»

Для каждого человека, входящего в подводный мир, это как выход в космос. Разница в том, что технология этого выхода для одних людей уже отработана, а для других – все делается индивидуально, порой уникально, изначально нет готового решения. И это нормально, что для решения этих задач собираются команды, которые долго готовятся ради краткого мига полета… полета под водой.

«Люди говорят, что я ничего не могу сделать.
Мне нравится доказывать, что они не правы». 

Мэтью Джонстон (Matthew Johnston) с полнолицевой маской для дайвинга.

Мэтью Джонстон (Matthew Johnston) всю жизнь борется с осложнениями мышечной дистрофии Дюшенна. Из-за тяжелой и опасной для жизни болезни Мэтт привязан к инвалидной коляске, управляет ею кончиками пальцев. Дополнительным бременем является то, что его мышцы ослаблены настолько, что Мэтт не может дышать самостоятельно, и ему необходима искусственная вентиляция легких.

Будучи уроженцем Миннесоты, одного из сухопутных штатов, отделенного пятью штатами от ближайшего океана, он мечтал увидеть подводный мир с раннего возраста. Но это никогда не представлялось возможным: изменения в теле Мэтью начали происходить в начальной школе, он постепенно ослабевал от болезни. Родителям приходилось принимать на себя все больше обязательств по обеспечению его потребностей.

Но мечта о море никогда не покидала Мэтью. Можно долго готовиться реализовать задуманное, если у вас достаточно времени, но для Мэтта время было лимитирующим фактором. В 27 лет он решил исполнить свою мечту, поскольку реальность такова, что многие с его болезнью живут только до 30 лет. Возникла задача, которую нужно решить …

«Ты должен прожить свою жизнь как можно лучше. У тебя только одна жизнь и она не продлится так долго», — таков девиз Мэтью.

Летом 2004 года, откликнувшись на настоятельную просьбу Мэтта, его семья и близкие друзья начали поиски кого-либо в индустрии дайвинга, который хотя бы выслушал их. Они не рассчитывали на быструю помощь, они надеялись на ответы на вопросы о том, как решить множество технических и физических препятствий для такого проекта, какое финансирование может понадобится и где его найти. Или хотя бы им указали на следующую дверь, в которую надо постучать – это всё же было бы на шаг ближе.

Мэтью Джонстон и Майк Ломбарди, 2017.

Первым прорывом стало то, что Мэтт связался с ‘Dr. Deep’ Майклом Ломбарди (Michael Lombardi), который поддержал Мэтта и привлек ресурсы Ocean Opportunity для реализации его мечты о погружении с аквалангом. Проект получил название Diving a Dream.

«Есть ограничения» – это еще слабо сказано!

Тренировка в бассейне. Дыхание Мэтта возможно лишь за счет воздуха, подаваемого аппаратом вентиляции легких, который остается на поверхности.

Мышечная дистрофия Мэтта привела к ряду физических ограничений, которые необходимо преодолеть, чтобы только попробовать заниматься дайвингом. Во-первых, и, что наиболее важно, Мэтту требуется принудительная подача воздуха, чтобы он мог дышать через трахеостомию. (Трахеостомия — хирургическая процедура, при которой в трахее (дыхательном горле) делается искусственное отверстие. В результате обеспечивается поступление воздуха в дыхательные пути). Невозможность дышать самостоятельно делает его полностью зависимым от аппарата ИВЛ, который должен находится над водой. Погружение Мэтта даже на полтора метра требует увеличение давления, подаваемого аппаратом ИВЛ.

Вторая проблема заключалась в том, чтобы обеспечить сухость трахеи Мэтта, поскольку это представляло реальный риск утопления. Компания DUI Drysuits разработала индивидуальный сухой костюм, который позволял провести вентиляционные трубки через костюм к трахее. Это усовершенствование позволило Мэтту впервые за более чем 10 лет погрузиться в воду и сбросить с плеч вес этого мира.

Погружение в бассейне. Безопасность Мэтта зависит от слаженных действий всей команды под водой.

Я хочу сообщить, что вчера я провел под водой 45 минут!
Это было здорово!
Мы снова пошли на глубокую сторону (бассейна), и я был на глубине около 5 футов (1,5 метра). Я перевернулся и пробыл на животе около 10 минут. Это было действительно круто!
Внутри моего сухого костюма есть разъем, который соединяет мою вентиляционную трубку с сухим костюмом. Мы обнаружили в нем микро трещину, и выходящий воздух раздувал мой сухой костюм. Я думаю, нужно заменить тем, который сделан из металла или другого прочного материала. Мы собираемся проверить это позже.
Мэтью Джонстон, 11-5-2005

Парализованность Мэтта делает его зависимым от команды сопровождения по всем вопросам безопасности погружений: от физического контроля погружения до обеспечения целостности оборудования для жизнеобеспечения. Для общения под водой с командой в начале проекта для Мэтта был разработан набор сигналов глазами. В ходе проекта Ocean Reef Group спонсировала Diving a Dream, предоставив оборудование для подводной связи. Это позволило Мэтту напрямую общаться со своей командой дайверов и группой поддержки на поверхности.

Я наконец совершил часовое погружение!
Глубина в бассейне было около шести футов. Я угробил час, и это было очень весело. Все прошло хорошо, кроме одного; это мои перчатки. Раньше с этим у меня проблем не было. Мои руки провалились в рукава сухого костюма, и перчатки наполнились воздухом так, что я не мог вернуть руки внутрь перчаток. Я сказал себе: «Забудь об этом и давай ныряй». Думаю, что рукава нужно укоротить.
Мое общее время погружений составляет уже 280 минут. Я работаю с Diveheart, чтобы получить сертификат. Я усердно учился, чтобы пройти тест по теории.
Мэтью Джонстон, 2-1-2006

Последнее ограничение заключалась в том, что дайв-индустрия никогда прежде не «сертифицировала» дайвера в состоянии Мэтта. Это обстоятельство создавало организационные и юридические проблемы: ограничивало доступ к бассейну, к возможности приобретения оборудования и иные препятствия, связанные с оформлением юридической ответственности. Майкл Ломбарди, координатор Diving a Dream, Дрю Герлинг (Drew Gerling), инструктор по дайвингу Мэтта, и Шон Харрисон (Sean Harrison) из Scuba Diving International объединились для создания специальной программы, которая позволила бы Мэтту получить уникальный сертификат… SDI Scubility Diver #1.

Подлинная история успеха

Мэтт готовится к своему первому погружению в открытой воде. Озеро Вази у водопада Блэк-Ривер, штат Висконсин.

С начала проекта в 2004 году, благодаря коллективной поддержке со стороны многих людей и организаций, инициатива Мэтта Джонстона и команды Diving a Dream добилась многочисленных успехов. С помощью инструктора по дайвингу Дрю Герлинга и rescue-дайвера Фрэнка Фабио (Frank Fabio) Мэтт совершил свои первые погружения, вынужденно избегая воды более 10 лет. После был предпринят ряд тщательно выполненных шагов, чтобы медленно приучить Мэтта к погруженному состоянию и четкому взаимодействию со всей дайв-командой. Индивидуальный нестандартный подход был ко всему: к адаптации оборудования, обеспечиванию коммуникаций и отработке аварийных процедур.

После тренировок в бассейне и погружений в озерах Миннесоты, команда проекта Diving a Dream отправилась в Флориду для погружений в одном из популярных мест дайвинга Флорида-Кис. И вот, спустя два года с начала проекта, 13 ноября 2006 года Мэтт впервые погрузился в океане.

«Сколь прекрасны эти картины. Впечатление такое, что Бог хвастается своими творениями», — сказал Мэтью, описывая свое впечатление под водой в океане.

Достигнув своей цели, Мэтт ограничил свои занятия дайвингом, но не снизил своей активности, он выступает за создание адаптивных программ подводного плавания для людей с трахеостомиями — это то, чем он сам очень увлечен и посвятил чему более пятнадцати лет. Он также выступает перед детьми, вдохновляя их воплощать свои мечты любой ценой.

Сюжет NBC’s Today, посвященный проекту Dive a Dream. Январь 2007.

Дебрифиг

Здесь я сделаю небольшое лирическое отступление. Мне знакома и очень понятна ситуация, с которой столкнулись друзья и родственники Мэтью.

У большинства инструкторов по дайвингу за годы работы сложился образ «своего» студента и выстроилась методика обучения дайвингу, которая ему самому кажется всеобъемлющей: для крепких мужиков – одно, для робких барышень – другое, для детишек — третье. Он их обучит и они пойдут бодро нырять, следуя его наставлениям и стандартам его системы обучения. И если такой инструктор сталкивается с ситуацией, когда на его пороге появляется человек, не укладывающийся в его схему, такую хорошую и надежную, то этот инструктор абсолютно искренне считает, что для дайвинга этот странный человек не подходит. И это не боязнь ответственности или лень, это зашоренность, которая является следствием профессиональной деформации. И все бы ничего – нет, значит, нет. Никто не может заставить инструктора обучать студента, если он не хочет (не может) его обучать; если бы не одно «но». В такой ситуации инструктор не говорит «я не возьмусь за обучение такого, как Мэтью, обратитесь к кому-нибудь другому», скорее всего, инструктор скажет: «Метью не надо заниматься дайвингом, дайвинг не для него.» И это решение, которое не должен выдавать инструктор. Конечно, будет профессионально с его стороны поделиться своими сомнениями и опасениями с близкими Мэтью, но своим «нет» он лишает человека шанса, лишает близких воли и упорства, прекращает поиски, когда решение может быть уже близко.

Поэтому здорово, что после нескольких отказов Мэтью Джонстону повезло встретиться с Майклом Ломбарди, и проект Dive a Dream состоялся.
Коллеги, будьте как Майкл Ломбарди!

Мэтт Джонстон — первый в мире дайвер, зависимый от аппарата ИВЛ, посещает Музей истории дайвинга, чтобы рассказать о 10-летней годовщине его погружения в Флорида-Кис.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*