Дайвинг для инвалидов с параплегией. - Князев DA!

Детальный отчет по курсу обучения дайверов с параплегией и двойной ампутацией ног.
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...

На фото: Craig Wood PADI AOWD дайвер с ампутацией ног и руки во время дайвинга на Красном море. Фото Дмитрия Князева, дайвинг-лагерь Deptherapy.

Предисловие к переводу.

Этот отчет я обнаружил в начале своей работы над проектом Open Water Challenge в интернете. Находка стала для меня большой удачей. Я только знакомился с обучением дайвингу людей с инвалидностью и всякий четко изложенный практический опыт был для меня очень полезен.

В то время я был под впечатлением, что сразу несколько российских источников посетовали, что методики обучения дайверов с инвалидностью не существует, и им пришлось разрабатывать свою. Эта информация меня сильно обескуражила. Отчет расширила мое представление о глубине мирового опыта, показал, что почти 50 лет назад уже началась системная работа по вовлечению в дайвинг людей с ограниченными возможностями здоровья. Появилась надежда, что за прошедшие полвека человечество создало методику как обучения дайверов, так и подготовки инструкторов. Что вскоре для меня подтвердилось знакомством с HSA, IAHD, Deptherapy, DDI и другими ассоциациями.

Прежде, чем приступить к знакомству с отчетом, следует воздать должное людям, которые организовали в 1974 году и провели первое углубленное практическое исследование возможностей людей с тяжелыми травмами заниматься дайвингом – подводный археолог Nicholas Coit Fleming и дайвинг-врач Yehuda Melamed.

Нынешние методики обучения дайверов с инвалидностью могут отличаться в деталях от подходов, предложенных Николосом и Иегудой. И оборудование для дайвинга стало дружелюбнее и удобнее в использовании, что несколько расширяет возможности дайверов, повышает их безопасность.
Сегодня спустя 45 лет большая часть выводов и предложений, сделанных авторами, актуальны и полезны. Их призыв приглашать в свои клубы дайверов с инвалидностью обращен ко всему дайверскому сообществу – и к профессионалам, и к любителям. И этот призыв должен быть услышан.

Nicholas Coit Flemming (слева) и Yehuda Melamed (справа). Наши дни.
Николас Флемминг – подводный археолог… на инвалидной коляске.

После ухода из армии, перед началом учебы в Кембридже, Николас Флемминг (Nicholas Coit Flemming, род. ноябрь 1936) прошел курс BSAC по погружению с аквалангом, которые только-только обрели популярность благодаря Жаку Кусто. После этого он отправился на «подводные каникулы» в Грецию.

Николас рассказывает, что дайвинг пошел легко, и у него была масса возможностей наблюдать по сторонам. «Первым звоночком» интереса к будущей профессии стала терраса в десяти метрах под водой с большими пещерами, выходящими на нее. Не было никаких предпосылок, что этот странный рельеф был вырезан естественным путем. Кто же создал его? Это было удивительно и завлекательно.

В университете Ник с двумя друзьями основал Группу подводных исследований Кембриджского университета (Cambridge University Underwater Exploration Group). В 1958 году он составил карту Аполлонии – подводного греческого города, который ранее был обнаружен британским пилотом вертолета. Городу было около 2600 лет, и он затонул из-за землетрясения. Это было первым из многих археологических исследований Ника, которые принесли ему мировую известность.

Доктор Николас Флемминг на лекции.

Доктор Николас Флемминг, морской гео-археолог, долгие годы возглавлял Институт океанографии. Флемминг руководил многими научными организациями и международными проектами по исследованию мирового океана.
Николас Флемминг – вице-президент Общества морской археологии (Nautical Archaeology Society), инициатор и участник множества археологических экспедиций. Автор около 150 публикаций, книг и статей по археологии и истории человечества. (Видео лекции Флемминга Человечество и миллион лет изменения уровня моря).

В 1969 году в результате автомобильной аварии Николас был парализован от поясницы, состояние, известное в медицине как параплегия. В 1970-73 годах он настойчиво работал над изучением возможностей для занятия дайвингом людям с ограниченными возможностями здоровья. При этом он максимально полно придерживал программы тренировок и тестов BSAC. В 1974 году с одобрения вице-президента BSAC Алекса Флиндера (Alex Flinder) Николас подготовил курс обучения дайвингу для мужчин с серьезными травмами и нарушениями здоровья.

Несмотря на инвалидность, Николас Флемминг не прекратил погружаться с аквалангом. Более того, он может быть признан первым в мире дайвинг-инструктором с параплегией. Именно он выступил как ведущий инструктор во время обучения группы дайверов, отчет о котором представлен вашему вниманию.

Yehuda Melamed, инструктор #1 в Израиле
Сертификат №1 выданный Израильской ассоциации дайвинга инструктору Yehuda Melamed

Иегуда Меламед (Yehuda Melamed, род. 17 февраля 1943 года) – израильский врач, специализирующийся в области медицины дайвинга и гипербарической медицины . Он является основателем первых гипербарических медицинских центров ВМФ Израиля, нескольких гражданских медицинских бароцентров в Хайфе,  Црифине и Эйлате.

Меламед является членом и официальным врачом Общества подводных исследований Израиля, ответственным за безопасность и предотвращение несчастных случаев при погружениях с аквалангом.

Доктор Иегуда Меламед: слева – перед барокамерой в Медицинском центре Элиша (2010); справа – у двери барокамеры в Институте Морской Медицины на базе Genesis в Хайфе (1978)

После войны 1973 года, Меламед продолжил военную службу на постоянной основе в подразделении коммандос израильского ВМФ Shayetet 13 в качестве врача. Он основал и руководил Израильским военно-морским медицинским институтом (INMI), пока не вышел в отставку в 1995 году в звании капитана (военно-морской флот).

Отчет по курсу обучения погружению с аквалангом дайверов с параплегией и двойной ампутацией ног с оценкой физиологических и реабилитационных факторов.

Report of a scuba diving training course for paraplegics and double amputees with an assessment of physiological and rehabilitation factors.
NC Fleming, Institute of Oceanographic Sciences, UK
Y Melamed, Israel Undersea Exploration Society, Haifa, Israel
Источник: Rubicon Research Repository

Аннотация

Отобраны шесть мужчин с тяжелыми формами инвалидности, которые способны плавать и физически пригодны для дайвинга. Четверо из них параплегики – T4, Т6, T12 и L3; и двое имеют ампутацию ног: один с ампутацией обеих ног выше колена, другой с ампутацией одной ноги выше и второй ниже колена.
Четверо обычно передвигаются только в инвалидных колясках: трое парализованных с высоким уровнем поражения позвоночника и один с более тяжелым случаем двойной ампутации ног.
История болезни и текущее физическое состояние представлены для всех слушателей курса.

Предоставлен ежедневный отчет о пятидневном ознакомительном курсе дайвинга, во время которого слушатели прошли целиком обычную программу тренировок с аквалангом в бассейне в соответствии с требованиями CMAS (Confederation Mondiale des Activites Subaquatiques) и BSAC (British Sub Aqua Club).
Курс завершился практическими погружениями в открытом море.

Сделан вывод о том, что обучение самостоятельному дайвингу является отличной реабилитационной активностью для людей с инвалидностью со следующими ограничениями:

  • дайвер с параплегией не должен погружаться в море с поражением выше T5;
  • ни один параплегик, чья травма была вызвана ДКБ (декомпресионной болезнью), вообще не должен нырять;
  • дайвер с ограниченными возможностями здоровья не должен совершать декомпрессионные погружения.

Определены общие ограничения, в том числе к погодным условиям и т.д.
Даны рекомендации для будущих курсов обучения, а также для организации контроля за погружением инвалидов в школах и клубах дайвинга.

Курс дайвинга в Институт имени Вингейта (Wingate Institute). Нетания, Израиль, 1974. Фото любезно представлено Howard Rosenstein/Fantasea

Обучение дайвингу людей с тяжелыми случаями инвалидности

Введение

С 1940-х годов было признано, что спорт предлагает инвалидам уникальную возможность улучшить свое здоровье, развлечься и добиться социальной вовлеченности и признания. С момента появления, благодаря сэру Людвигу Гутману, в 1948 году Сток-Мандевильских игр, этот аспект реабилитации получил общественное признание во всем мире.
(29 июля 1948, в день открытия Олимпиады в Лондоне, Dr. Guttmann организовал первое соревнование среди атлетов-колясочников, которое получило название в честь местечка Сток-Мандевиль, где находится одноименный госпиталь, специализирующийся на травмах позвоночника. Эти соревнования стали стартовой точкой Паралимпийского движения. Прим. ДК)

Больничная жизнь характеризуется определенной заорганизованностью и необходимостью контролировать одновременно многих субъектов небольшим количеством персонала. Естественно, что в таких условиях, акцент обычно делался на командных и состязательных играх. Эти игры в западной культуре пользуются большим уважением, так что люди с ограниченными возможностями здоровья социально интегрируются, участвуя в них и даже выигрывая.
Меньшее внимание уделяется одиночным видам спорта, характеризующимися, например, как крайний случай, суровым одиночным покорением Эвереста. Этот класс спорта включает катание на лыжах, греблю на каноэ, парусный спорт, альпинизм, дайвинг, верховые походы, спелеологию, прыжки с парашютом, дельтапланеризм и т.д. Их иногда называют «приключенческими» или «экстремальными» видами спорта .

Большинство этих видов деятельности связаны с риском. Кроме того, характерной чертой является то, что сложно обеспечить контроль за участниками на открытых пространствах, вне помещений. Может показаться извращением побуждение к участию в таких мероприятиях людей, которые однажды уже получили тяжелые травмы или инвалидность.
Тем не менее, есть хороший аргумент в пользу этого, но он будет представлен в конце этой статьи. На данный момент лишь скажем, что существует психологическая разница между командными соревновательными играми и экстремальными видами спорта; и что люди, которых привлекает одно, часто не привлекаются другим.
Таким образом, согласившись, что любой спорт имеет реабилитационную ценность, мы получаем, что приключенческий спорт адресован другой, отличной категории населения с ограниченными возможностями здоровья. И степень риска для них не выше, чем у людей без ограничений здоровья, поскольку основное искусство обучения этим видам активности заключается в том, чтобы научить контролировать риски в допустимых пределах, адаптируя техники и вводя дополнительные ограничения на выполняемые задачи.

Определение проблемы

Плавание давно признано спортом, несущим огромную пользу, хотя, обычно оно ограничивается бассейном, и нам известно лишь несколько примеров людей с серьезными нарушениями здоровья, которые пытаются плавать на большие расстояния в открытом море.

Известно несколько человек, освоивших подводное плавание. Однако, для того, чтобы инвалиды могли широко получать навыки безопасного дайвинга, формальных шагов к определению стандартов обучения дайвингу и установления дайвинг-квалификаций предпринято недостаточно.

Так, армия Соединенных Штатов провела несколько курсов на Гавайях для солдат с ампутациями одной и двух ног. Инструктор на Гуаме сообщил нам о дайвере, который научился нырять, хотя ему ампутировали одну руку по плечо, а другую — на уровне запястья.

На этом этапе мы должны определить, что мы подразумеваем под лицом с серьезными нарушениями, и на какую степень самодостаточности надо ориентироваться для предоставления допуска к участию в курсе обучения.

С точки зрения дайвинга, ампутация одной ноги не является серьезным препятствием, потому что многие люди могут хорошо плавать и с одной ногой. Есть проблемы с ходьбой при ношении снаряжения, но они не являются медицинскими или физиологическими проблемами, а кроме того, не связаны с самим дайвингом.
Отсутствие кисти или руки – это препятствие серьезнее, так как дайверу часто приходится манипулировать своим оборудованием под водой. Тем не менее, эта проблема из числа тех, которые решаются за счет предварительных наставлений и последующим внимательным надзором со стороны подготовленного инструктора по дайвингу, который следит за безопасностью ученика. В этом нет особых медицинских проблем.

Виды инвалидности, которые мы рассматриваем здесь, характеризуется двойной ампутацией ног или параплегическим поражением позвоночника. Детально ограничения безопасного дайвинга будут обсуждаться ниже, но очевидно, что любая травма, которая влияет на дыхание, пазухи, сердце человека и т.д., немедленно лишает его возможности погружаться в открытой воде.

Важно также определить степень независимости инвалида в дайвинге, которую мы намерены достичь. В 1966 году г-н Причард в Кении показал, что дайвинг возможен даже при поражении шейного отдела. Он совершил погружение в сопровождении двух друзей, которые спустили его на воду, одели ему акваланг и погрузили его под воду. Такая практика имеет огромное психологическое значение для человека, который наслаждается подводным миром, но никак не является безопасным самостоятельным погружением.
В конце 60-х и начале 70-х годов некоторые люди с параплегией обнаружили, что дайвинг для них возможен, и начали обучаться самостоятельно без чьей-либо поддержки, физиотерапевтов и т.д. В частности Robert Head из Лондона (Англия), который много лет был активным дайвером с частичным поражением T10.

Мы стремимся достичь следующего уровня независимости дайвера:

  • Кандидат проходит медицинской тест пригодности для дайвинга так, чтобы его спутники не беспокоились о его здоровье.
  • Он сам может прибыть к месту погружения, присматривать за своим снаряжением для дайвинга, но ему может понадобиться помощь при посадке в лодку и в доставке его снаряжения до воды.
  • Одевшись, он может плавать без посторонней помощи, нырять, настраивать свое снаряжение, выполнять все обычные упражнения по безопасности, плавать в компании напарника, следить за ходом погружения, контролировать свой спуск и всплытие, доплыть по поверхности к лодке в случае необходимости.
  • В лодке ему, вероятно, потребуется дополнительная помощь, чтобы снять его оборудование и помочь вернуться на борт.
  • В случае, если он потерял лодку, он может надуть компенсатор и продержаться нескольких часов.

Определенный выше уровень независимости обеспечивает высокую степень безопасности дайвинга, и позволяет инвалиду присоединяться к группам вместе с дайверами без ограничений здоровья, наслаждаться созерцанием подводного мира, заниматься фотографией, изучением окружающей среды или подводными науками и даже исследованиями.

Курс дайвинга в Институт имени Вингейта (Wingate Institute). Нетания, Израиль, 1974. Фото любезно представлено Howard Rosenstein/Fantasea

Медицинские и физиологические требования

В июле 1974 года шесть человек с инвалидностью были отобраны из числа участников программы реабилитации раненых солдат Армии Обороны Израиля. Критерии медицинского осмотра были такими же, как и для любого человека, желающего пройти курс дайвинга. (ссылки: Bennett and Elliott «Physiology and Medicine of Diving», Stanley Miles «Underwater medicine» CMAS, NAUI, MAC и т.д.). Помимо этого, каждый случай был рассмотрен особо с учетом причин и последствий травмы. Подтверждено соответствие участников по критериям: нормальное состояния психологической системы, центральной нервной системы, уха, горла и носа, а также пазух. Короче говоря, потенциальный дайвер должен быть в хорошей форме.

Входное обследование включало в себя подробную историю болезни (анамнез), описание текущего физического состояния, а также оценку характера заявителя, насколько об этом можно было судить. Что касается отобранных дайверов с инвалидностью, то для них были учтены все вышеупомянутые факторы, а также восемь следующих специальных требований:

  1. Дыхательная система должна полностью быть в нормальном состоянии. Все дыхательные мышцы должны быть под контролем, а поражение позвоночника — не выше Т5, предпочтительно не выше Т8.
  2. Чрезвычайно важно, чтобы состояние кожи при параплегии было нормальным без каких-либо травм, пролежней. Для пациентов с ампутациями шрамы должны быть полностью зажившими или быть близко к этому, по крайней мере, не менее трех месяцев после операции.
  3. У параплегиков не должно быть никакой инфекции мочевыводящих путей, и он должен полностью контролировать мочу и кишечник, с внешней помощью или без нее.
  4. Особое внимание должно быть уделено личности инвалида: он должен демонстрировать самодисциплину, адекватно оценивать свои способности и недостатки. Он должен иметь устойчивый характер, способный переносить состояние тревоги и противостоять панике. Он также должен уметь взаимодействовать с коллективом, принимать указания старшего без обид.
  5. Он должен быть отличным пловцом, регулярно активно плавать, в том числе в море.
  6. Он должен выполнить все физические тесты и упражнения, связанные с подготовкой к курсу, и при необходимости пройти специальный психо-терапевтический тренинг.
  7. Если он страдает параличом, его инвалидность не должна была быть вызвана ДКБ (обсуждение причин ниже), ни артериовенозной мальформаций, ни поперечным миелитом.
  8. Лицам с частичными повреждениями позвоночника, независимо от причины, следует учесть, что существует вероятность того, что дайвинг может усугубить поражение. Нет никаких свидетельств о том, что это когда-либо происходило, кроме случаев с инвалидностью, вызванной ДКБ, но теоретически это возможно. В то же время, известны несколько случаев, когда люди с частичным травматическим поражением ныряют без каких-либо побочных эффектов.
Nicholas Coit Fleming (слева) со своим бадди. Николас возглавлял группу инструкторов на данном курсе. Фото снято в Шарм Эль Шейх, середина 70-х. Фото любезно представлено Howard Rosenstein/Fantasea.

Описание участников курса

Участник A
Год рождения:
1947
Дата травмы: 28 February 1969
Тип травмы: Проникающее огнестрельное ранение в правую верхнюю часть грудной клетки, травмированы легкое и пластинка дуги четвертого грудного позвонка, с разрывом нервных корешков на правой стороне и контузией спинного мозга.
Состояние после лечения Состояние после декомпрессионной ламинэктомия на уровне Т4-5. Пуля во время проникновения вызвала внутрипаренхимальное кровоизлияние в верхнюю вершину правого легкого и гемопневмоторакс, и была прооперирована. Через неделю после операции все рентгеновские снимки были в пределах нормы. У больного осталась параплегия Т4.
Медицинская история: До травмы сказать не о чем, Участник А всегда был здоров.
Текущее физическое состояние: Кроме результата травмы, патологий не обнаружено. Легкие и сердце в пределах нормы.
Примечание: Вследствие наличия «высокой» травмы было решено, что этот человек не подходит для морских погружений, но ему было разрешено участвовать в упражнениях в бассейне, проводимых под полным контролем. Это было сделано для того, чтобы более точно определить реальные пределы для дайверов с ограниченными возможностями. Участник А выполнил большинство упражнений правильно, но было ясно, что кратковременные интенсивные нагрузки вызывали затруднение дыхания. Это связано с тем, что он дышал только диафрагмой.

Участник В
Дата рождения: 4 сентября 1945 г.
Дата травмы: 21 июля 1970 г.
Тип травмы: Огнестрельное ранение грудной клетки. Двусторонний гемопневмоторакс с переломом шестого ребра и лопатки. Параплегия Т6.
Лечение: Проникающее ранение сзади в левое плечо и выходная рана в правом плече. Всасывание применялось дважды и через 4 дня после трахеотомии его состояние улучшилось.
У него осталась параплегия с уровнем чувствительности T6. Рентген грудной клетки и сердца показал, что все в пределах нормы.
История болезни: согласно контрольному листу анамнез исключал любое заболевание в прошлом или настоящем.
Текущее физическое состояние: кровяное давление 70/110, 60 секунд спустя — 70. Уши, евстахиевы трубы, пазухи и глотка в пределах нормы. Грудь, хорошее расширение, хорошее альвеолярное дыхание на обоих легких. Пульс — 70, ритм синусовый правильный, в пределах нормы. Рентгенография грудной клетки — нормальная. Положение сломанного 6-го ребра правильное, небольшое утолщение плевры в этой области.
Паралич с сенсорным уровнем Т6. Кожа на ногах здоровая без каких-либо пролежней. Хорошее кровоснабжение конечностей.
Заключение: Случай В прошел ознакомительный курс, успешно выполнил все упражнения, что зачтено инструкторами, в том числе одно погружение на 7 метров в открытом море.

Участник C
Дата рождения: 1947
Дата травмы: 27 августа 1970 г.
Тип травмы: Огнестрельное ранение вошло в правую часть заднего позвонка Т12, прошло через селезенку и вышло через левую сторону тела.
Лечение: проведена спленэктомия. Состояние после лечения: параплегия с уровнем чувствительности L2. Было несколько инфекций мочевыводящих путей, но покинул больницу в хорошем состоянии.
История болезни: Согласно контрольному листу, анамнез исключает любое заболевание в прошлом. После травмы всегда здоров, только случайные инфекции мочевыводящих путей.
Текущее физическое состояние: артериальное давление — 110/70, пульс — 60, 80, 70, 60. Уши, евстахиева труба, барабанная перепонка, глотка в пределах нормы. Грудная клетка — хорошее расширение, альвеолярное дыхание обоими легкими. Сердце — регулярный синусовый ритм в пределах нормы.
Неврологический — параплегия с сенсорным уровнем L2. Нет ощущения положения, нет ощущения вибрации, нет рефлексов в ноге, рефлекс живота в пределах нормы, отсутствует рефлекс нижнего эпигастрия, нет чувствительности в области половых органов, нет чувствительности в сфинктерах. Рентгенография грудной клетки — патологий не выявлено.
Заключение: Участник C успешно прошел ознакомительный курс, успешно выполнил все упражнения, что зачтено инструкторами, в том числе одно погружение на 7 метров в открытом море.

Участник D
Дата рождения: 2 ноября 1947 г.
Дата травмы: 10 июня 1967 г.
Тип травмы: Компрессия «конского хвоста» на уровне III, IV (компрессия корешков в нижнем отделе позвоночного канала. Прим. ДК).
Лечение:
декомпрессионная ламинэктомия.
Состояние после лечения: Поражение L3-5. Состояние после гемоторакса справа, состояние после разрыва печени (лапаротомия).
История болезни: Согласно медицинской карте, до травмы не было никаких заболеваний. После травмы был паралич ниже колен.
Текущее физическое состояние: артериальное давление — 130/8. Пульс — 80, 100, 80. Уши, пазухи, нос, евстахиева труба, глотка без патологий. Грудная клетка — хорошее расширение, альвеолярное дыхание в обоих легких. Сердце — синусовый ритм регулярный 80. В пределах нормы. Рентгенография грудной клетки — патологий легких и сердца не обнаружено.
Неврологический — паралич ниже колен. С контролем сфинктеров.
Заключение: Участник D успешно прошел ознакомительный курс, успешно выполнил все упражнения, что зачтено инструкторами, в том числе одно погружение на 7 метров в открытом море.

Участник E
Дата рождения: 20 октября 1945 г.
Дата травмы: август 1969 г.
Тип травмы и лечение: ампутация выше колена справа. Разрыв и перелом правой руки. Ампутация левой стопы.
История болезни: записи медицинской карты показывают, что всегда был здоров.
Текущее физический состояние: Артериальное давление — 110/70. Пульс — 60, 80, 60. Уши, нос, евстахиева труба, пазуха, глотка без патологий. Грудная клетка — патологий не обнаружено. Рентгенография грудной клетки — патологий легких и сердца не обнаружено. Небольшой металлический фрагмент 0,5 см х 0,5 см ниже ребра 10 на левой стороне. Все шрамы зажили отлично и сухие.
Заключение: Участник Е успешно прошел ознакомительный курс, успешно выполнил все упражнения, что зачтено инструкторами, в том числе одно погружение на 7 метров в открытом море.

Участник F
Дата рождения: 1947
Дата травмы: октябрь 1973 г.
Травма и лечение: ампутировали обе ноги выше колена.
История болезни и настоящее физическое состояние: Здоров.
Заключение: Участник F успешно прошел ознакомительный курс, успешно выполнил все упражнения, что зачтено инструкторами, в том числе одно погружение на 7 метров в открытом море.

Физеотерапия и физический тренинг

Yehuda Melamed врач тренинга готовится к погружению. Синайский п-ов, 70-е годы. Фото любезно представлено Howard Rosenstein/Fantasea

Медицинское обследование позволяет выявить наличие противопоказаний к дайвингу, связанных с инвалидностью, но даже, если кандидаты подходят по медицинским показаниям, они могут не соответствовать по спортивной подготовки. Дайвинг требует наличия быстрых реакций и способности к физическим нагрузкам, и поэтому очень важна физическая форма. Участники курса дайвинга должны быть в состоянии вытянуть 1/8 -1/5 веса тела на каждую руку при полном подъеме рук через стороны. Они должны регулярно плавать и вести активный образ жизни, включая частые перемещения в и из инвалидной коляски или ходьбу с костылями.

Если имеющийся уровень физической активности кандидата на курс, его физическое состояние не удовлетворяют медика или инструктора по физической подготовке, которые принимают решение о допуске к погружениям, тогда следует пройти серию тренировок за несколько недель до начала обучения дайвингу. Эти тренировки должны включать, по крайней мере, ежедневно час плавания, упражнения с планкой, ходьбу с ходунками и упражнения с гантелями, боксерскими грушами и т.д.

Описание курса дайвинга, июль 1974

Шесть участников, о которых говорилось выше, были отобраны Организацией реабилитации инвалидов-ветеранов Израиля (Zahal Disabled Veterans Organisation, ZDVO, прим. ДК ). Медицинские осмотры были проведены Иегудой Меламедом и Дэном Харелом. Курс проходил с 11 по 16 июля в Тивоне, небольшом городке недалеко от Хайфы, Израиль. Была сформирована инструкторская группа, которая включала дайвинг инструкторов, инструкторов по плаванию и физиотерапевтов. Важным моментом является то, что каждого инвалида в тренировочном бассейне сопровождал инструктор по дайвингу, а при погружении в море – два инструктора . Видимость в бассейне была около 3,0 метров. Заранее была исключена возможность проведения подводных занятий, когда один инструктор контролировал бы сразу несколько учеников.

Предварительный тренинг

Участники собрались в бассейне в Тивоне за неделю до начала курса и были проверены на умение плавать. Они приобрели комплекты из маски и трубки и плавали с ними в бассейне.

Распорядок курса

Изначально планировалось, что курс будет в течение полного дня, по 6 часов, включая лекции и занятий в бассейне. Однако, некоторые участники должны были продолжать учебу и сдавать экзамены по утрам, и поэтому расписание было перенесено и начиналось в 15.00, 19.00 или даже позднее. Таким образом, у учеников был очень тяжелый день.
После четырех дней занятий в бассейне и теоретических лекций, был проведен один день дайвинга в открытом море в Акко (или Акра портовый город на северо-западе Израиля. Прим. ДК).
Ученики сами перемещались на колясках в бассейн, на лекции и обратно, сами переодевались в плавки, и в большинстве случаев могли входить и выходить из бассейна без посторонней помощи.

Занятия в бассейне с дайвером с параплегией. Фото любезно предоставлено Nicholas Coit Fleming.
Учебная программа

Учебная программа основывалась на стандартах British Sub-Aqua Club (BSAC) для дайверов 3 и 2-го классов и на методах подготовки Подводной Федерации Израиля ( Israel Underwater Federation, CMAS).
(3-d Class Diver и 2-nd Class Diver — квалификации, которые в настоящий момент не поддерживаются BSAC. Third Class Diver соответствует примерно OWD, а Second Class Diver – примерно AOWD. Прим. ДК)

ДЕНЬ 1: Демонстрация инструктором по обучению дайверов с инвалидностью (Nicholas Coit Flemming) следующих упражнений в бассейне:
(а) Надеть маску и трубку на бортике бассейна и войти в воду.
(б) Подгонка маски и трубки во время плавания.
(в) Нырок с поверхности на глубину 3 метра.
(d) Пронырнуть 20 метров под водой.
(д) 3 кувырка вперед под водой на одном вдохе.
(f) 3 кувырка назад под водой на одном вдохе.
(g) Дыхание через трубку без маски, лежа лицом вниз в воде.
(h) Подгонка акваланга в воде у бортика бассейна.
(i) Установление плавучести с помощью воздушного надувного спасательного жилета (ABLJ).
(j) Снятие и возврат маски и загубника регулятора под водой.
(k) Снятие весового пояса, маски и акваланга под водой и свободное всплытие.

Затем участники проплыли по 180 метров на поверхности в ровном темпе. Участник A с Т4 был значительно медленнее остальных, хотя замер времени во время плавания не был предусмотрен.

Затем участники продемонстрировали способность задерживать дыхание и уверенно держаться на воде, лежа лицом вниз, плавая на поверхности, как можно дольше. Время без гипервентиляции было следующим: Участник А — 35 сек; Участник В — 1 мин 42 сек; Участник С — 1 мин 35 сек; Участник D — 1 мин 20 сек; Участник Е — не участвовал; Участник F — 28 сек.

Ученики висели на краю бассейна и дышали через трубку без маски в течение одной минуты. Все успешно адаптировались, за исключением Участника А, которому пришлось ещё попрактиковаться. Затем все участники проныривали 20-30 метров на одном дыхании, время колеблется от 20-40 секунд.

Ученики демонстрировали подводные кувырки вперед и назад с маской и трубкой. Все ученики выполнили по 3 кувырка на одном дыхании, за исключением Участника А, который мог сделать только два. Было ясно, что, каким бы опытом и самообладанием в воде не обладал человек, это упражнение требовало большего контроля над дыханием и вдохом, чем тот, который доступен при использовании только диафрагмы.

Затем ученики практиковали подгонку маски и трубки во время плавания или при зависании в бассейне. Для человека без ласт с парализаций или с двойной ампутаций это гораздо сложнее, чем кажется, так как подъем рук над водой приводит к затоплению тела и головы.
Наиболее эффективный прием заключался в следующем: участник нырял на 3 метра и брал на дне маску и трубку. Затем, пока приспосабливал маску, трубку прятал в плавки. Поскольку во время одевания маски голова и рот погружались в воду, требовалась задержка дыхания, маска неизбежно становилась заполнена водой. Когда маска была зафиксирована на лице, ученик, помогая себе одной рукой, плавал на поверхности и дышал через рот, другой в это время он прилаживал трубку. На задержке дыхания трубка была вставлена на место и затем можно было очистить маску от воды, делая вдох через трубку, а выдыхая в маску.
Большинству учеников понадобилось несколько попыток, прежде чем они успешно прошли этот тест. Участник А нашел его очень трудным, из-за сложности для него предотвращения вдоха через нос.

Во время этого занятия в бассейне ученики находились в воде почти два часа, большую часть времени они активно занимались упражнениями, а часть провисели у бортика. Из-за сложности для них входа и выхода из бассейна, они старались делать это по-минимуму. Несколько учеников поцарапали или ободрали ноги, несмотря на частые предупреждения. На последующих занятиях все ученики, страдающие параличом нижних конечностей, носили эластичные спортивные наколенники, а в углу на бортике бассейна был размещен спортивный мат.

Лекции до и после бассейна включали следующие темы: мобильность для дайвера с ограниченными возможностями; физика дайвинга; законы о жидкостях (закон Бойля, закон Чарльза, закон Далтона, закон Генри); обзор физиологии дайвинга; дыхательная система; опасность гипервентиляции и неправильного дыхания.

Курс дайвинга, Израиль, 1973. Фото любезно представлено Howard Rosenstein/Fantasea

ДЕНЬ 2: ученики провели 25 минут в бассейне, повторяя упражнения, изученные в первый день. Затем, чтобы проверить уверенность в себе и чувство направления, все ученики проплыли одну дистанцию в бассейне по поверхности с полностью затемненной маской.

За этим последовала 45-минутная лекция у бассейна по следующим темам с демонстрациями: регулировка ABLJ (Adjustable Buoyancy Life Jacket. Прим. ДК), наполнение и установка баллона ABLJ, регулировка плавучести при погружении, контроль дыхания, принцип работы регулятора дыхания, установка регулятора на баллон, проверка давление в баллоне, важность выдоха при подъеме, сигналы руками.

(ABLJ использовался для двух целей: одна, для обеспечения плавучести дайвера, другая, в качестве спасательного жилета, который можно быстро надуть даже на глубине. Первые ABLJ надувались с помощью небольшого баллона с углекислым газом, а затем небольшим воздушным баллоном. Прим. ДК)

Все ученики наполнили минибаллоны своих ABLJ из баллонов своих аквалангов и вошли в воду для своих первых упражнений с оборудованием. В каждом случае ученик входил с угла бассейна, из положения сидя, экипированный маской, трубкой и ABLJ. Акваланг опускался рядом с учеником, в то время как он висел, держась за поручень, и инструктор помогал ему подогнать комплект и отрегулировать подвеску. С надутым ABLJ ученик мог одеть акваланг без посторонней помощи. Одновременно в бассейне было два или три ученика, каждый со своим инструктором. Сначала ученики погрузились, чтобы отрепетировать сигналы руками. Затем они выполнили следующие тесты: две дистанции 30-метрового бассейна в погруженном состоянии в акваланге; выполнение кувырков и петель для демонстрации контроля ориентации; контроль плавучести с помощью дыхания; очистку маску от воды.

Результативность была очень разной. Участник А был хорош при плавании и в сигналах руками, но не смог снять маску; Участник В действовал настолько уверенно, что несколько раз полностью снимал маску и обменивался маской со своим инструктором под водой; Участники С, D и Е показали хорошие результаты; Участник F был уверенным и успешным, но ему было трудно сохранять равновесие в воде.

Каждый погрузился под воду с аквалангом на 20-30 минут. Хотя они носили ABLJ, им не разрешили самим регулировать плавучесть в первый день, чтобы избежать опасности передува и вылета на поверхность. Инструктор корректировал плавучесть сам в случае необходимости.

Лекций в этот день не было.

ДЕНЬ 3: На тренировке в бассейне сначала все ученики поныряли, чтобы отрепетировать упражнения предыдущего дня.
После сборки и надевания ABLJ и акваланга, им предстояло выполнить следующие испытания: кувырки вперед и назад; снять и вернуть на место мундштук регулятора; снять и одеть маску под водой.
Участник А пробыл под водой 16 минут, но ему не удалось очистить маску; остальные ученики выполнили тесты в следующие сроки: В — 16 минут, С — 9 минут, D — 9 минут и Е — 14 минут. Участник F испытывал чрезвычайные сложности с балансировкой своего положения. Им с инструктором пришлось плотно поработать, прикрепляя грузы в различных положениях на корпусе, пока стабильность не была обеспечена. Это было достигнуто путем подбора грузов к ABLJ на верхнем уровне груди. Участник F провел под водой 18 минут.

Затем была проведена лекция и демонстрация на бортике бассейна по следующим темам: работа ABLJ, контроль всплытия, эффект ношения гидрокостюма, влияние давления на изменение плавучести костюма и ABLJ, влияние физической активности, холода и глубины на расход воздуха, изменения сопротивления дыханию в зависимости от глубины и давления в баллоне. Была продемонстрирована правильная последовательность надевания оборудования.

Затем все ученики со своими инструкторами нырнули в бассейн и выполнили следующие упражнения: погрузиться и попеременно дышать с инструктором из одного регулятора в течение нескольких минут; проплыть один бассейн под водой, подняться на поверхность, перейти на трубку, проплыть бассейн по поверхности; проплыть под водой один бассейн с затемненной маской. Все ученики успешно прошли эти тесты.

Вечером была лекция на следующие темы: физиология человека под внешним давлением; влияние различных газовых законов применительно к газам, находящихся в теле человека; Закон Дальтона и различные виды отравления газами; про кислород, азотный наркоз, угарный газ, углекислый газ и углеводородные газы.

Затем последовала лекция по мобильности для людей с инвалидностью в дайв-экспедициях, в том числе о методах пересечения неровностей, преодоления препятствий, пребывания в кемпинге и преодолении тяжелых условий походной жизни.

ДЕНЬ 4: Курс собрался в бассейне, чтобы попрактиковаться в продвинутых упражнениях по подгонке и снятию комплекта скубы во время погружения и по спасению жизни. Было дано объяснение, что снятие подводного снаряжения под водой возможно будет полезно в определенных видах чрезвычайной ситуации, и что надевание подводного оборудования уместно при смене комплектов во время длительной декомпрессии и т.д. Однако, очевидно, что основными целями этих испытаний было обретение учениками полного контроля за снаряжением и уверенность под водой.

Для снятия снаряжения под водой ученикам было предложено выполнить следующие действия: сесть на дно, снять поясной ремень и положить его на ноги; расстегнуть ремни скубы и сбросить лямку с одного плеча, развернуть баллон перед собой и скинуть лямку с другого плеча, опустить баллон рядом с дайвером и положить его на дно так, чтобы регулятор находился ближе к дайверу; снять маску и трубку и положить их на дно; закрывая вентиль баллона, сделать один большой вдох и, полностью закрыв баллон, подниматься на поверхность медленно, все время выдыхая.

Для одевания оборудования все снаряжение было опущено на глубину 2-3 метра с открытым вентилем баллона, загубник регулятора был спрятан под грузовым ремнем для предотвращения свободного выброса воздуха. Ученикам было предложено действовать следующим образом: нырнуть вниз, достать мундштук и начать дышать из регулятора; взять грузовой пояс, лежащий на баллоне, и положить поперек ног; сидя на дне, взять маску, одеть и очистить её от воды; поднять баллон, просунуть одну руку через лямку, повернуть баллон за спину или пронести его над головой, продеть другую руку в плечевую лямку, затянуть пряжку на поясе, надеть грузовой пояс; проплыть один бассейн под водой, затем медленно подняться на поверхность.

Были даны объяснения, что второе упражнение намного сложнее, чем первое. Ученики должны выполнить первое упражнение в обязательном порядке, чтобы претендовать на морское погружение, но они не будут отстранены от морского погружения, если не смогут выполнить второе.
Для параплегиков, не контролирующих свои поясные мышцы, следует принять во внимание, что оба упражнения требуют чрезвычайно острого чувства равновесия и непрерывных легких движений руками, чтобы предотвратить падение. Затем Nicholas Coit Flemming продемонстрировал одевание оборудования под водой, используя технику, рекомендованную в инструктаже.

Участники выполнили упражнения со следующими результатами:
A — не достигнут необходимый контроль при попытках выполнить эти упражнения. Был проведен интенсивный инструктаж по контролю дыхания и баланса и по очистке маски. Быстро подтянулся.
В — снял оборудование быстро и спокойно. У него были проблемы с балансом во время одевания снаряжения, и инструктор прижал ноги, чтобы повысить стабильность. Выполнены оба теста.
C — как для B, но мог бы выполнить упражнение без посторонней помощи.
D — как для В.
E — оба упражнения выполняются быстро и спокойно без посторонней помощи.
F — оба упражнения выполняются быстро и спокойно без посторонней помощи.
Участники В — F были в восторге от этих тестов и выполнили их по несколько раз, чтобы повысить свою эффективность. Затем инструкторы по очереди с каждым учеником продемонстрировали спасение, подняв их на поверхность и отбуксировав вдоль бассейна. Ученикам было показано, что они могут помочь дайверу, попавшего в сложную ситуацию, сбросив его весовой пояс и/или надувая его ABLJ. Эти упражнения учениками не выполнялись.

Вечером была проведена лекция на следующие темы: строение и функции пазухи, уха, евстахиевой трубы, барабанной перепонки; кровообращение и дыхание, функция альвеол, риск эмболии и блокировки альвеол, опасность потери тепла и обезвоживания; планирование погружений.

Затем последовала лекция о техниках для людей с ограниченными возможностями по переходу их с берега на водолазные катера, заход в море и выход из воды с различных видов пляжей и береговой полосы, а также вход в воду с лодок и возвращение обратно.

Группа и инструкторы на набережной в гавани Акко. Фото любезно предоставлено Nicholas Coit Fleming.

ДЕНЬ 5: Группа и инструкторы встретились на набережной в гавани Акко в 07:15. Ранний час был выбран, чтобы попытаться избежать ветра, который поднимается в течение дня.
После тщательной консультации и обсуждения, Yehuda Melamed и Nicholas Flemming решили, что для Участника А небезопасно будет нырять в море с аквалангом. Несмотря на то, что он, несомненно, обладал превосходной умственной и эмоциональной готовностью к дайвингу, высота поражения в Т4 делала дайвинг опасным для него в любом месте, кроме, как в бассейне под наблюдением.
В 07:50 первая пара учеников, В и F, поднялась на борт 8-метрового водолазного катера в сопровождении дайвинг инструкторов, врача (Yehuda Melamed), физиотерапевтов и наблюдателей. На глубине 8 метров лодка была поставлена ​​на якорь. Ученики сами вошли в воду через борт, инструкторы помогли им надеть акваланги на поверхности воды. Каждый ученик погружался в сопровождении двух инструкторов, видимость составляла менее 3 метров. Они ушли под воду на 20 минут, а затем вернулись к лодке. Участник F смог сам без посторонней помощи выйти из лодки в воду и сам подняться на лодку. Участнику В помощь потребовалась.

Лодка вернулась на берег, и личный состав поменялся, чтобы остальные четыре участника курса могли побывать в море. Ученики С и Е выполнили то же погружение, что и первая пара, при слабом ветре с полуметровой волной. Ученик D нырнул последним, к тому времени, около 10.00, был сильный ветер и волны около 1,0 метра. Ученик А благополучно проплавал с маской и трубкой около получаса, но не погружался с аквалангом.

22 июля 1974 года Участники A, C, D и E провели демонстрационное погружение в спортивном центре для инвалидов Beit Halochem , недалеко от Тель-Авива. Бассейн был длиной 50 метров с отличной чистой водой. Демонстрация была зафиксирована подводными фотографиями и подводным телевидением. Несколько сотен зрителей наблюдали за демонстрацией у бассейна. Участникам были вручены сертификаты, отражающие их достижения.

Обсуждение

Эффективность курса

Курс, описанный выше, был разработан как ознакомительный, чтобы продемонстрировать, что люди с серьезными нарушениями могут безопасно овладеть техникой подводного плавания, и установить для них оптимальные техники погружений и методы обучения.
Процесс прохождения курса был представлен здесь максимально подробно. Это сделано с тем расчетом, что власти, желающие последовать этому примеру или усовершенствовать его, естественно, будут очень осторожны, не говоря уже о скептиках. Поэтому было важно предоставить точные доказательства наличия прогресса у обучающихся. Вопрос о дальнейшем их обучении будет обсуждаться ниже.

Максимально допустимая степень травмы

Эта проблема уже обсуждалась в разделе о медицинских критериях, но здесь она рассматривается не с физиологической точки зрения, а со стороны безопасности погружений в открытом море.
Было ясно продемонстрировано, что параплегическое поражение T4 препятствует погружениям в открытом море. Несмотря на то, что Участник А проявил наибольшую смелость, самоконтроль и компетентность в воде, ослабленность дыхательных мышц была критической.
Напротив, Участник В с травмой Т6 был в полной безопасности. Это подтверждает теоретический прогноз, что T5 является самой высокой травмой, при которой может быть разрешено занятие дайвингом в определении самостоятельности, принятом в данном проекте. Любой ученик с поражением выше T8 должен быть предварительно тщательно обследован.

Наиболее серьезные проблемы безопасности связаны с обеспечением контроля за положением тела в воде и ограничениями, возникающими из-за того, что руки дайверу требуются как для движении, так и для работы с оборудованием.
Параплегики имели хороший контроль за положением при плавании, хотя ступни имели тенденцию немного всплывать. Но у них возникали некоторые проблемы с более сложными упражнениями в бассейне из-за недостаточного контроля мышц в районе пояса.
Наоборот, пациенту с двойной ампутацией обеих ног выше колена было трудно контролировать положение своего тела при плавании с аквалангом, но у него не возникало затруднений при сидении на полу бассейна. Ученик F счел необходимым прикрепить грузы на уровне талии, чтобы добиться лучшего положения при плавании с аквалангом.

Особая опасность для параплегиков заключается в том, что они не знают о положении своих ног, если не смотрят на них. Это довольно затруднительно при ношении маски и акваланга, поэтому существует риск, что их ступни или колени столкнуться с камнями, кораллами или обломками. Если одет костюм, полностью закрывающий тело, то риска ободранностей или порезов нет, но при отсутствии длинного костюма следует соблюдать крайнюю осторожность.

Особое внимание уделено ситуации параплегических поражений или других типов паралича, возникающих в результате кессонной болезни. Вывод довольно прост: человек, который приобрел инвалидность и парализован в результате кессонной болезни, не должен снова нырять, и это относится и к спинному, и к черепномозговому декомпрессионному поражению, даже если излечение достигнуто с применением рекомпрессии .

В данном отчете авторы для обозначения декомпрессионной, или кессонной болезни (Decompression sicknes), сокращенно — ДКБ (DCS), используют термин bend (основное значение «изгибаться», «искривляться», применительно к данной ситуации можно перевести как «ломка») или spinal bend.

Дело в том, что ДКБ классифицируется по симптомам. В самых ранних описаниях ДКБ использовались термины: «bends» («изгибы») для боли в суставах и со всем, что связано с скелетной системой; «chokes» («удушья») при проблемах с дыханием; и «staggers» («пошатывания») для неврологических проблем. В 1960 году была принята более простая классификация, использующая термин Type I («простые») для симптомов, связанных только с поражением кожи, опорно-двигательного аппарата, или лимфатической системы, и Type II («серьезные») для симптомов поражения, где затронуты другие органы (например, центральная нервная система). Эта система, с небольшими изменениями, все еще может использоваться сегодня.

Чтобы не усложнять перевод, я использую везде термин ДКБ. Но обращаю внимание, что авторы имели в виду «bends», т.е. ДКБ, связанную с поражением суставов и скелетной системы. Прим. ДК

Обсуждение с доктором Х.В. Хемплеманом (HV Hempleman) и доктором Х.Л. Франкелем (HL Frankel) привело к следующим обоснованиям. «Спинная» кессонная болезнь повреждает спинной мозг в результате прерывания или уменьшения кровоснабжения. Рекомпрессионное лечение способствует восстановлению кровотока. Тем не менее, нет никакой возможности убедиться, действительно ли капилляры восстановили свою нормальную эффективность. При нормальном атмосферном давлении неврологические тесты рефлексов и т.д. подтвердят, что спинной мозг функционирует адекватно. Однако, нет никакого способа определить, будет ли кровоснабжение оставаться достаточным при повышенной нагрузке, при давлении или при необычных условиях дыхания, кроме как подвергая человека риску, поместив его в среду, где эти условия будут снова на него воздействовать.

Можно упомянуть недавние случаи, чтобы проиллюстрировать эти риски. Некто X занимался дайвингом на Нормандских островах, получил ДКБ и был доставлен в больницу Сток-Мандевиль парализованным после рекомпрессии, которая не принесла никакого улучшения. После десяти недель всестороннего восстановления и ухода, у Х стала восстанавливаться чувствительность и контроль мышц в нижней части тела, и в конце концов он вышел из больницы полностью в хорошей форме. Несколько месяцев спустя Х плавал в бассейне и пытался пронырнуть бассейн под водой на задержке дыхания. Он был снова парализован и возвращен в больницу. Через несколько недель он восстановил достаточную силу в ногах, чтобы ходить, опираясь на трость. Но и четыре года спустя он все еще ходил, сильно хромая, и ему была необходима трость для поддержки.

Некто Y в режиме daily нырял на 35 метров в Северном море и получил ДКБ, которая парализовала его от пояса вниз. Он немедленно получил курс рекомпрессии и, по-видимому, полностью выздоровел. Несколько недель спустя он вернулся к подводному плаванию с аквалангом, а через два месяца нырял на 25 метров в режиме безостановочного погружения (наверное имеется в виду, что между погружениями не был сделан поверхностный интервал. Прим. ДК). После всплытия, он снова был парализован от нижней части груди. Рекомпрессионное лечение не привело к полному ослаблению симптомов, и в течение нескольких месяцев он испытывал онемение в ногах, головные боли и аномальные рефлексы. Год спустя у него все еще оставались незначительные остаточные симптомы.

Эти случаи демонстрируют, что неадекватная декомпрессия, вызывающая повреждение спинного мозга, может привести к состоянию, которое невозможно обнаружить при неврологическом обследовании, но которое чрезвычайно опасно. Человек, перенесший ДКБ типа II, может быть снова подвержен таким ДКБ. Помимо этого, первое поражение, частично или полностью излеченное, может спровоцировать повреждение на более высоком уровне позвоночника, которое не будет иметь видимых неврологических симптомов. Однако, при повторном воздействии субъект может быть очень серьезно травмирован.

Оптимальный график обучения

Курс в Tivon / Akko был задуман как интенсивный ознакомительный курс. Он прошел успешно благодаря тому, что были отобраны ученики, которые обладали исключительными способностями, несмотря на их инвалидность. Также была большая команда опытных инструкторов. В первый день были сомнения, смогут ли участники курса выдержать во второй половине рабочего дня два часа в воде и два часа лекций. На практике ученики проявляли большой энтузиазм и никаких негативных реакций. Однако, курс был чрезмерно интенсивным, а люди менее подготовленные тоже должны иметь возможность стать компетентными дайверами. В целом, вводный курс должен быть более размеренным и не столь интенсивным.

Оптимальный вводный курс с прицелом на последующий продолжительный дайвинг тренинг может состоять из 5-10 слушателей, наблюдающего врача, 2-3 терапевтов /инструкторов по плаванию и 3-5 инструкторов по дайвингу.

Курс должен длиться 3-5 полных дней, включая 2 часа лекций, демонстраций, фильмов, технических показов и т.д. на каждый час, проведенный в бассейне. Должно быть предоставлено достаточно возможностей для чтения и изучения, обсуждений с участием инструкторов и студентов для формирования единой социальной группы. У каждого обучаемого с инвалидностью будут индивидуальные трудности и проблемы, связанные с его травмой, и инструкторы и сам студент будут учиться, как справляться с этим. Это требует от преподавателей высокой степни понимания и отождествления себя с обучаемыми.

Оптимальное продолжение и развивающее обучение.

Когда стандарты обучения для дайверов с ограниченными возможностями укоренятся, для студентов было бы желательно и предпочтительно присоединиться к дайвинг-клубам или школам дайвинга сразу же после прохождения медицинского освидетельствования. Они могли бы пройти обучение у квалифицированных инструкторов по дайвингу по обычному пути, как все дайверы.
В то же время, желательно, чтобы люди с тяжелыми формами инвалидности, в рассматриваемых здесь категориях, проходили начальную подготовку на специальных коротких курсах, проводимых под руководством врачей и физиотерапевтов. Такие курсы могут быть организованы во многих странах при сотрудничестве с национальными организациями спортивного дайвинга, такими как NAUI, BSAC, FSEM, администрациями по вопросам ветеранов и спортивными организациями инвалидов.

Дайверы с инвалидностью не должны погружаться исключительно друг с другом. После получения начального обучения, такой дайвер-стажер должен вступить в активный дайвинг-клуб или школу дайвинга. Обучение в этих организациях обычно проводится неполный рабочий день в течение многих недель или нескольких месяцев, и это идеально подходит для людей с ограниченными возможностями. Регулярно занимаясь дайвингом с членами клуба или школы, дайвер-инвалид приобретает сообщество друзей и напарников по погружениям, которые знают о его возможностях и ограничениях при дайвинге в море, и это обеспечит его максимальную безопасность.

Дайверы с инвалидностью должны, насколько это возможно, выполнить все установленные обучающие упражнения в соответствии с нормами CMAS и в этом случае получить соответствующие сертификаты.
Стандарты CMAS должны несколько скорректированы, чтобы учесть ограничения по глубине погружений и по морским условиям, как будет описано ниже, а также в целях соблюдения безопасности для жизни, поскольку дайвер с ограниченными возможностями может оказать незначительную помощь другим.
Дайвер-инвалид, который приобрел достаточный опыт открытой воды, чтобы получить квалификацию, должен получить соответствующий сертификат или подтверждение в логбуке, в котором четко были бы указаны ограничивающие условия, при которых он может безопасно нырять. Он должен проходить ежегодный медицинский осмотр, чтобы убедиться в безопасности для себя продолжения занятия дайвингом.

Ограничения процесса и планирование погружений

Надеемся, что настоящая статья будет использована дайвинг-клубами и спортивными организациями инвалидов, чтобы помочь им в оценке пригодности инвалидов к обучению дайвингу и в планировании дайвинг путешествий с участием людей с ограниченными возможностями. Поэтому важно попытаться визуализировать полную характеристику работоспособного дайвера, показывая его слабые места и способы их компенсации.

Таблица 1 является очень субъективной попыткой оценить относительный уровень компетентности, который может показать дайвер-инвалид по сравнению со средним тренированным спортивным дайвером. Цифра 100 берется для обозначения обычной компетенции, уровня безопасности и т.д. для среднего спортивного дайвера.

Параплегики имеют тенденцию к простуде быстрее, чем трудоспособные дайверы, и должны носить дополнительную защиту. Это будет сильно разнится для разных людей. Если паралитик замерзает во время погружения, не пытайтесь согреть его очень горячей ванной, так как это может вызвать ожоги. Наиболее горячая и безопасная ванна — около 40 ° C.

Николас Флеминг во время своего «переобучения» дайвингу выполняет упражнение по одеванию комплекта оборудования под водой. 1970 год, бассейн в городе Guildford, графство Surrey.
Фото любезно предоставлено N.C.Flemming.

Основные правила дайвинга в открытой воде для дайверов с инвалидностью.

Следующие правила основаны на шестилетнем опыте дайвинга одного из авторов (Nicholas Coit Flemming) и выводах из проведенного курса в Израиле.

  1. Соблюдайте все установленные правила дайвинга и все медицинские указания, касающиеся дайвинга.
  2. Ваш уровень безопасности всегда ниже, чем у дайвера без ограничений здоровья.
  3. Погружение начинается, когда вы выходите из дома, и заканчивается, когда вы благополучно возвращаетесь домой
  4. НИКОГДА НЕ НЫРЯЙТЕ В ОДИНОЧКУ!
  5. ВСЕГДА НЫРЯЙТЕ С ДВУМЯ ДАЙВЕРАМИ БЕЗ ОГРАНИЧЕНИЙ ЗДОРОВЬЯ, КОТОРЫЕ ДОЛЖНЫ БЫТЬ РЯДОМ С ВАМИ; БЛИЗКО К ВАМ В ВОДЕ – ЭТО НЕ ДАЛЕЕ 5 МЕТРОВ ИЛИ ДИАПАЗОНА ВИДИМОСТИ, ЧТО МЕНЬШЕ. ДОЛЖЕН БЫТЬ ЕЩЕ ОДИН ДАЙВЕР НА ЛОДКЕ, НЕ СЧИТАЯ РУЛЕВОГО.
  6. Всегда планируйте и предварительно проверьте вход и выход из воды с людьми, которые будут вам помогать.
  7. Убедитесь, что ваши товарищи по дайвингу знают ваши ограничения с точки зрения безопасности при погружении и общей медицинской помощи.
  8. Вы не сможете использовать свои руки, чтобы и отрегулировать свое снаряжение, и работать ими во время плавания. Избегайте ситуаций, которые требуют и того и другого одновременно.
  9. Никогда не ныряйте в течении, если его сила такова, что вы не сможете плыть в нем некоторое длительное время.
  10. Избегайте ссадин и порезов от рифов и камней. Не трогайте кораллы.
  11. Не совершайте погружений, требующих декомпрессионных остановок.
  12. Никогда не заходите в надголовную среду.
  13. Никогда не заходите в пещеры или рэки.
  14. Никогда не ныряй ночью.
  15. Никогда не ныряйте при видимости менее 3 метров. Ваши напарники не смогут держаться настолько близко к вам, чтобы успеть оказать быструю помощь в этих условиях.
  16. Никогда не погружайтесь при волнах более 2 м или при сильном ветре.
  17. Планируйте все действия под водой с применением нескольких избыточных мер безопасности и надежных техник.

Значение дайвинга для людей с инвалидностью

Уже давно признано, что плавание является идеальным видом спорта для людей с ограниченными возможностями, поскольку оно позволяет им отказаться от всех искусственных приспособлений для передвижений и получать максимальный уровень удовольствия от упражнений. В то время, как плавание дает инвалиду свободу передвижения в двух измерениях, дайвинг дарит третье измерение. Дайвер-инвалид может плавать, подниматься или спускаться, вращаться и поворачиваться в любом положении без специального снаряжения, кроме обычного комплекта для дайвинга.

Как указывалось в начале этой статьи, экстремальные виды спорта или приключенческий спорт обращаются к другим психическим и эмоциональным персонажам, чем командный соревновательный спорт. Командные соревновательные виды спорта требуют достижения максимальных результатов в рамках неких установленных человеком правил, цель — победа над противником в конкурентной борьбе. Маловероятно, что инвалид сможет конкурировать с физически здоровым человеком, потому что он всегда будет повержен. Приключенческие виды спорта неконкурентоспособны, хотя их можно сделать такими в некоторых случаях, и их цель состоит в том, чтобы использовать умение, ум и силу, чтобы жить и преодолевать природные условия окружающей среды: воздух, море, отвесная скала, ледник.

Дайвинг дает не только удовлетворение от освоения сложной техники, опасной обстановки и получения приятных физических ощущений от упражнений. Для дайвинга, как и для некоторых других экстремальных видов спорта, требуется интенсивная групповая сплоченность, надежность и взаимное доверие. Одинокий дайвер всегда небезопасен, независимо от того, является он инвалидом или нет, и дайверы учатся зависеть от навыков и способностей друг друга для обеспечения своей физической безопасности. Это относится и к планированию, и к обслуживанию оборудования, и к обучению, а также к реальному взаимодействию во время погружений с друзьями. Участие в общем планировании и подготовке к погружениям означает, что инвалид должен полностью интегрироваться в команду. Даже в тех случаях, когда человек настолько серьезно травмирован, что нырять в море небезопасно, вполне возможно, достаточное удовольствие и тренировка могут быть получены в бассейне, как награда за усилия.

Подпись: Спорим, я получу свой сертификат первым!
БЛАГОДАРНОСТЬ

Отчет об израильских дайверах с параплегией был впервые представлен на конференции дайвинг-офицеров BSAC в 1974 году. Статья Culp и Lobel впервые появился в Sea Frontier, журнале International Oceanographic Foundation.
Мы благодарим эти организации за разрешение переиздания.

Следите за нашими новыми материалами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*