Слепому дайвинг не нужен! - Князев DA!

Слепому дайвинг не нужен!
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...

Незрячий дайвер

Я не подозревал, насколько распространена эта точка зрения среди дайверов, до того как начал работать с незрячими студентами и стал глубже проникать в эту тему.

  • А зачем вообще незрячего пускать под воду: и сам погибнет и других подставит…
  • Тут зрячий еле справляется, я не против, но опыт говорит о другом.
  • Извиняюсь, а зачем незрячему под воду? Трогать ничего особо нельзя, слышать нечего и еще не видеть… Это даже не экстрим, это, прям, на выживание…
  • Рано или поздно такой «обученный» уговорит своих близких дать ему нырнуть самостоятельно, придумает ходовик, систему буев и т.д., и закончит этот дайв плачевно. Однозначно, считаю, что кроме как дышать и освоить элементарные тактильные знаки под водой, слепой дайвер больше ничего не должен уметь делать.
  • Есть такие инструкторы, которым не страшно брать такой крест на душу (сказано про инструкторов, которые обучают незрячих).
  • Даже если найдётся организация и инструктор, которые прочитают студенту учебник и примут экзамен, а дальше что? Кто возьмёт на себя ответственность разрешить нырялку слепому? Это же все равно, что разрешить самоубийство. И даже если кто-то разрешит нырялку в сопровождении инструктора-поводыря, то какой в этом смысл? Человек все равно ничего не увидит, ни рыб ни кораллов, вообще ничего!
  • Правда то, что ни одна федерация дайвинга не имеет специальных сертификаций для незрячих … а те сертификаты, что есть, исключают такую возможность …

Это реальные высказывания, которые прозвучали в соцсетях при обсуждении темы обучения дайвингу незрячих людей и организации для них погружений. Как бы то ни было, я признателен своим собеседникам за откровенность: это дало возможность представить тот образ незрячего человека, который сформировался у этих зрячих людей:

Незрячий – это человек, не способный ни к обучению, ни к здравому размышлению. Он лишен чувства самосохранения, ему безразлична своя жизнь и безопасность окружающих. Как следствие, он стремится к самоуничтожению, представляя опасность для тех, кто находится рядом.

Как бы не дико звучало описание этого образа, его следовало сформулировать, поскольку, прежде, чем обсуждать дайвинг для незрячих, надо разрушить представление о незрячем человеке, как о человеке неразумном.

Для справки: по данным МНИИ глазных болезней им. Гельмгольца, количество учтенных слепых и слабовидящих в нашей стране составляет 218 тысяч человек, из них абсолютно слепых — 103 тысячи. В контингенте инвалидов по зрению 22% составляет молодежь.

Услышьте: незрячий человек – разумен! Написав это, я не знаю, что добавить – это настолько очевидно, а обратное утверждение настолько нелепо и дико, что говорить тут более не о чем.

Если незрячий человек увлекся дайвингом, то также разумно должен проявить себя его инструктор во время обучения, и его напарник во время погружений. Их общая задача так организовать дело, чтобы дайвинг был безопасен для всех. Чтобы каждый получил от давинга то, что он должен давать – удовольствие. Но, согласитесь, действовать разумно и адекватно ситуации – это общее правило для занятий дайвингом, вне зависимости от состояния здоровья участников погружения.

Выходит-то, что проблема не в самом незрячем дайвере, а в зрячем инструкторе, который отказывает слепому человеку в праве погружаться с аквалангом: «Зачем ему? Он же не видит!»

Содержательно ответить на вопрос «зачем слепому нужен дайвинг?» может только незрячий человек, который попробовал нырять. И нам, зрячим, не надо придумывать ответ за них.

Почему решили попробовать?

Первое погружение Дмитрия Клюквина. Бассейн дайвинг-клуба «Альтернатива», Москва.

«Я уже давно хотел погрузиться. Слышал об этом от многих ребят, незрячих. Я даже не спрашивал их «зачем?», «для чего?» – мне просто было интересно.
Я хотел получить новые ощущения. Я до этого прыгал с парашютом, это было здорово. Теперь хотел попробовать, как организм поведет себя на глубине.»

Дмитрий Клюквин, проходит курс обучения Open Water Diver.

Эдуард Воронин совершил свое первое погружение с аквалангом в 78 лет.

«Я понимаю, что во многом ограничен, но жить нормально, и от этой жизни брать как можно больше – это должен каждый.»
Эдуард Воронин. Попробовал погружение с аквалангом в 78 лет. В 2017 отпраздновал свое 80-летие очередным погружением (дайв-клуб «Скат», Брянск).

«Вообще я давно мечтал заняться дайвингом. Хотел доказать, что и слепым людям доступен этот вид экстремального спорта.»
Идрис Хаертдинов совершил в 2014 году погружение в Голубом озере, в котором температура воды не превышает 6 градусов. Погружению в открытой воде предшествовала тренировка в бассейне. (дайв-клуб «Бентос», Казань)

Максим Петров на своем первом погружении в бассейне «Труд» (дайв-центр «Декостоп»), 2009.

«За неделю до погружения в буквальном смысле слова извелся от ожидания. Замучил всех знакомых и родных, а также мировую сеть в поисках информации о дайвинге.
Знакомых дайверов у меня нет, и расспросить было некого. Поэтому в сознании всплыли и угнездились какие-то очень простые и незатейливые представления, основанные на когда-то просмотренных фильмах, — то ли про Кусто, то ли еще про кого-то, кто лихо нырял с двумя баллонами за спиной, погибал при извержении подводного вулкана, сражался с акулой… Спал и видел, как я с баллонами, да в маске…»

Максим Петров. Впервые погрузился с 2009 на программе Dive Challenge Tour (инструкторы Дарья Портнова, Кирилл Ювченко, Москва), затем тренировался с инструктором Ильей Дубровским.

Зачем слепому дайвинг?

Mark Threadgold (на фото справа) – первый незрячий дайвер, который достиг глубины 100 метров. 2006 год.

«Зачем слепому дайвинг? Есть несколько аспектов.
Первый самый явный и понятный: у незрячих много ограничений: невозможно управлять самолетом, водить машину, а дайвинг, эта такая сфера, которая пока не особенно освоена слепыми, но при соблюдении некоторых условий вполне доступна. И значит, слепые будут туда стремиться. Другое дело, что до недавнего времени дайверское сообщество не очень было готово к этому.»

Дмитрий Касаткин.

«Когда первый раз попробовал и получилось неплохо. Уже появился интерес дальше. Ну и хотелось попробовать сделать то, что еще не делал здесь никто. А во-вторых, для получения новых навыков, новых впечатлений. Хочется расширять границу своих умений. Границу понимания у других: чтобы люди, которые думают, что слепой человек это только белая трость. Помочь сообществу зрячих понять, что мы можем делать, поднять в их глазах отношение к нам.»
Дмитрий Клюквин

Что вы чувствуете, вы же ничего не видите!

Незрячий дайвер с сопровождении напарника направляется на церемонию центра Etgarim зажжения Ханукальных свечей под водой. Эйлат, Израиль, 2017.

«Погружение в воду с оборудованием – это огромный пласт неиспытанных впечатлений и ощущений. Не смотря на то, что визуальной картинки это лишено, это не лишено всего остального: очень много моментов, на которые незрячие обращают внимание острее, нежели зрячие люди, у которых сознание поглощено визуальной картинкой. Остальное они также все слышат и чувствуют, но не сосредотачиваются на этом. Такие простые вещи, как тишина подводная, давление, ощущение верха-низа, изменение освещения, на которое чутко реагируют полуслепые.»
Дмитрий Касаткин

«Да, осознаю, что все красоты тропических, да и северных водоёмов, мне не познать – нет зрения… Не будет для меня ни кораллов, ни ярких рыб, ни голубой беспредельности, ни тем более мрачных и опасных глубин, но… Правильно собрать снаряжение, войти в воду, правильно погрузиться, правильно выполнить задания, подавить инстинкты, вжиться в законы этой новой среды… Почувствовать себя невесомым, пустым, свободным, расслабиться, отрешиться от того, надоевшего уже сухопутья, с его магазинами, работой, уборкой, яичницей на завтрак, вздорными соседями, квартплатой… «
Максим Петров.

«Это такая свобода! Это полет! Я чуть-чуть там видела какие-то тени, но у меня в голове выстраивались целые замки… Мне кажется, это всем надо попробовать. Обязательно незрячим. Я теперь точно могу сказать, что это стереотип, что незрячие не могут нырять.»
Марина, участница погружения проекта Fight for right. Одесса, 2016.

Дебрифинг

На мой взгляд, инструктор не должен препятствовать человеку с инвалидностью заниматься дайвингом. (Если на то есть согласие врача.) Наша профессиональная ответственность заключается в том, чтобы выбрать наиболее безопасный путь в подводный мир для каждого студента, с учетом его особенностей. Дать ему рекомендации, в каком направлении они может расти как дайвер в дальнейшем, на что ему следует обратить внимание. И конечно, готовить своего ученика к тому, тот сможет может нырять и без нас, при наличии квалифицированной поддержки (если таковая необходима). Для одного студента такая квалифицированная поддержка – это его напарник уровня OWD и выше, а для другого – нужен Assistant Diver, прошедший специальную подготовку.

Мы не вправе лишить человека возможности погружаться в коралловых садах, лишь на том основании, что он их не видит. Солнце светит для всех, а море открыто для каждого.

Тренировка Дмитрия Клюквина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*