Главная страница » Статьи » Прерванное сафари

Прерванное сафари

Эта та статья-воспоминание, которая не посвящена дайвингу людей с инвалидностью. Написана просто так, из желания поделиться случившимся когда-то. Боже, когда это было? Надо разыскать свой логбук, там должна сохраниться записи об этом путешествии и где-то должно было остаться пару фото.

Проишествие с Устрицей

Это было уже не первое мое сафари. Мы стартовали не то из Марс-Алама, не то из порт Галиба. Организатором поездки был московский клуб RuDive, возможно, что в те времена он еще назывался по старому «Подводный клуб МГУ». На мой взгляд, отбрасывая личные пристрастия, это один из самых профессиональных клубов России, который представляет собой не просто объединение вольных дайвинг-инструкторов, а действительно дайвинг-компанию, как она должна быть. В то время RuDive активно развивался (буду называть его так для краткости, хотя название «Подводный клуб МГУ» мне милее) и имел устойчивые партнерские связи в Египте. Лидером нашей группы был многим известный Михаил Сафонов.

Это был первый вечер в море. Мы вышли из порта рано утром, днем отнырялись где-то недалеко у берега и теперь шли полным ходом на Юг. Я приготовил к сафари новый фотоаппарат (тогда я еще снимал Olympus) и разложился в кают-компании со своим фотиком и боксом. А может это было на диване в ресторане? Не помню. Помню поднос с бокалами шампанского, которые были приготовлены, что бы отметить старт нашего сафари.

Неожиданный глухой звук удара раздался где-то снаружи, и медленно поехали и стали валится бокалы с подноса. Первая мысль была: не наступить на стекла, усыпавшие пол — мы же все на борту были босиком.

Я схватил камеру и выбежал наружу. Наверное это все-таки был ресторан, так как я не помню, чтобы спускался с лестнице на палубу, а кают-компания обычно на сафарийных лодках находится на уровень выше. Погас свет, он отключался частями, как в кино. Повалил густой едкий дым не то из машинного отделения, не то с нижнего уровня. Казалось, что начался пожар (как потом оказалось, пожара не было, может это вода попала на горячий двигатель, может так заглох дизель — этого я не знаю). Лодка стояла, накренившись на бок на 45 градусов (это тоже показалось со страху, на фото видно, что крен был гораздо меньше) с несколько задранным носом. Я выглянул за вздыбленный борт — под ним был риф. Лодка стояла на рифе, накренившись на бок, корма свисала с рифа в воду, по дайв-деку гуляла вода. Дизели заглохли. света не было. Над головой светила полная луна. Тишина.

Как хорошо, что в те времена я вел логбук)) Итак, уточняю: вышли мы из Марса-Алам 12 декабря 2004 года (дайв №93). Крушение Oyster произошло в ночь с 12 по 13 декабря.

Я добрался до своего ящика, благо он был на поднявшейся стороне, и надел маску (с моими -10 в темноте я очень боялся потерять очки). И натянул на ноги резиновые боты, так подумал, что возможно придется выходить на риф, а он острый. Я был в шортах, и потом пожалел, что не нашел и не надел гидрокостюм, он единственный из одежды был наверху (моя каюта была на нижнем уровне, там была вода и спускаться туда не хотелось), а ночью стало холодно. Зима все-таки))).

Все вспоминается не в виде целостной картины, а фрагментами, так и буду пересказывать, чтобы ничего не выдумывать лишнего. Итак, я стою на наклоненном дайв-деке в шортах, маске и неопреновых ботах с фотокамерой в руках. Остальные дайверы, кто в чем, собрались тут же под звездами.

  • внутрь кают нижнего уровня решили не ходить, опасаясь, что там можно и остаться; группа добровольцев посетила только каюты, находящиеся на среднем уровне, и забрали из вещей, что попалось под руку.
  • берег светится огоньками где-то вдалеке. Мы не очень понимаем, где именно находимся; мобильной связи нет;
  • команда бегает вниз и вверх по лестницам, что-то громко крича по-арабски, усиливая состояние тревожности. С нами никто не общается, похоже, что мы тут лишние; суета не прекращалась ни на минуту, все что происходило потом, происходило на фоне этой суеты и хаотичных (как мне казалось) метаний;
  • с приподнятого борта начали с грохотом срываться вниз из креплений спарки: половина участников сафари были технарями;
  • Сафонов раздал поручения, пусть некоторые работы кажутся не вполне соответствующими моменту, но, как только люди занялись делом, тревожность снизилась:
    • слили всю пресную воду из кулера, который стоял на дайв-деке по пластиковым бутылкам;
    • сняли жилеты/крылья с баллонов, кое-где их просто срезали; начали соединять их вместе наподобие плота;
    • среди участников было несколько иностранцев, помню один все бегал с камерой, снимал, но потом этого видео никто не видел;
    • кто мог натянули первые попавшиеся гидрокостюмы, не взирая на размер.
  • Не знаю, что делала для спасения команда и капитан. Но с помощью спутникового телефона наши связались с Москвой. Из Москвы позвонили в Каир хозяину лодки. Хозяин лодки позвонил кому надо и тогда дело как-то пошло.
  • Опасались, что лодка сползет с рифа в воду и затонет. Информации о состоянии ее корпуса не было. (В последствии выяснилось, что глубина под рифом около 100 метров.) Лодку надо было покидать. Все, включая команду, а это всего человек тридцать, пересели на два зодиака. Оказалось, что у одного зодиака не работает мотор, пришлось взять его на буксир.
  • Сидим посреди моря в перегруженных зодиаках, недалеко от корабля, Ждем не известно чего. Мерзнем.
  • Спустя несколько часов подошли корабли, оповещенные после втыка хозяина Oyster. Один, по-моему, был сафарийник, тоже уже загруженный, дайверы на нем в основном спали. Нас хотя бы напоили чаем. Второй корабль был, вроде как, пустой дейлик, он нас и отвез потом на берег;
  • Группа добровольцев вернулась на зодиаке к стоящему на рифе Oyster, чтобы забрать все, что можно. Это было рискованно, но себя оправдало. Ребята привезли много снаряжения и вещей, а главное некоторым привезли оставленные документы.
На мой юбилейный 100-й дайв мы снова посетили Oyster. Видно, что гости на нем побывали. Фото найду и выложу позже.

Последствия

  • Нас отвезли на берег и расселили в отеле. Неделя сафари была заменена неделей дейли-дайвинга;
  • Мои все вещи и оборудование сохранились, я не пострадал. У некоторых же пропало все оборудование и банковские карточки. Как-то сообща решили и эту проблему.
  • Спустя год ребята из RuDive добились от хозяина возврата утраченного оборудования за счет страховки (лодка была застрахована). У меня пропал только нож, нож мне выдали новый;
  • Уже на следующий день Oyster был разграблен. Мы ходили нырять, несколько раз проходили мимо лодки, которая все еще стояла на рифе. Фото я найду, на них видны веревки по которым добычу спускали вниз;
  • Oyster был одной из немногих в то время лодок, которая имела металлический, а не деревянный корпус. В результате удара об риф, корпус не проломился, а подпрыгнул и прошел вглубь рифа, который был на глубине около полуметра от поверхности. И там Oyster завис.
  • Наверняка Oster можно было стащить на чистую воду и отремонтировать, но как мне объяснили, ремонтные работы и штраф за погубленный коралл были невыгодны. Проще было это признать произошедшее несчастным случаем, лодку считать погибшей, бросить ее. А за счет страховки компенсировать расходы, что и было сделано.
  • Как-то я вновь проходил эти места, лодки на поверхности уже не было. К этому времени волны раскачали Oyster, он сполз кормой вниз по рифу. Сейчас это технический wreck: некоторое время лодка стояла вертикально, нос был на глубине 60 метров, потом она сползла целиком на дно и теперь стоит на глубине около 90 метров.
  • Мы наскочили на полном ходу на риф Sha’ab Sharm, это была ошибка капитана. Капитан был опытный

Погружение на Oyster команды технических дайверов Red Sea Explorers в 2007.
Найдено в Youtube

Выводы

  1. После пережитого, я разбирался, как готовится команда корабля к аварийным ситуациям на море, Оказалось, что установлены жесткие международные правила, команда должна проходить регулярные тренировки и оттачивать регламент спасения. В первую очередь это касается обеспечения безопасности пассажиров. Но… сафарийные лодки не являются пассажирскими судами! Они вообще не понятно что. Поэтому международные правила работы на флоте с пассажирами на сафарийные лодки Египта не распространяются.
    Будьте готовы, что команда, включая капитана, будет не готова: настолько, что на Oyster не были задействованы спасательные плоты, которые были закреплены в специальных контейнерах на верхней палубе (это видно на фото).
  2. Купил после этого случая спутниковый телефон и ходил в сафари с ним. Не какую-нибудь гламурную Thuraya, а брутальный и дубовый Iridium, его покрытие составляет 100 % поверхности Земли, включая оба полюса.
  3. Я бесконечно зауважал Михаила Сафонова, который в стрессовой ситуации показал себя отличным кризисным руководителем.
  4. Я твердо запомнил, что в стрессовой ситуации людей обязательно надо занимать работой. Если их не занять, то они себе занятие находят сами и тогда мало не покажется.
  5. Я, приходя на лодку, выясняю маршруты эвакуации и собираю документы, деньги и запасные очки в кучку, ближе к выходу.

Если что-то вспомню, добавлю. Хорошего вам сафари!

Через год в 2005 я вновь был на месте, где затонул Oyster (№136). Его корпус оставил в коралле глубокий ровный след. Тогда лодка еще стояла вертикально. Технари принесли мне с низу кусочек обшивки, я не стал ее сохранять его на память. Но то, как мы рисковали, я прочувствовал.

Заключение

Я вспомнил все это накануне сафари. Через три дня мы опять идем на Юг Красного моря и будем проходить по тем же местам. Написано не с целью напугать моих неопытных товарищей, а напротив, показать, что такие случаи у нас редки. На единичные эпизоды проблем в дайвинге приходятся сотни безопасных погружений.
Меня не пугает дайвинг, переход улицы в Москве мне представляется более опасным.

Хороших вам погружений!