Архивы Статьи - Князев DA!
Дайвер с ампутацией ног

Достижения дайверов с инвалидностью.

Во время обсуждения предстоящего курса обучения один из участников спросил меня:
«А на что я могу я рассчитывать в дайвинге, имея параплегию? Не буду ли я «плавающим манекеном»?»
Мне очень понравился этот вопрос. Он означает, что человек думает о личных границах возможного и не хочет быть пассивным наблюдателем за происходящим. Его не устраивает роль пассажира, он хочет сам держать руль в руках и выбирать направление движения.

Наверное, самым убедительным ответом, о возможностях человека с инвалидностью в дайвинге, будут примеры ярких мотивирующих достижений дайверов-инвалидов.

(На фотообложке дайвер Елена Чинка (ампутация ног) совершает погружение в лагуне Abu Dabab (Египет), известным местом обитания зеленых черепах.)

Автор первого курса обучения дайвингу людей с инвалидностью.

В 1969 году в результате автомобильной аварии подводный археолог Николас Флемминг (Nicholas Flemming) был парализован от поясницы, состояние, известное в медицине как параплегия. Несмотря на инвалидность, Николас не прекратил погружаться с аквалангом.

Николас Флеминг во время своего «переобучения» дайвингу выполняет упражнение по одеванию комплекта оборудования под водой. 1970 год, бассейн в городе Guildford, графство Surrey. Фото любезно предоставлено N.C.Flemming.

В 1970-73 годах он настойчиво изучал возможность занятий дайвингом людям с ограниченными возможностями здоровья. Апробацию техники погружений он проводил на себе, максимально следуя требованиям нормативов BSAC (Британское подводное сообщество). В 1974 году Николас представил созданный им курс обучения инвалидов дайвингу вице-президенту BSAC Алексу Флиндеру.

В июле 1974 года, Николас вместе с врачом Иегудой Меламедом (Yehuda Melamed) провели первый в мире курс обучения дайверов с ограниченными возможностями здоровья. Участниками этого курса были шесть ветеранов ВС Израиля, получившие тяжелые увечья: ампутации ног, различные травмы позвоночника, приведшие к параличу.

Первый сертифицированный дайвер с параплегией

Первым дайвером с параплегией, прошедшим курс обучения и получившим сертификацию, скоее всего, является Боб Хеад (Bob Head) из Великобритании.

В 1968 Боб присоединился к лондонскому клубу BSAC (Британское подводное сообщество). Его обучением занимался руководитель клуба Кейт Николсон (Keith Nicholson), который принял на себя ответственность на допуск Боба к курсу. Кейт проводил курс, основываясь на своем богатом дайвинг-опыте, сам принимая решения о том, что является наиболее приемлемым для студента с парализованными ногами.

Боб был увлеченным и компетентным дайвером, совершил много морских погружений с клубом. В последствии он несколько охладел к дайвингу, увлекшись пилотированием самолетов.

Первый дайвер-спасатель с квадриплегией

Первым дайвером с квадриплегией, который прошел курс rescue diver стал Торстен Гросс (Torsten  Gross) в 2013 году.

Дайвер инвалид без маски
Тостен Гросс во время курса rescue. Снятие и одевание маски. Скриншот с видео Diving Without Fins — Rescue Diver Certification

Торстен долго искал дайвинг-центр, который дал бы шанс ему, человеку с парализованными ногами и частично парализованными руками, попробовать пройти курс rescue. Ларри Мак (Larry Mack), инструктор, который был со ним с самого первого дня его дайверской жизни, был единственным, кто сказал «да». При одном условии: Торстен должен будет выполнить все навыки курса без исключений. 

Успешно пройдя курс, Торстен опубликовал свой рассказ об этом и видео, чтобы показать, что невозможное возможно.

Первый инструктор с параплегией

Первым дайвером с параплегий, который прошел все ступени любительского дайвинга и стал инструктором, является Фрейзер Базгейт (Fraser Bathgate).

Fraser Bathgate, первый инструктор с параплегией, проводит занятия в бассейне.

В 1986 году 23-х летний Фрейзер сорвался с тренировочной стенки во время занятий скалолазанием. В 1992 он впервые попробовал дайвинг, спасая себя от многолетней депрессии. И уже в 1994 году он стал первым в мире инструктором по дайвингу, имеющим параплегию.

Фрейзер очень много сделал и продолжает делать для доступности дайвинга людям с инвалидностью. Подробнее о Фрейзере вы можете узнать из статьи «Fraser Bathgate. Падение, ставшее полетом».

Перый курс-директор с параплегией

Курс-директор – это высшая ступень в дайверской иерархии. Курс-директора обучают уже не самих дайверов, а других инструкторов, как учить дайвингу.

Mark Slingo – первый курс-директор с параплегией.

Первым курс-директором, который имеет парализованные ноги и может передвигаться только с помощью коляски, стал Марк Слинго (Mark Slingo) в 2008 году.

23-х летний Марк получил травму спины в 2005 году. Он работал инструктором в дайвинг-центре в Тайланде. Уже спустя полгода он вернулся к работе инструктором, но уже тогда поставил своей целью дойти до высшей профессиональной квалификации в дайвинге.

Мне довелось видеть, как Марк работает со студентами в Египте. Сегодня он большую часть времени уделяет подготовке инструкторов работе с дайверами с инвалидностью. Подробнее о пути Марка в дайвинге в статье «Mark Slingo, первый PADI Course Director — колясочник«.

Первый неслышащий инструктор и курс-директор

Томас Кох (Thomas Koch), стал первым глухим инструктором, а затем и курс-директором.

Инструктор по дайвингу
Thomas Koch – неслышащий курс-директор.

Я решил стать инструктором по дайвингу, после нескольких лет ассистирования при обучении слабослышащих дайверов. Я осознал, что могу обеспечить прямую связь между собой и глухим студентом, лучше чем любой иной преподаватель. Я хотел принести сообщество глухих в мир дайвинга, без необходимости испытать то, что я испытал: без разочарования.

Томас подготовил нескольких глухих инструкторов PADI, его цель доказать, что не слышащие дайверы являются полноправными членами дайвинг-сообщества. А ряд вещей они могут делать лучше, чем слышащие, поскольку могут решать возникающие под водой проблемы гораздо эффективнее.

Основатель первой ассоциации для обучению дайвингу людей с инвалидностью

HSA (Handicapped Scuba Association) – крупнейшую и наиболее авторитетную в мире ассоциациею по обучению дайверов с инвалидностью, основал Джеймс Гатакр (James Gatacre) в 1981 году.

Тема дайвинга и инвалидности была лично близка Джеймсу: в 1972-м, посещая колледж, он получил травму правой руки, из-за чего она осталась частично парализованной. Джеймс начал заниматься дайвингом в 1973 с целью психологической реабилитации, чтобы восстановить свою самооценку, пострадавшую из-за того, что он стал «не такой как все».

Обучение для дайверов с инвалидностью.
Джим Гатакр и его команда в университете UCI. Слева направо: Mike Trujillo, Fred González Jr., Fred González Sr, Mike Beanan, Larry Thompson, Jim Gatacre, Sheri Gatacre и Adolf Flores. 1981 год.

В 1975 году, во время учебы Калифорнийском университете в Ирвине (UCI), Джеймс с коллегами проводил исследование влияния занятий дайвингом на психологическое состояние человека. Он организовал первый в США курс по подводному плаванию для людей с ограниченными возможностями.

То что Джеймсом начиналось как исследовательский проект в кампусе университета, в последствии стало всемирно известной школой для тысяч дайверов с инвалидностью.

Первый инструктор с ампутацией ног

На почетное звание первого в мире инструктора с ампутацией обеих ног претендует Марии Гринфилд (Maria Greenfield).

Maria Greenfield – инструктор с ампутацией ног. Фото Jeff Lautenberger.

Мария пострадала в автоаварии в 1987, когда ей было всего 19 лет. В 1997 она с мужем записалась на курсы подводного плавания, первоначально скрыв, что у нее нет ног. Она сдала все требуемые навыки без исключения и адаптации. Мария доказала, что она сильный пловец, не хуже других в классе, и получила сертификат дайвера. 

В 2004 году Мария прошла курсы PADI Advanced Open Water и Rescue Diver, в 2009 – курс Divemaster. Сегодня Мария PADI Open Water Diver инструктор и инструктор по обучению дайверов с инвалидностью. Она работает в детском реабилитационном центре и использует дайвинг как средство психологической и физической реабилитации. Подробнее история Марии в статье «Мария Гринфилд – дайвинг инструктор с ампутаций ног».

Первый инструктор с ампутацией рук

На фотографии хорошо видно, что дайвер имеет протез вместо руки. В это трудно поверить, но у этого дайвера протезы на обеих руках!

В 1987 году электродуга от линии электропередач прошла сквозь шест, который John Lawson использовал при покраске водонапорной башни. Он покинул ожоговый центр с крюками вместо рук. Ему было 30 лет. Последствия аварии были большими, чем физический ущерб: брак Джона распался, и его мечты о карьере певца и пианиста стали невозможными.

Джон стал первым человеком с ампутаций обеих рук, который прошёл подготовку и получил сертификат частного пилота в США, и первым и единственным человеком в мире, ставшим дайвинг-инструктором. 

Джон — писатель, режиссер, актер кино и телевидения. Его личная жизнь состоялась. Как только я соберу больше информации о дайвинг-опыте Джона, я напишу о нем в своем блоге.
Кстати, он отлично играет на фортепиано.

Первый дайвер-пещерник с полиомиелитическим парапарезом

Первым дайвером с парапарезом, который прошел одну из самых сложных программ технического дайвинга в пещерах Full Cave Diver TDI, стал Хосе Флорин Гил (Jose Florin Gil) из Испании.

Флорин начал заниматься дайвингом в начале 2000-х. Он имеет 80% инвалидности в результате детского полиомиелита и передвигается с помощью инвалидной коляски. Его дайвинг-опыт составляют около 1000 погружений. Он практикует самые экстремальные дисциплины, технический дайвинг в пещерах, и участвует в исследовательских проектах, защите морской среды и контроле морских видов.

Пещера Del Agua, Isla Plana, Испания Jose Florin Gil во время курса Full Cave Diver TDI с инструкторами, 10-18 August 2017. Фото Дениса Козлова.

Первый дайвер с ампутацией рук и ног, совершающий самостоятельные погружения

Дмитрий Павленко утратил руки и ноги в результате взрыва гранаты во время учений на срочной службе в армии в 1999 году, когда ему было 19 лет.

Свое первое погружение с аквалангом Дмитрий совершил в 2017 году. Пройдя курс, он стал первым в России сертифицированным дайвером с ампутацией рук и ног ( DDI Scuba Diver Assistance Requirement Levels 3). В том же году в результате упорных тренировок Дмитрий повысил свой уровень независимости под водой и был сертифицирован DDI OWD Assistance Requirement Levels 2. Для достижения этой цели для Дмитрия была проведена адаптация комплекта дайверского оборудования с учетом его потребностей.

В мае 2018 года Дмитрий совершил свое первое самостоятельное погружение на максимальную для рекреационного дайвинга глубину – 40 метров. Сейчас Дмитрий при поддержке своей супруги Ольги (PADI Rescue Diver, DDI Assistant Diver) совершает погружения на любую глубину в пределах бездекомпресионных границ.

Дайвинг для инвалидов в России. Предвзятый ретроспективный обзор.

«Нет причин, по которым дайвер-инвалид должен быть только пассажиром в дайвинг-клубе…

Если бы половина наших клубов приняла в свои члены одного инвалида и научила его нырять – это было бы фантастическим достижением.»

Этот призыв прозвучал в 1974 году в докладе Николаса Флеминга (Nicholas Flemming), всемирно известного подводного археолога, на конференции  Британского подводного сообщества (BSAC).

Рассказ об истории дайвинга для людей с инвалидностью в России приходится начинать с зарубежной практики, поскольку именно она стала источником открытия того, что дайвинг для российских инвалидов доступен.

45 лет назад Николас выступил с рекомендациями для руководителей дайвинг-клубов Великобритании о том, как обучать дайвингу людей с инвалидностью. Несколькими месяцами ранее, в июле 1974 года, он вместе с врачом Иегудой Меламедом (Yehuda Melamed) провели первый в мире курс обучения дайверов с ограниченными возможностями здоровья. Участниками этого курса были шесть ветеранов ВС Израиля, получившие тяжелые увечья: ампутации ног, различные травмы позвоночника, приведшие к параличу.

Участники курса 1974 года на на набережной в гавани Акко перед погружением в открытой воде. Фото любезно предоставлено Nicholas Coit Fleming.

Николас Флеминг отлично знал, о чем говорил и что делал. В 1969 году в результате автомобильной аварии он был парализован от поясницы. Но для молодого подводного археолога продолжать нырять с аквалангом было острой необходимостью и смыслом жизни. В 1970-73 гг. он исследовал возможности для занятий дайвингом для людей с инвалидностью. Апробацию техники погружений он проводил на себе, максимально следуя требованиям нормативов BSAC. В 1974 году Николас представил созданный им курс обучения инвалидов дайвингу вице-президенту BSAC Алексу Флиндеру.

Николас Флеминг во время своего «переобучения» дайвингу выполняет упражнение по надеванию комплекта оборудования под водой. 1970 год, бассейн в городе Guildford, графство Surrey. Фото любезно предоставлено N.C.Flemming.

Так, Флеминг и Меламед, будучи сами увлеченными дайверами, открыли в 1974 году новый этап развития дайвинга – обучение дайвингу людей с ограниченными возможностями здоровья.

Примерно в это же время, в 1975 году, в другой части планеты молодой Джеймс Гатакр (James Gatacre) организовал первый в США курс по подводному плаванию для людей с ограниченными возможностями в Калифорнийском университете в Ирвине (UCI).

Также как и для Флеминга, тема дайвинга и инвалидности была лично близка Джеймсу: в 1972-м, посещая колледж, он получил травму правой руки, из-за чего она осталась частично парализованной. Джеймс начал заниматься дайвингом в 1973 с целью психологической реабилитации, чтобы восстановить свою самооценку, пострадавшую из-за того, что он стал «не такой как все».

Джим Гатакр и его команда в университете UCI. Слева направо: Mike Trujillo, Fred González Jr., Fred González Sr, Mike Beanan, Larry Thompson, Jim Gatacre, Sheri Gatacre и Adolf Flores. 1981 год.

То что начиналось им как исследовательский проект в кампусе UCI, где Джим Гатакр изучал биологию и социологию, в последствии стало HSA (Handicapped Scuba Association) – крупнейшей и наиболее авторитетной в мире ассоциацией по обучению дайверов с инвалидностью.

А в это время…

А в это время в России, которая была частью Советского Союза, ничего подобного для граждан с инвалидностью в области дайвинга не делалось, и делаться в принципе не могло.

«Гражданское» подводное плавание с аквалангом стало развиваться в СССР в начале 60-х годов. Проходило оно по линии ДОСААФ – Добровольного общества содействия армии, авиации и флоту. Цель ДОСААФ — содействие укреплению обороноспособности страны и подготовка трудящихся к защите социалистического Отечества. Очевидно, что инвалидам не могло быть места в рядах советских аквалангистов:

Подводное плавание, владение аквалангом наравне с некоторыми другими видами спорта, имеет серьезное значение для массовой подготовки допризывной и призывной молодежи к службе в Советской Армии и Военно-Морском Флоте, а также народнохозяйственное.

Сборник «Спортсмен-подводник», 1975 год.


Построение участников подводного лагеря перед погружением. 60-е годы, Судак, Крым.

Открытая вода 90-х

В начале 90-х годов произошел развал системы военно-технических видов спорта СССР, подводное плавание освободилось от опеки ДОСААФ. Появилась возможность для дальнейшего развития дайвинга вне жестких рамок подготовки к трудовому или боевому подвигу. Погружения с аквалангом стали просто формой активного отдыха, источником положительных эмоций от познания окружающего мира. Расширилась аудитория аквалангистов. Теперь, помимо физически крепких мужчин и женщин, попробовать себя в роли подводного путешественника могли и дети, и пожилые, и люди с инвалидностью.

Конечно, всё это произошло не в один день. И не сразу дайвинг в России открылся для инвалидов. Но приход «западных» обучающих дайвинг-ассоциаций, провозгласивших, что «Diving is Fun», изменил сам климат в подводном сообществе. Стало очевидно, что этот «fun» доступен для всех (при наличии разрешения врача), и то, что раньше для кого-то было невозможным в силу ограничений здоровья, теперь могло стать реальностью.

Тогда, в 90-е, в мире уже сложилась практика обучения дайверов с инвалидностью, был опыт организации погружений и дайвинг-путешествий. Существовали программы подготовки инструкторов для работы с дайверами со специальными потребностями:

  • Программы Handicapped Scuba Association (HSA, создана в 1981 году) за первые 25 лет её существования прошло более 5000 инструкторов и дайверов в 45 странах.
  • International Association for Handicapped Divers (IAHD, основана в 1993 году) к 2008 году подготовила и сертифицировала более 5500 дайверов и специалистов по дайвингу по всему миру.
  • Scuba Trust (создана в 1996 в Великобритании) – одна из ведущих дайвинг-организаций, которая помогает людям с ограниченными возможностями (и их друзьям) учиться подводному плаванию. Подготовлено более 700 дайверов с инвалидностью в Великобритании.

На протяжении 2000-х в мире активно создавались ассоциации и клубы (национальные и международные), которые занимались «инвалидным» дайвингом: IDDA, Deptherapy, Dive Pirates, DiveHeart, SUDS, Wet Wheels, Etgarim, Scuba Trust, Dive Ability, IAHD Adriatic и другие. Со временем создали профессиональные инструкторские специализации «адаптивного дайвинга» и ассоциации, изначально ориентированные на физически здоровых дайверов: SSI, SDI, CMAS, PADI.

Кузница кадров

Первый инструкторский семинар в России по подготовке инструкторов для работы с дайверами с инвалидностью провела Handicapped Scuba Association. Всего основатель HSA Джим Гатакр провел в России три семинара:

Я провел курсы подготовки инструкторов Instructor Training Courses в России в 1991 (еще в СССР), 2001 (на базе клуба «Акванавт». Прим. ДК) и 2011 (RuDive. Прим. ДК). В 1991 все оборудование для дайвинга было военного образца, в классе на 10 человек было всего три с половиной гидрокостюма, никаких дайвинг-магазинов нигде.

Флемминг Тайг (Flemming Thyge) с участниками семинара по подготовке инструкторов IAHD. Москва, июль 2009г.

Затем, и другие обучающие ассоциации провели свои программы:

  • Курс подготовки инструкторов IDDA прошел с 12 по 14 июля 2010 года в Анапе на базе дайвинг-центра SSI «Акула» под руководством инструктор-тренера Дирка Вондрака (Dirk Wondrak). 

«Я искренне верю, что найду в России массу единомышленников – вместе мы сможем сделать жизнь людей с ограниченными физическими возможностями ярче!» — сказал Дирк по завершении программы. 

Президент IAHD Adriatic Бранко Равнак проводит про-курс для инструкторов. Анапа, 2013 г.
  • Президент IAHD Adriatic Бранко Равнак (Branko Ravnak, Словения) трижды проводил семинар по подготовке инструкторов и помощников инструкторов для работы с людьми со специальными потребностями, в 2011, 2013 и 2015 годах. Семинары проходили в Анапе на базе дайвинг-центра «Аква-Глобус».
  • В мае 2019 региональный менеджер SDI Юрген Хитзлер (Jürgen Hitzler) провел семинар для инструкторов SDI Scubility — профессиональное обучение дайвингу людей с ограниченными возможностями. Курс проводился на базе дайв-центра «Diveclub Che» в бассейне «Чайка» (Москва).

Всего за время, прошедшее с первого курса HSA в 1991 году, более 50 инструкторов прошли программы обучения по работе с дайверами с инвалидностью в разных обучающих ассоциациях. Это совсем не много для страны с огромной территорией. Кроме того, далеко не все из этих инструкторов применяют свои знания на практике.

Нельзя сказать, что остались в стороне от темы российские организации, специализирующиеся в области подводного спорта. Так, Конфедерация подводной деятельности России (КПДР) в ещё в 2014 году в рамках своего Технического комитета создала «Комиссию по инвадайвингу». А Федерации подводного спорта России  в своей программе «Развитие подводного спорта в Российской Федерации до 2020 года» запланировала:

  • научно-методические разработки в области подводного спорта для лиц с ограниченными возможностями…
  • разработку и апробацию программ и методик занятий для лиц с ограниченными возможностями…
  • подготовку и формирование кадрового состава для обеспечения занятий для лиц с ограниченными возможностями…
  • проведение соревнований и мероприятий по подводному спорту для для лиц с ограниченными возможностями…

Но пока результаты их деятельности себя не проявили. Не хотелось бы думать, что ведущие российские дайвинг-структуры перенимают не лучшие традиции российской бюрократии: создать для курирования темы комиссию, которая не работает, или разработать программу, которую никто не реализует.

Инициатива на местах

Между тем, проекты, посвященные обучению и организации погружений людей с инвалидностью проходили в разные годы в разных городах России. Вот далеко не все из них:

К сожалению, большинство этих проектов носили разовый характер и не имели продолжения или развития. В настоящее время на регулярной основе работа с дайверами с инвалидностью проводится в следующих центрах:

  • Анапа. Дайвинг клуб Аква-Глобус, Владимир Прохоренко.
  • Крым, пос. Оленевка, мыс Тарханкут. ДЦ Команда Экс, Игорь Горопаев.
  • Воронеж. Клуб 200 бар,  Виктор Израйлит.
  • Ханты-Мансийск. Дайв-клуба «Касатка», Олег Ленц.
Дайвинг-лагерь «Крым: дайвинг без границ», дайвинг-центр «Команда Экс». Крым, мыс Тарханкут. Июль 2018.

Увы, практика не поражает масштабами. Но, справедливости ради, следует отметить, что в разное время российскими дайвцентрами были опробированы все основные форматы работы с дайверами с инвалидностью, и это вселяет надежду, что инструкторы с практическим опытом в стране есть:

  • ознакомительные погружения с аквалангом (Try Diving),
  • обучение для последующих погружений в бассейне,
  • обучение для последующих погружений в открытой воде,
  • дайвинг-лагеря,
  • подводные соревнования дайверов с инвалидностью,
  • дайвинг-сафари,
  • дайвинг-туризм.
Соревнования дайверов с инвалидностью. Воронеж, клуб 200bar.

Сегодняшняя ситуация в дайвинге сильно отличается от того, что было 20 лет назад. Основное преимущество сегодня по сравнению с тем, что было – это информационная прозрачность. В мире существуют десятки дайвинг-организаций, работающих с инвалидами. Они умеют делать всё: от обучения до организации дайвинг-путешествий. И вся информация об этом, вся имеющаяся практика доступна российским инструкторам.

Да и само обучение дайвингу людей с инвалидностью уже не выглядит чем-то диковинным. Наблюдается замечательная тенденция, когда инструкторы, начинают работать со студентами с инвалидностью, что называется, «по обращению». То есть, люди непосредственно обращаются к инструктору, и он начинает с ними работать, как с обычным студентом, естественно, учитывая при этом индивидуальные особенности своего ученика.

Недавние прекрасные примеры такого подхода, демонстрируют инструкторы Вероника Иванова (Москва), Иляна Зеленина (Санкт-Петербург), Георгий Ембаев (Тайланд, остров Ко Чанг).

Что действительно мешает. Вместо заключения.

В рассуждениях о том, что дайвинг для инвалидов не столь распространен в России, как бы хотелось, как правило быстро находятся тому причины:

  • отсутствие финансирования,
  • отсутствие доступности,
  • отсутствие специалистов.

По моему убеждению, все эти причины не являются непреодолимыми препятствиями. На моей практике я не встречал ни одного человека, который бы отказался от мечты о дайвинге, потому, что не смог оплатить курс, или из-за того, что не смог добраться до воды, или потому, что не нашел инструктора. Все эти вопросы точно решаемы. И подтверждено это не единожды.

Да, доступность мест обучения и погружений облегчила бы жизнь, но отсутствие доступности не является непреодолимым препятствием.
Действительно, если бы был неиссяка́емый источник финансирования наших планов и мечт, то их реализация шла бы побыстрее. Но когда действительно надо, средства на дайвинг находятся. И не такие уж это безумные деньги.
Хорошо, когда есть инструкторы и ассистенты, уже имеющие опыт работы с дайверами с инвалидностью. Но всякий думающий и ответственный инструктор реально справится с новой для себя задачей. Тем более, что профессиональной информации на эту тему предостаточно.

А вот реальными препятствиями к работе с дайверами с ограниченными возможностями в России являются

  • отсутствие медицинской экспертизы. Без согласия врача инструктор не имеет права работать со студентом с инвалидностью. Врачей, знающих, что такое дайвинг, способных реально оценить ситуацию, и выдать обоснованное заключение о доступности занятий дайвингом для человека с инвалидностью, в России практически нет.
  • отсутствие страхования. Инвалиду I и II группы практически невозможно застраховать свои занятия дайвингом, как это принято делать среди дайверов профессионалов и любителей, не имеющих ограничений здоровья.

Но это тема уже для совсем другой истории.

Курс подготовки инструкторов IAHD в Москве в 2009 году.

На фото: ознакомительное погружение с аквалангом группы из РООИ «Перспектива». 29.11.2009, бассейн «Труд». Фото Виктора Лягушкина.

Десять лет назад, 4 и 5 июля 2009 года, Флемминг Тайг  (Flemming Thyge) провел семинар по подготовке инструкторов по работе с дайверами с инвалидностью в Москве. И хотя Флемминг был не первым, кто начал преподавать дайвинг с ограниченными возможностями в России, это было замечательное начинание.

Организаторы и участники были полны светлых намерений и энтузиазма. Александр Жеглов подарил чудесный рассказ об этом, и настолько он хорош, что было бы не правильно потерять его в недрах Интернета. Я с удовольствием публикую его здесь. (Оригинал в ЖЖ Алекандра Жеглова)

Начало.

Все началось зимним вечером. С журнала «Октопус» непомнюкакойномер. Там было про погружения инвалидов. Ой, людей с ограниченными возможностями. Впрочем, инвалидов. Зачем городить огород слов, если и так все всем понятно. Вдобавок, ну инвалид, ну и что? Впрочем, это я понял позже, забегаю.

— Я хочу помогать инвалидам! — сказала моя жена. 
— Уверена?
— Да!
— Ты готова тратить свои силы и свое время на это?
— Пожалуй, да.

Ну готова, значит готова. Не могу же я ее одну оставить, что ж, значит я тоже буду помогать.

Продолжение.

Найти сайт IAHD оказалось несложно. Он был в журнале, да. Сложнее оказалось связаться с ними и заявить что вот мол, так и эдак, есть люди которые готовы. Как насчет приехать и поучить?
Первое письмо в офис по Скандинавии и России кануло в Лету. Настойчивость помогла, и письмо в центральный офис пришло в итоге куда надо и таки да, нарисовался некий субьет Флемминг, готовый провести курсы по обучению дайвингу людей с ограниченными возможностями. Отлично. Дело за малым: деньги, вода закрытая, вода открытая, гостиницв, приглашение и инвалид для тренировки.

Деньги были. Уже хорошо.

Вдруг появилась замечательная женщина Светлана Мурашкина. Собственно она была редактором журнала, в котором вышла та самая статья. Теперь она тоже редактор, другого уже журнала, который как-то унаследовался от того, первого. В общем, дело ясное, что дело мутное, да и вникать желания не было. Светлана сразу меня напугала на первой встрече тем, что предложила нам построиться под какими-то знаменами. Видимо, желание строиться во мне убито настолько сильно, что я уже начал искать варианты как бы отказаться от ее помощи, но, тонко проинтуичив мои смятенные мысли, Светалана сменила тему и строительство угасло само собой.

Светлана нашла нам воду. Это оказался дайв-центр «Аквалангист», в котором мы познакомились с еще двумя замечательными людьми: Виктором Пономаревым и Юлией Михайловой. Мы посмотрели бассейн (понравился) и открытую воду (значительно меньше). В бассейне были лестницы крутизной как телебашня, в открытой воде было мутно холодно и вообще стремно. Стояли лагерем. Ладно, дареному коню в зубы как известно, а радушие хозяев с лихвой компенсировало все материальные неудобства. Плюс бассейн на лето был закрыт, что гарантировало отсутсвие надводной суеты, а широкий бортик обещал немалые удобства над водой.

Приглашение сделали моментально, спасибо Мехти Ганифа Ализаде и Нине Воскресенской. Они просто нереально как замечательны, но они нереально замечательны по жизни, а не в контексте данной истории. Благодаря Нине мы очень быстро и легко оформили приглашение на Флемминга (который уже стал Леммингом к тому моменту) и отправили в Эльминор или кудатамбылонадо.

Попутно выяснилось, что Флемминг это имя, а в открытой воде нырять не будем, что сняло кучу проблем с благоустройством территории. И да, синяя кабинка туалета для инвалида-колясочника, сколь желанной не была б — недостижима. К нам присоеденился наш друг, замечательный инструктор Кирилл Ювченко, так что были уже втроем.

Гостиница отпала, ибо нашли квартиру для Флемминга. Итак, все готово! Стоп, а инвалид? Хм, инвалид…

Это была проблема. Ибо где искать воду мы пусть в принципе, но понимали. Вопрос где ищут инвалидов, готовых поучаствовать в курсах, раньше перед нами не вставал.

Тут на сцену вышла замечательная Юлия «Семенна» Шевелева, руководитель театра студии «Подвал», которому я отдал лучшие годы своей жизни (13 и 14 лет, соответсвенно). Юлия Семенна свела меня с замечательными людьми, которые вывели нас на центр «Перспектива». Повзонив туда и три раза повторив маловразумительную скороговорку «дайвинг-инвалиды-прилетает-семинар-нужен доброволец» (удивительно как вообще люди понимали о чем я), удалось связаться с еще одним замечательным человеком (а других мы как то и не встречали) Натальей Бахматовой.

Наталья – руководитель отдела спортивных проектов в «Перспективе», инвалид без ножек, чемпионка России по теннису на колясках. Когда она предложила себя в качестве добровольца я понял, что свезло так свезло. О лучшей кандидатуре трудно было мечтать. Спортсменка, а значит характер и физическая форма, при этом можно задавать неудобные вопросы и не получить неадекватную реакцию. В дальнейшем выяснилось, что Наталья даже лучше, чем я ее представлял. По крайней мере нечасто на своем жизненном пути мне встречались настолько открытые, отзывчивые, жизнерадостные люди.

В общем, к семинару мы пришли во всеоружии.

День первый.

День начался рано. Суббота. 8 утра. Влив в себя какой-то энергетик я по крайней мере приобрел способность к локомоции. Флемминг заблудился в метро и доложил, что он вышел в город и теперь не знает где он. Прохожий, которому передали трубку, пояснил, что дело происходит около метро «Новослободская» (планировалась встреча на «Менделеевской»), в общем, инструктор был легко спасен. Юля из «Аквалангиста» мужественно приехала к половине 10 в бассейн чтобы нас туда запустить и у нас началась теория.

Вообще, теория не впечатлила. Ну как бы ну вот рассказывают, что мол такие есть инвалиды, сякие. Но это такие знания, абстрактные. Я правда не знаю как сделать лучше, ну не читать же в самом деле лекции медицинские. Рассказали немного про спец снаряжение (грузовые системы, скутера) да и благословили в бассейн. Ха это время подъехала Наталья и Светлана с замечательным человеком Димой. Дима — инвалид из Нижнего Новгорода, ныряет очень давно. Все делает сам, не сертифицирован никем, несколько раз чуть не потонул, но вот уж кому мужества не занимать. Дима выступал в роли эксперта всю дорогу указывая нам на какие то мелочи и детали, которые выпадали из поля зрения.

Сначала мучали нас. Выдали слепую маску (с закленным стеклом) и надо было собрать снаряжение, потом поплавать со зрячим напарником и выполнить несколько упраженений. Несложно оказалось. Все довольно спокойно все сделали. Вот, собираем свое барахло с Киром.

А дальше Флемминг сделал финт. Вот, говорит, Наталья. Погружайте ее, а я посмотрю. Все, конец инструктажа. Хех. Ну, поехали.

С чего начнем? Гидрокостюм, браво, Ватсон. Куда девать ноги? От гидрокостюма в смысле. Придумали. Заправили их назад, а сверху надели на Наталью шорти — гидрокостюм с короткими штанинами и рукавами. Получилось неплохо: и резиновая подушка снизу чтобы не повредить ноги и не мешает ничего. Акваланг. Скушно, акваланг и акваланг, никакой разницы. Грузовой пояс сделали обычный.

Наталья подпрыгала к лестнице и ухнула в воду. Я честно скажу, я за нее боялся нереально. Мы с ней говорили, что она не умеет плавать и в воде себя чувствует неуверенно. А тут надо с аквалангом нырять.

Наталья вела себя истинно с олимпийским спокойствием. Сказали «плыви сюда, держись за бортик» – держится. «Отпусти бортик, ложись на спину» – легла. Выглядело так, что она уже ну там в 15-й раз в воде и не подсказывает лишь потому, что хочет чтобы мы сами научились. Нацепили на нее грузовой пояс, акваланг (было несколько суматошно из-за того, что в воде было 2 инструктора и дайв-мастер, и было в принципе не очень понятно, кто все-таки будет проводить погружение :). В итоге почетную роль передали Дашке, ибо мы с Кириллом были полезнее как рабочая сила.

Оказалось, что для человека без ног, некоторые моменты сделать довольно трудно. Например, держать себя вертикально в воде. Мощного противовеса ног и ласт нету, и тело все время заваливает. Даже несмотря на то, что грузовой пояс на бедрах сильно ниже центра тяжести, опрокидывающий момент от баллона таков, что дайвер без ног не может уждержать тело в воде вертикально, не подгребая руками. Проблему решили, тупо взяв Наталью за баллон.

Под водой в принципе ничего не изменилось. Если бы все студенты обладали такой безграничной верой в инструкторов! Наталья не паниковала, не суетилась, послушно выполняла все команды всех кто командовал и вообще старалась получать удовольствие от новой стихии (и, кажется, получила).

Отмучив первого нашего студента, мы снова перешли в попечение Флемминга. Мы поплавали гребком таким, сяким, поизучали способы доставать людей из воды и попробовали полнолицевую маску. Вещь совершенно замечательна тем, что в ней можно петь (пел я «Нас утро встречает прохладой», ибо вода была градусов 20 🙂 ). И совершенно незаменима при погружении людей, кто не может уверенно держать легочник во рту.

Совершенно выжатые и убитые мы собрались поужинать, обменялись впечатлениями и расползлись до завтра.

День второй.

День второй запонился колоссальным объемом теории. Чему обучать, кого обучать, какие программы. Как кого оформлять и куда. Выехали на открытую воду, глядя вокруг уже немного другими глазами, понимая, что вот это место, которое бы и не заметил, перешагнув – это уже преграда. Трудно переоценить димину помощь на этом этапе: он рассказывал, показывал, объяснял, давал идеи. Казалось бы, что проще, снять снаряжение в воде и подать его наверх? Просто, когда ты держишь себя ластами. А без них? Дима предложил карабин на веревочке. Подплыл, встегнулся и висишь вертикально, руки свободны, работай со снаряжением.

Такие вещи, как теплая комната для переодеваний или подстилка-пенка тоже оказались не очевидными. Вообще, семинар научил нас смотреть немного по другому на окружающую реальность, видеть то, что раньше было мелочью, не более.

Эпилог.

Главным на этих курсах для меня оказалось понимание того, что инвалиды — обычные люди. Нет, поверьте, я всегда это знал. Но зовите это стигмой, стереотипом или чем угодно еще – это есть, и, думаю, есть в каждом. Как вы назовете дайвера-неинвалида? «Обычный дайвер»? То-то и оно. Получается, инвалиды — необычные? А у меня нога болит, я хромаю, бегать не могу, тоже необычный? Обычный. И Наталья, и Дима — обычные. Просто нестандартные. Со своими заморочками, того или иного плана, но не более того. Но поскольку при объяснениях надо было ссылаться на общую практику, появились в итоге «стандартные» дайверы 🙂 

«Йухуу, курсы закончились» — сказал Флемминг. Какой там йуху. Все еще только начинается. Только сейчас я начинаю понимать, на дорогу какой длины мы, кажется, вступили. Надеюсь что хватит сил и желания идти по ней. Удивительно, как много людей готовых помочь советом и, главное, делом оказалось вдруг вокруг. Это не эпилог, это — продолжение.

Послесловие от DK

У этой истории было продолжение.
29 ноября того же 2009 года в бассейне «Труд» состоялось ознакомительное погружение с аквалангом для членов Pегиональная общественная организация людей с инвалидностью «Перспектива».
Александр так написал об этом в своем блоге:

«Фотографии погружений народа из «Перспективы» в бассейне «Труд» 29 ноября 2009 года. Куча благодарностей! Во-первых, Кириллу Ювченко, куда ж мы без него 🙂 Нашим добровольным помощникам: Вите Воскресенскому, Мехти Ганифа Ализаде, Кате Кузнецовой, Лене Бизиной. Спасибо, бортик был ваш и вы жгли! Юлии «Семенне» Шевелевой — без нее не было бы программы. Свете Мурашкиной — без нее не было бы воды. Ребятам из «Декостопа» — все было очень профессионально! Вите Лягушкину — подводному (и чудесному подводному!) фотографу.»

«Ну и, конечно, Даше Портновой, с которой все началось и без которой не было бы ничего 🙂
Чтобы перейти на следующую фотографию, нажмите на ту, на которую смотрите.
Автор всех фотографий — Витя Лягушкин.
Поехали с первой!»


Дайвинг для инвалидов в Москве в 2010-2012.

 В 2010-2012 годах Подводный клуб МГУ (RuDive, Москва) реализовывал проект по обучению дайвингу людей, имеющих инвалидность. Это был не первый, но и не последний проект такого рода в России.
Отличительной особенностью данного проекта были:

  • длительность. Проект реализовывался 2,5 года;
  • масштабность. За время реализации в проекте участвовало более 50 человек.
  • среди участников была значительная доля детей с инвалидностью;
  • впервые использована финансовая поддержка бюджета;
  • объемы финансирования. В то время на проект было выделено 1,5 млн. рублей.

Конечно хотелось бы, таких проектов было больше. И чтобы у каждого проекта, кроме энергичного начала, было бы и славное продолжение. Рассказ о проекте основан на статье, которая вышла в журнале Культура здоровой жизни в 2013 году.

Сергей Коршунов. КУЛЬТУРА ЗДОРОВОЙ ЖИЗНИ No 3/2013 • МОСКВА

Живая вода

Для многих людей с ограниченными возможностями здоровья дайвинг стал своего рода открытием Нового Света. Движения в воде не требуют преодоления собственного веса рук и ног, поскольку водная среда берёт это на себя, поэтому их амплитуда здесь больше, а риск травмы меньше. Это очень важно для людей с заболеваниями опорно-двигательного аппарата или в посттравматический период, когда требуется поддерживать или увеличивать объём движений в суставах. Вода оказывает движениям мягкое сопротивление, и это способствует тренировке мышц. Характер воздействия воды на тело можно сравнить с мягким и одновременно глубоким массажем, улучшающим крово- и лимфообращение и снижающего спастичность мышц.

Различные дефекты, например хромота или выраженная асимметрия осанки, тяготящие обладателя этих недугов на обычной спортплощадке или на пляже, «скрадываются» в водной среде. За счёт релаксации мышц и потери веса в воде расширяются двигательные возможности людей, страдающих ДЦП.

Погружение с аквалангом не предполагает присутствия посторонних, нежеланных зрителей на занятиях, а значит, снимается ещё один психологический барьер.

Занятия подводным плаванием способны удовлетворить самые высокие интеллектуальные и эстетические запросы, и вместе с тем любительский дайвинг не требует особых силовых или скоростных усилий.

Дайвинг (англ. «diving» от глагола «to dive» — нырять) – это подводное плавание со специальным снаряжением. Изобретение и развитие этого снаряжения началось с середины ХХ века, и с тех пор популярность дайвинга неуклонно растёт.

Жаку Кусто из-за хронического заболевания врачи не рекомендовали большие нагрузки, но именно он изобрёл акваланг и стал основателем дайвинга. Известная английская актриса Сью Остин, оказавшись после травмы в инвалидной коляске, не бросила дайвинг, а напротив, приспособив коляску к подводным путешествиям, продолжила им заниматься.

Иными словами, в дайвинге, как нигде, люди с ограниченными возможностями здоровья могут проявить себя на равных с абсолютно здоровыми.

Отрадно отметить, что в поддержке таких людей Москва – на передовых позициях.

Впервые в России в столице разработана и реализуется совместная программа Управления социальной защиты населения Восточного административного округа города Москвы и группы компаний RuDIVE по социальной реабилитации людей с ограниченными возможностями здоровья с помощью подводного плавания.

Ты помнишь, как всё начиналось?..

– Первопроходцам всегда трудно. Как удалось запустить этот проект и добиться хорошей динамики развития?

– Наше Управление находится на улице Буженинова, а на соседней Суворовской расположен самый популярный в Москве клуб дайверов, среди которых – Андрей Макаревич и многие другие публичные люди, – погрузилась в глубины истории вопроса инициатор проекта, начальник УСЗН ВАО Москвы Наталья Борисовна Завьялова. – Однажды, беседуя с директором Центра развития предпринимательства ВАО Дмитрием Князевым, я узнала от него, что дайвинг очень популярен среди инвалидов за рубежом. Дмитрий Александрович, сам увлечённый дайвингом, убедил в целесообразности развития этого направления у нас.

Мне идея понравилась, и началась работа над пилотным проектом, охватившим небольшую группу из 15 человек с ограничениями по здоровью. Все затраты по подготовке ребят взяло на себя бизнес-сообщество, помогая нам в порядке благотворительности. Нас поддержали первый заместитель префекта ВАО Юрий Дмитриевич Захаров и, естественно, директор ЦРП Дмитрий Александрович Князев, а вместе с ним – и малый бизнес.

Успешные результаты пилотного проекта воодушевили. Желающих заниматься дайвингом стало значительно больше. Для осуществления проекта требовалась уже основательная государственная поддержка, за которой я обратилась в Департамент социальной защиты населения города Москвы, и в 2011 году нам выделили 500 тыс. рублей. Таким образом, проект был воплощён на государственном уровне, и мы уже сами выбирали бассейны, где ребят обучали инструкторы Международной федерации PADI –Профессиональная ассоциация дайвинг-инструкторов).

Для реализации нашей совместной с RuDIVE программы, направленной на улучшение качества жизни и социальную реабилитацию людей с ограниченными возможностями здоровья, были разработаны методики обучения подводному плаванию, подобрано соответствующее оборудование и подготовлены специалисты для работы с участниками.

Подводное плавание рассматривается как метод воздействия на личностный рост человека с ограничениями по здоровью. Инструкторы активно работают над включением участников в социум и совместную деятельность с другими дайверами.

Позитивное влияние дайвинг оказывает на эмоциональное и физическое самочувствие участников проекта, что способствует их более активной интеграции. Результаты превзошли ожидания. Но для развития требовались немалые средства, если учесть, что одно погружение обходится в 10 тыс. рублей. Поэтому в 2012 году на проект был выделен 1 млн рублей. Из 90 желающих участвовать в проекте мы выбрали 40 человек, сдавших все необходимые нормативы. Получили мы поддержку и на текущий год.

Интересы на новых глубинах

– Что включает в себя программа обучения?

– Программа «Откройте для себя подводный мир» предполагает три этапа.

На первом этапе ребята по установленному расписанию посещают один из четырёх бассейнов, тот, что ближе к дому.

На этих занятиях квалифицированные инструкторы знакомят участников с подводным плаванием. Каждый ребёнок находится под наблюдением профессионала, гарантирующего безопасность обучения, которое проходит в непринуждённой, доброжелательной атмосфере. Под руководством инструкторов начинающие дайверы изучают теорию, правила безопасности, учатся надевать снаряжение и плавать с ним в бассейне. Разумеется, такие заплывы ни на секунду не выпадают из поля зрения преподавателей.

На втором этапе обучение подводному плаванию проводится в закрытой воде по начальному курсу (Open Water Diver), который включает теоретические и практические занятия, дающие участнику основополагающие знания и навыки, необходимые для выполнения погружений с аквалангом – с напарником или инструктором.

В летнее время желающие могут поучаствовать в погружениях и в открытой воде, но под руководством инструктора. Для этого мы организуем лагерь на берегу Спас- Каменского озера. Вода в нём чистая и прозрачная, а затопленный лес создаёт сказочные подводные пейзажи.

На третьем этапе отрабатываются полученные навыки в относительной безопасности, в бассейне.

– Что можно сказать о возрасте и состоянии здоровья участников проекта?

– Самыми активными, наиболее полно освоившими программу, оказались ребята от 10 до 15 лет. Особенно проявили себя дети с нарушениями опорно-двигательного аппарата и ДЦП, – отметила Наталья Борисовна Завьялова. – Достаточно активно участвовали в программе и молодые люди до 25 лет. Занятие на открытой воде проходило с увлечением и энтузиазмом. Все участники отмечали не только своё хорошее самочувствие, но и жизнерадостное воодушевление от новизны впечатлений. А о подробностях, думаю, лучше расспросить родителей.

В гостях у Посейдона

По совету Натальи Борисовны, мы так и сделали, познакомившись с родителями некоторых участников проекта.

– Моему сыну Георгию 14 лет, он – семиклассник спецшколы No31, но учится по обычной программе, – рассказала Любовь Игоревна Меркулова. – Он отличник, из школьных предметов больше всего любит литературу. У сына ДЦП, аутизм, синдром Аспергера. Ходит он самостоятельно, но бегать и прыгать не может. В прошлом году сын начал заниматься в бассейне МГУ, и сразу стало понятно, что, во-первых, это ему очень нравиться, во-вторых, это хорошо сказывается на его физическом состоянии. После занятий – приятная усталость и желание продолжать интересное дело.

Все этапы программы Георгий успешно преодолел во много благодаря доброте и вниманию ведущего инструктора, педагога-психолога Алексея Виноградова и заведующей учебной частью ГК RuDIVE Ирины Квасовой. Все теоретические и практические экзамены он сдал успешно.

Особый восторг и интерес у юноши вызвали погружения на Спас- Каменском озере. В том чудесном озере оказались похожие на спящих великанов поваленные деревья, загадочные коряги, а среди водных обитателей – рыбы и раки. Наблюдать эту подводную сказку было ни с чем не сравнимой радостью!

– Помимо эмоционального подъёма у своего сына, я не могла не заметить, что вода расслабляет его мышцы и снижает спастику. В воде у него даже выправляется осанка! Ну а то, что плавание укрепляет мышцы спины, рук, ног, – давно известно. Кроме того, людям, страдающим аутизмом, иногда легче объясняться знаками, нежели вступать в разговор. И жестовый язык дайверов сыну пришёлся по душе. Георгий, наслышанный о подводных красотах Красного моря, мечтает теперь поехать в Египет…

Пируэты и арабески «русалочки»

Мама пятиклассницы Надежда Аркадьевна Алямовская рассказала, что её дочка Сашенька из-за сочетанного порока развития ЦНС передвигается в кресле, и потому занятия дайвингом стали для девочки окном в красочный и счастливый мир.

Если на берегу Сашенька сидит в инвалидной коляске, то в воде это настоящая «русалочка» или «дельфинчик».

– Стоит дочке оказаться в воде, она выдаёт такие грациозные пируэты и арабески, такие изящные каскады и сальто! – улыбается Надежда Аркадьевна. – Поначалу вся эта подводная акробатика меня пугала, но теперь только радует. Ведь в водном пространстве она оказалась способна на такое, что не каждому здоровому ребёнку подвластно!

Сашенька живо интересуется биологией, поэтому среди обитателей озера и леса у неё почти не осталось незнакомцев: каждого она распознаёт по образу и «походке». А с каким ликованием девочка встретила свой первый опыт погружения на открытой воде в Спас-Каменском!

– С самых первых занятий дайвингом дочка словно попала в родную стихию, настолько уверенно и непринуждённо она себя чувствовала в воде, – поделилась своими впечатлениями Надежда Аркадьевна. – Хочу высказать огромную благодарность Департаменту социальной защиты города Москвы и нашему УСЗН ВАО, благодаря которым так обогатилась жизнь моего ребёнка! А как мы признательны клубу МГУ RuDIVE за обучение наших детей! Это педагоги от Бога…

Ограниченные возможности здоровья создают определённые сложности для обучения, однако инструкторы Алексей Побожаков и Алексей Виноградов добились замечательных результатов. Их «особенные» воспитанники изучили снаряжение, освоили основы безопасности, научились дышать под водой, приобрели нужные навыки в новом для них деле. А помимо необходимых знаний, от общения с опытными, чуткими инструкторами дети подзаряжаются и добрыми, позитивными эмоциями. И родители с лёгким сердцем доверяют своих «особенных» детей тренерам-профессионалам, внимательным и доброжелательным людям.

Сашенька, как и Георгий, мечтает погрузиться в Красное море, но на поездку в Египет пока что нет средств. Однако дальнейшее увлечение подводным плаванием непременно подарит ребятам ещё много неизведанных ярких впечатлений и новых друзей.

Мария Гринфилд – дайвинг инструктор с ампутаций ног.

Автомобильная авария 1987 года, в которой погибли ноги Марии Гринфилд (Maria Greenfield), не помешала ей жить так, как она хотела.
Фото обложки Jeff Lautenberger.

Девушка в кресле

Марии было всего 19 лет, она закончила среднюю школу и изучала физиотерапию в Университете штата Оклахома. Во время дождя на скоростной магистрали «Broken Arrow» её Ford Mustang занесло на мокрой дороге и он ударился об ограждение. Она вышла, чтобы проверить двигатель.

Мария не помнит другую машину, сбившую её. Две недели после аварии также являются сплошным провалом, пробелы заполняются рассказами членов семьи. От удара её тазовая кость была раздроблена. Обе ноги были почти отрезаны, ни одну не возможно было спасти. Она была в больнице почти три месяца. Единственным ярким пятном был парень, который часто навещал ее в больнице – лучший друг её брата Грег. Через несколько лет он стал её мужем.

разбитый форд

Гринфилд – девушка упрямая. Через год после несчастного случая, она нашла Мустанг точно так же, как её старый. Она уговорила владельца продать его ей. Мария вставила в эту машину двигатель своей старой. Ей все еще принадлежит «та самая» машина.

Когда она находилась в больнице, врач-терапевт сказала, что ей не стоит расчитывать, что она сможет вернуться в колледж в ближайшее время. Гринфилд вернулась в колледж уже в следующем семестре и, в конце концов, стала профессиональным терапевтом: она помогала людям учиться делать то, что они хотят, вместо того, чтобы говорить им, что они чего-то не смогут. Сегодня Мария руководитель отделения реабилитационной терапии в Центре им. Маккарти для детей с нарушениями развития в Нормане, Оклахома.

дайвер с ампутацией

Имея одну ампутацию выше колена и ампутацию ниже колена, Мария перепробовала практически все виды протезов. Первые ложи протеза были деревянными, а суставы ног — неуклюжей комбинацией деревянных и металлических деталей.

«Они были ужасны», — говорит она. «По сравнению с сегодняшним днем это было все равно, что ходить по палкам и кирпичам».

В течение первого десятилетия она посетила несколько клиник, изготавливающих протезы для ног. Многие из ранних моделей не могли идти с ней «в ногу». Гринфилд часто падала, отчаянно ругаясь. Прирожденный пловец, «водный ребенок», она хотела попасть в бассейн, но для этого у нее не было подходящих ног.

«Когда я впервые попала в воду без ног, я перевернулась и плыла, как буй», — сказала она.

Протезист построил ей пару ног для плавания с возможностью фиксации лодыжек в позиции для гребка, когда не нужно было ходить. Если пытаться плавать с ногами, у которых ступни зафиксированы под углом 90 градусов, то гребок ногой потянет назад, вместо того, чтобы толкать вперед. Было много сделано проб и ошибок. Несколько дорогих ног разрушились после того, как оказалось, что в действительности они не были уж такими водонепроницаемыми. Один из протезов находится на дне озера Тандерберд, после проблемы с внутренней прокладкой.

дайвинг инвалиды

Когда в 1997 году Мария и Грег Гринфилд записались в школу подводного плавания Oklahoma Scuba, она ловко умолчала в своем медицинском заявлении тот факт, что у неё двойная ампутация.

Я всегда любила подводное плавание и плавание в океане. Я была уверена, что смогу сделать все, что требуется от аквалангиста. Но у меня и в мыслях не было сказать инструктору, что у меня ампутации, пока мы не поплаваем.
Когда я попала к ней, она был шокирована. Это был, как предстоящий вызов для нее, ну и для меня. Она сказала: «Вау. Ты подходишь».

Мария сдала все требуемые навыки без исключения и адаптации. Она доказала, что она сильный пловец, не хуже других в классе, и получила сертификат дайвера. Она и её муж отправились в круиз в Косумель, Мексика, и достигли глубины 100 футов (около 30 метров) во время своего первого погружения в океане.

дайвинг инвалиды

Позже, как дайвер-ассистент и специалист-реабилитолог, Мария в 2001 году приняла участие в прохождении программы PADI SASY (Supplied Air Snorkeling for Youth) 15-ти летней Хайли Матис (Hailey Mathis). Бывшая чирлидер и баскетболистка Хайли была найдена под грудой камней после того, как торнадо F5 разрушил её дом в Бридж-Крик, Оклахома. Обломки сломали ей ноги и позвоночник С-5, что привело к параличу.
Сначала Мария вместе со своим инструктором Лиа Энн Хьюз провели программу SASY для Хайли в бассейне. А затем они все вместе совершили погружения в океане на Каймановых островах.

В 2004 году Мария прошла курсы PADI Advanced Open Water и Rescue Diver, в 2009 – курс Divemaster. Сегодня Мария PADI Open Water Diver инструктор (курс-директор Lea Ann Hughes) и инструктор по обучению дайверов с инвалидностью.

дайвинг инвалиды

Имеющаяся страховка не покрывает большую часть стоимости специальных ног для активных путешествий, поэтому приключения Гринфилд вылетают в копеечку. За протезы для ежедневного пользования, стоимость которых покрывает страховка, доплата Марии составляет 20 процентов.

А сколько стоит компьютеризированная часть протеза ноги, ампутированной выше колена, которая помогает ей двигаться как с естественным коленом? Это 30 000 долларов, столько же, сколько новый Ford Mustang. Полный комплект новых ног для Марии обходится в 100 000 долларов каждые несколько лет.

дайвинг инвалиды

Когда она лежит в постели, мысленно она все еще может чувствовать ощущение движения пальцев на ногах. Фантомные боли проявляются только изредка, но чувствуются, словно кто-то наносит ей удар ножом.
 
Возвращаемся в 1987 год. После того, как её сбила машина, у Марии было всего два вопроса, когда она впервые очнулась. Она вынуждена была записать, чтобы спросить своего отца, потому что у нее была интубация трахеи после операции:
«Как моя машина?» и «Могу ли я иметь детей?»
Да, у нее все получилось. Её дочери Николь 18 лет, а сыну Коди 17 лет, и Гринфилд, которой сейчас 44 года, позволяет им время от времени водить её старый Мустанг. (Возраст указан на 2011 год. Прим. ДК)
(Интубация трахеи — введение эндотрахеальной трубки в трахею с целью обеспечения проходимости дыхательных путей. Используется для проведения искусственной вентиляции лёгких, в том числе во время общего эндотрахеального наркоза, а также при проведении реанимационных мероприятий. Прим. ДК)

Источники: Tulsa World, NewsOK: Oklahoma City News, Exceptional Parent Magazine, страница фейсбук Марии Гринфилд, расшифровки текста видесюжетов, посвященных Марии. Читайте наши статьи!

Дайвинг после пневмоторакса

При планировании программы курса обучения дайвера с инвалидностью обязательно надо принимать во внимание его физическое состояние, определять индивидуально границы допустимых нагрузок. Необходимо исключить возможность нанесения вреда здоровья, как во время практики, так и при совершении погружений в реальных условиях. Безусловно, переходить к практическим занятиям со студентом возможно лишь при наличии на то согласия врача.

В каждом конкретном случае решения подбираются индивидуально. В этом смысле каждая новая ситуация – это хороший шанс расширить свои знания, узнать больше на конкретном примере. Следует добавить, что опыт показывает, что знания о состоянии здоровья студента бывают очень полезны даже в случае, если у него нет ограничений здоровья. Пережитые им ранее травмы и заболевания могут проявиться во время курса, создав риски для его здоровья, и большие проблемы для инструктора.

Забытый пневмоторакс 

Кандидат N на курс OWD (Open Water Diver) несколько лет назад пострадал в дорожно-транспортном проиcшествии, результатом которого стала ампутация обеих ног выше колена.

N ведет активный образ жизни, регулярно занимается физическими тренировками, устойчив к физическим нагрузкам. Имеет сильную мотивацию и стремление к занятиям дайвингом. Предварительно со стороны врачей не было противопоказаний к началу курса обучения.

Однако, когда N начал изучать теорию дайвинга, и речь зашла о повышении давления при погружении, он вспомнил, что в его диагнозе была зафиксирована закрытая травма грудной клетки без нарушений целостности костного каркаса: переломы ребер, грудины отсутствовали. Следствием травмы стал «ушиб органов грудной клетки, спонтанный пневмоторакс справа». На следующий день после аварии N было проведено дренирование плевральной полости по Бюлау справа.

Пневмоторакс (коллапс легкого) – это результат попадания воздуха в плевральную полость — пространство между легким и грудной стенкой. Попадание воздуха в плевральную полость мешает легкому достаточно расширяться правильным образом, когда больной пытается вдохнуть, вызывая сокращение дыхания и грудную боль.

По происхождению Пневмоторакс классифицируется на

  • травматический. Травматический пневмоторакс возникает в результате закрытых (без повреждения целостности кожных покровов) или открытых (огнестрельных, ножевых) травм грудной клетки, ведущих к разрыву легкого.
  • спонтанный. Спонтанный пневмоторакс возникает внезапно в результате самопроизвольного нарушения целостности ткани легкого. В свою очередь спонтанный пневмоторакс в зависимости от этиологии делится на первичный (или идиопатический), вторичный (симптоматический) и рецидивирующий.

В связи с этим вызывает большие сомнения решение врачей поставить N диагноз «спонтанный пневмоторакс» на следующий день после тяжелой аварии. Скорее, следовало бы говорить о травматическом происхождении пневмоторакса. И это совсем не придирки, как вы вскоре увидите, этот фактор имеет решающее значение в определении возможности N заниматься дайвингом.

Вопрос: В прошлом году я попал в автомобильную аварию и перенес пневмоторакс. Могу ли я вернуться к дайвингу и когда?

Этот вопрос я обнаружил в медицинском разделе Sport Diver Magazine, когда изучал проблему N. Согласитесь, что ситуация, описанная автором вопроса и ситуация N, очень похожи. Ответ доктора James L. Caruso, MD:

Пневмоторакс, по существу, представляет собой коллапс легкого, которое может быть полностью или только частично повреждено. В случае повреждения грудной клетки, как в вашем случае, обычно герметичная полость легких прорывается, что вызывает уменьшение объема легких. Благодаря сочетанию мер реабилитации последствий травмы и введения дренажной трубки в полость грудной клетки, легкое снова расширится, и все нормализуется. 
После периода заживления и при условии, если последующие наблюдения, которые могут включать тестирование функции легких и рентгенологическое исследование, дают положительный результат, люди, которые перенесли пневмоторакс из-за травмы, могут безопасно вернуться к занятиям дайвингом.

James L. Caruso

James L. Caruso (Джеймс Карузо) 29 лет отслужил в ВМС США на позициях Navy Diving Medical Officer, военный врач Navy Flight, медицинский эксперт US Armed Forces.
Доктор Карузо является сертифицированным специалистом по анатомической, клинической и судебной патологии. Он прошел стажировку по медицине дайвинга и гипербарической медицине в Медицинском центре Университета Дьюка.
Джеймс Карузо является сотрудником DAN в качестве консультанта в области судебной патологии и клинической медицины дайвинга. Прим. ДК.

Допускаю, что в практике инструктора по дайвингу травматический пневмоторакс в медицинской карте студента вполне может встретиться. Активным «поставщиком» таких травм являются дорожно-транспортные происшествия. В дайвинг же идут люди социально активные, мобильные, большинство которых «дружит» с автомобилем, и которые, как следствие, находятся в зоне ДТП-риска.

Нерадостная статистика: по уровню смертности/травматизма от дорожно-транспортных происшествий Россия заметно превосходит другие страны. По сведениям ГИБДД, с 1985 по 2015 г. общее число пострадавших в ДТП составило 910,3 тысячи погибших и более 6,7 млн раненых. Ежегодно на дорогах России около 220 тысяч человек получают травмы различной степени тяжести.
Исследования показывают, что повреждения груди в структуре сочетанных повреждений при ДТП составляют 62%. Наиболее уязвимыми из органов грудной полости являются легкие (38,2%) и сердце (16,4%). У взрослых разрывы легочной ткани занимают лидирующее положение.

Исходя из сказанного, можно ожидать, что вероятность, что среди студентов или дайверов может быть человек, перенесший травматический пневмоторакс, весьма далека от нуля.
Я не имею возможности подтвердить это утверждение на цифрах – такая статистика не ведется. Косвенным подтверждением ситуации является регулярное возникновение темы дайвинга после перенесенного пневмоторакса на дайверских форумах активно ныряющих стран, в том числе на крупнейшем интернет дайвинг-сообществе ScubaBoard.

Но в чем отличие травматического пневмоторакса от спонтанного, и почему это так важно в диагнозе N, с точки зрения перспективы занятий давингом.

Вопрос: Я был диагностирован и лечился от спонтанного пневмоторакса (коллапс легкого). Это препятствует моим погружениям? 

Marty McCafferty

Ответ на вопрос дает Мартин МакКафферти (Marty McCafferty), эксперт DAN по медицине, врач неотложной помощи (EMT-P), Diver Medical Technician  (DMT-A), инструктор AHA BLS и First Aid, а также инструктор EMT.
Марти инструктор по дайвингу и фельдшер с 1995 года. У него большой опыт работы в полевых условиях, в отделении скорой помощи, и в качестве руководителя службы неотложной помощи. Он также имеет опыт подготовки к дайвингу студентов с ограниченными возможностями здоровья. Прим. ДК.)

Краткий ответ — да. Если вы испытали спонтанный пневмоторакс, самое время повесить регулятор. И вот почему:

Коллапс легкого, возникающий во время повседневной деятельности, называется спонтанным пневмотораксом и вызывает особую тревогу у дайверов, потому что может внезапно произойти снова. Основной причиной обычно является ослабленная легочная ткань. Болезнь, предшествующая травма или воспаление (часто вызванное курением) образуют волдыри, похожие на пузыри в крошечных воздушных мешочках легких. Эти так называемые «пузыри» или «буллы» представляют собой участки ослабленной ткани и имеют тенденцию медленно пропускать воздух в плевральную полость. При дайвин повышение давления в легких, обычно возникающее во время подъема, может привести к разрыву пузырьков. 

Спонтанный пневмоторакс обычно вызывает резкую боль на пораженной стороне грудной клетки. Если объем воздуха, попадающего в плевральное пространство, достаточно велик, это может привести к дальнейшему коллапсу легкого и затрудненному дыханию. 
Есть еще одна причина для беспокойства, связаная с пневмотораксом. Иногда травмы легких могут привести к созданию одностороннего клапана, через который воздух просачивается в окружающее легкое плевральное пространство и не может вернуться обратно в легкое. Это приводит к прогрессивному расширению плеврального пространства и сдавлению легкого. Если оперативно не приступить к лечению, плевральное пространство может сдавливать сердце и противоположное легкое и препятствовать доступу крови к сердцу. Это состояние известно как напряженный пневмоторакс и вызывает удушье, падение кровяного давления, шок и, в конечном итоге, смерть.

По причинам, изложенным выше, врачи, специализирующиеся в области дайв-медицины, будут очень неохотно предоставлять медицинское разрешение лицам, у которых в анамнезе был спонтанный пневмоторакс. Люди, которые перенесли спонтанный пневмоторакс, подвергаются высокому риску рецидива. Пневмоторакс во время погружения может привести к смертельной артериальной газовой эмболии, но наибольшую опасность несет напряженный пневмоторакс, который может стремительно развиваться при расширении газа при подъеме (или во время декомпрессии). Риск возникновения напряженного пневмоторакса является причиной, по которой большинство дайвинг-врачей порекомендуют вам отказаться от погружений на любую глубину.

Мы – за безопасный дайвинг.

Видно насколько различается подход врачей к возможности заниматься дайвингом при наличии в истории болезни спонтанного или травматического пневмоторакса. Я обратился за советом о том, какие исследования следует провести, к доктору Oliver Firth, с которым вместе был в экспедиции Deptherapy на Truk Lagoon в 2018 г.

Oliver Firth

Доктор Оливер Фёрт (Oliver Firth) – директор по медицине London и Midlands Diving Chambers.
Оли работает на постоянной основе дайвинг-врачом и барологом в лондонском бароцентре, имея дело со всеми формами заболеваний, связанных с дайвингом, и выполняя гипербарическое лечение для различных состояний, не связанных с погружением. Он сам является страстным дайвером и принимал участие в различных экспедициях и проектах по всему миру. Прим. ДК.

После травматического пневмоторакса мы обычно рекомендуем компьютерную томографию с высоким разрешением, чтобы убедиться, что любая патология легких зажила, а также исследование функции внешнего дыхания (спирометрию). Если оба теста в норме, студент имеет возможность погружаться.

Но остается открытым вопрос с диагнозом «спонтанный пневмоторакс» в истории болезни N, поставленный на следующий день после страшной аварии, в которой N лишился обеих ног. Самое простое было бы признать это за врачебную ошибку. Но эта простота недоступна (и недопустима) для неспециалиста. Было бы правильно, если окончательное решение принял врач, проанализировав все обстоятельства аварии и детали нанесенной травмы.

В конце концов, мы приняли решение идти по этому пути. Курс OWD для N перенесен с весны 2019 на осень. Летом N пройдет обследование в клинике, специалистам которой он доверяет. Врачи, в том числе, специалисты в области дайвинг-медицины, рассмотрят как обстоятельства самой травмы, так и оценят текущее состояние здоровья N в целом, и легких в частности. На основании их заключения будет принято окончательное решении о возможности допуска N к занятиям дайвингом.

Cody Unser верит в дайвинг-реабилитацию пациентов с параплегией.

О реабилитационных возможностях дайвинга для людей с ограниченными возможностями здоровья написано много статей. Пересказывать их содержание излишне: любой интересующийся легко их найдет в интернете. Кроме того, дело это ещё и неблагодарное, т.к. механизм терапевтического воздействия окончательно не определен, и оценки степени эффективности дайвинг-реабилитации сильно разнятся у разных источников.

Тем не менее люди, занимающиеся дайвингом, отмечают положительные сдвиги в своем состоянии, и это свидетельство выбивает почву из-под ног скептиков, отрицающих возможное благотворное влияние подводных погружений. Особенно впечатляюще выглядит история Коди Ансер PADI AmbassaDiver, которая много сделала для того, что бы дайвинг для людей с параплегией рассматривался не только как активный отдых, но и как метод реабилитации.

Коди Ансер хочет поделиться целительной силой подводного плавания со всем миром

дайвинг инвалиды
Cody Unser, photographed at the Kennedy Krieger Institute’s Greenspring campus in Baltimore, Maryland.

Коди Ансер (Cody Unser), дочь автогонщика и двукратного победителя гонки Indianapolis-500 Эла Ансера-мл. (Al Unser Jr.), потеряла возможность использовать свои ноги в 12 лет, из-за поражения поперечным миелитом. 
(Поперечный миелит – это воспаление спинного мозга, часто поражающее миелин – изолирующую оболочку нервных волокон. Поперечный миелит может привести к повреждению поперечника спинного мозга, в области ниже травмы нарушается чувствительность, включая потерю двигательных функций в конечностях. Прим. ДК)

Вернувшись домой после реабилитации, Коди изо всех сил пыталась адаптироваться к новому состоянию: 
«Я была одновременно зла, растеряна и очень подавлена. Я не хотела быть в этом парализованном теле. Меня учили, как жить в инвалидной коляске, но мне казалось, что они учили, как мне жить в коробке».

Её брат Эл не мог смириться с таким состоянием Коди и пытался взбодрить её.
«Я все еще верил в то, что она сможет делать все, что захочет», – говорит Эл. «Просто нужно найти другой способ, которым она бы пользовалась».
Чтобы показать Коди, как он уверен в ней, он усадил её у бортика бассейна, связал свои ноги и поплыл.  «Затем я стащил её в воду и сказал: «Давай!». И она смогла!»

Следующим этапом для Коди стало погружение с аквалангом. Эл, будучи сертифицированным дайвером, поощрял каждый её шаг.

«Вначале меня всё бесило. Ужасно тяжело надевать гидрокостюм. И у меня не работает пресс, нет чувствительности части тела, что сильно усложняло достижение нейтральной плавучести».

Ей потребовалось немало побороться, чтобы почувствовать уверенность в своих навыках, в том числе в очистке маски от воды.

«Но тяготы от освоения дайверских навыков избавили меня от тягот от паралича. И с этого момента я начала понимать, что дайвинг — это действительно круто».

дайвинг инвалиды

Первый шаг Коди Ансер

В октябре 1999 был зарегистрирован фонд Cody Unser First Step Foundation, некоммерческая организация, цель которой — привлекать средства на исследования для борьбы с параличом и повышать осведомленность людей о поперечном миелите. 

Первоначально фонд финансировался щедростью гонщика NASCAR Бобби Лабонте (Bobby Labonte), который сменил Эла-мл., отца Коди, в Международной гонке чемпионов (IROC). (Эл-мл. вышел из IROC, когда Коди заболела). Первым пожертвованием в Фонд был чек Лабонте на $60’000, это были его призовые за год гонок.

Однажды, будучи на глубине 100 футов (30 метров), Коди заметила странное покалывание в ногах. Она нырнула второй и третий раз, и снова почувствовала покалывание. Это было почти незаметно, но это было первое ощущение, которое она почувствовала за три года, после того как в 12 лет её парализовало ниже груди.

«Я не могла поверить, что у меня появилось какое-то чувство. Я сказала своим врачам, они были очень заинтересованы и уже не могли перестать говорить об этом».

Именно с этого покалывания в ногах и начался пилотный проект фонда Cody Unser First Step по исследованию влияния дайвинга на состояние людей с травмой спины.

Дайвинг благотворно влияет на функциональность тела и нервной системы ветеранов, имеющих с травму спинного мозга

В мае 2011 года Адам Каплин (Медицинская школа Университета Джона Хопкинса) и Дэниел Беккер (Международный центр травмы спинного мозга (ICSCI) Института Кеннеди Кригера) провели шестинедельное исследование состояния 10 ветеранов вооруженных сил, центральной частью которого стала 4-х дневная программа морских погружений в рамках курса обучению дайвингу. Исследование проводилось при поддержке фонда Cody Unser First Step и ассоциации PADI.

дайвинг инвалиды

В исследовании приняли участие 19 человек: 10 ветеранов, которые перенесли травму спинного мозга в среднем 15 лет назад, и девять здоровых контрольных участников. Перед циклом погружений Каплин и Беккер провели серию неврологических и психологических тестов всех 19-ти участников.

Они измеряли мышечную спастику, контроль двигательных мышц и чувствительность к уколам и легким прикосновениям, а также симптомы депрессии, обсессивно-компульсивного расстройства, враждебности и ПТСР.
Участники прошли обучение и сертификацию по погружению с аквалангом, которая включала серию из девяти погружений в течение четырех дней. Восемь из 10 участников с параплегией сумели пройти программу погружений полностью.
В конце дайвинг-программы все 19 участников были вновь протестированы.

дайвинг инвалиды

«Мы наблюдали, как в течение считанных дней проявились существенные изменения у ряда людей с травмой спинного мозга, которые занимались подводным плаванием», – говорит Беккер.
«Хотя это пока пилотное исследование, беспрецедентно было увидеть такое восстановление неврологической функции и значительное улучшение симптомов ПТСР за такой короткий период времени».

Исследователи наблюдали снижение мышечной спастики в среднем на 15% (по шкале Эшворта. Прим. ДК) у тех ветеранов-инвалидов, которые занимались дайвингом, и повышение чувствительности к легким прикосновениям на 10% и к уколам на 5%. У некоторых людей улучшение тонуса, чувствительности или двигательной функции составляло от 20 до 30%. (Замеры проводились на основе оценки ASIA — показателя для определения неврологической оценки состояния пациентов с травмой позвоночника, разработанного Американской ассоциацией травм позвоночника. Прим. ДК)
Контрольные участники без ограничений здоровья не продемонстрировали заметных неврологических изменений.

Путем использования сертифицированной психологической методики исследователи обнаружили снижение в среднем на 15% симптомов обсессивно-компульсивного расстройства у дайверов-инвалидов, аналогичное уменьшение признаков депрессии и общее снижение психических проблем.

дайвинг инвалиды

Каплин признает, что возможно на эти улучшения повлияло то, что испытуемых взяли на карибские каникулы понырять на прекрасных рифах. Но самое поразительное психологическое воздействие было отмечено в симптомах ПТСР, которые уменьшились у ветеранов в среднем на 80%. По словам Каплина, столь явное снижение симптомов ПТСР невозможно объяснить пребыванием в пляжном раю.

«Они столкнулись с нечто новым, что заставило их понервничать, но их психика справились с этим», — говорит Каплин. Он добавляет, что спокойное дыхание, необходимое для обеспечения плавучести и контроля за движением в воде, могло также помочь ветеранам расслабиться и дало им возможность сдерживать свои симптомы.

Исследователи признают, что пока не готовы дать исчерпывающие объяснения влияния подводного плавания на тела людей с повреждениями спинного мозга. Есть гипотезы, проверка которых требует дальнейших исследований.

дайвинг инвалиды

«Не существует исцеления для людей с хронической травмой спинного мозга. И многие считают, что, если связь между мозгом и конечностями утрачена, ничего нельзя сделать, чтобы восстановить утраченные функции», – говорит Адам Каплин.
«То что мы видели в воде, убедительно свидетельствует о том, что у параплегиков наблюдается некоторое облегчение неврологических и психологических функций благодаря дайвингу. Это для нас настоящий вызов».

Море, несущее изменения.

Про этот исследовательский проект фонда Cody Unser First Step был снят часовой документальный телевизионный фильм «Sea of Change». Средства на съемки были предоставлены фондом Newman’s Own Foundation. К сожалению, фильм не представлен в открытом доступе в интернете, только его 4-х минутный трейлер. Сам фильм можно приобрести за $40 у компании Christopher Productions, которая снимала его.

Хорошей новостью является то, что Christopher Productions выложила у себя на сайте сценарий фильма со всеми текстами, произносимыми героями. Если вы решили сохранить $40, то у вас не будет возможности увидеть, как происходили погружения, но вы можете узнать истории всех героев, а также мнение о результатах эксперимента как участников, так и врачей.

Трейлер фильма Sea of Change, посвященного исследованию влияния дайвинга на состояние людей с параплегий. Фильм сделан при поддержки фонда Cody Unser First Step, а сама Коди приняла активное участие в проекте.

Заключение

Коди через свой фонд реализует проект Cody’s Great Scuba Adventure, в котором подводное плавание используется в качестве терапевтического и психологического инструмента для людей, живущих с различными формами паралича. 
Сегодня Коди Ансер 32 года. Она стала ведущим защитником прав людей с ограниченными возможностями, и проводит большую часть своего времени, путешествуя по стране, чтобы выступать с основными докладами, посещать медицинские симпозиумы и помогать другим общественным организациям, которые имеют подобные миссии.

Основные достижения Коди Ансер:

  • Почетное звание PADI AmbassaDiver.
  • Сертифицированный наставник, фонд Christopher and Dana Reeve Foundation.
  • Адвокат пациентов медицинских учреждений, обзор новостей США и мира.
  • Зал славы женщин-дайверов Inductee, 2016.
  • Премия Героя Красного Креста, Нью-Мексико, 2012.
  • Премия «Дух да Винчи» National Multiple Sclerosis Society, 2011.
  • Документальный фильм «CODY», производства Christopher Productions, для PBS / Theatrical, 2009.
  • Университет Редлендса «Global Impact Award», 2009.
  • Премия Фонда Президента Джеральда Форда «Люди, помогающие людям», 2006.
  • Зал славы National Spinal Cord Injury Association, награда «Развивающийся лидер», 2006.
  • Гран-при Americas Foundation, специальная премия за особые достижения, 2003.
  • Основан фонд Cody Unser First Step Foundation, 1999.

«Аз–Буки»: азы парадайвинга.

Недавно меня попросили рассказать про азы парадайвига. Так и сказали: «А поведайте нам про азы парадайвинга».
Надо признаться, я не сторонник термина «парадайвинг» и производных от него. На мой взгляд, это тот самый случай строительства барьера, отделяющего дайверов с инвалидностью от всех прочих. «Вот здесь у нас дайверы, а вот тут – парадайверы. Смотрите, не перепутайте!»

Такой «разделяющий» подход идет вразрез с моими представлениями об едином подходе к организации обучения дайвингу и погружений для всех дайверов. У каждого человека с аквалангом – и спортсмена, и ребенка, и ампутанта, и праплегика, и пожилого – свои особенности, которые необходимо принимать во внимание, при этом принципы и подходы к обучению и погружениям остаются общими. И PADI, и CMAS также придерживаются точки зрения, что не целесообразно делить дайверов на группы по наличию рук или ног, по функциональности конечностей или по их грузоподъемности. Но дело сейчас не в этом.

Итак, возвращаясь к азам, основам. Азы – (др. рус.первая буква Азъ) фразеологический оборот в русском языке, обозначающий самое начало чего либо, самое простое, элементарное знание или самые основы его.

Привычно было бы начать разговор об «азах» с изложения особенностей планирования и организации обучения дайверов с ОВЗ. Но начало пути раньше: с выяснения того, зачем тому или иному человеку дайвинг. Ответ на этот вопрос и есть первый шаг. Тот самый «Аз», с которого начинается подводная азбука. И от это ответа многое зависит в дальнейшем.

Дайвинг инвалиды

На мой взгляд, цель дайвинга – это дайвинг. За этим утверждением легко насыпать гору слов про подводные открытия и путешествия, про азарт исследователя, про красоты подводного мира. И все они будут верны. Я бы их свернул, «упаковал» в утверждение, что люди занимаются дайвингом потому, что им хочется быть в подводном мире. Не «под водой» (можно занырнуть и в ванной), а именно в Подводном Мире. А уж индивидуально для каждого, какие причины, какие интересы его туда влекут. На то он и целый Мир, чтобы дать любому широкий выбор возможностей.

С целью дайвинга я определился – это быть, находиться в Подводном Мире. Это и есть тот самый «Аз». И цель эта, как ни крути, одна для всех.

Следующая остановка: «Буки». Теперь о тех «трофеях», с которым возвращаются из подводных экспедиций. Этот результат индивидуален для каждого: кто с новыми эмоциями и впечатлениями, кто с фотографиями причудливых красот, у кого-то достижения в виде личных рекордов времени/глубины и т.д. А другие с чувством равенства с прочими подводными исследователями, с уверенностью в себе, со свободой от мрачных мыслей и депрессий, завладевшими ими в поверхностном мире.

Дайвинг инвалиды

Содержание и смысл задач дайвинг-путешествий приобретает особое звучание, когда в подводный мир снаряжается исследователь с ОВЗ. История погружений с аквалангом людей с инвалидностью приближается к 50-ти годам, что немногим меньше, чем общая история массового увлечения любительским дайвингом. И для разных задач выработаны свои форматы дайвинга «специальных потребностей»:

  • Программы «попробуй дайвинг», которые регулярно и широко проводятся в «ныряющих» странах для людей с инвалидностью. Их задача: дать возможность человеку почувствовать себя под водой, испытать чувство свободы от земного притяжения.
  • Cообщество дайверов на инвалидных колясках (Бельгия – Нидерланды). Задача: дать возможность ощутить радость свободы движения вне инвалидной коляски.
  • Сообщество людей, получивших травму позвоночника (Великобритания). Задача: психологическая и социальная реабилитация после травмы.
  • Сообщество глухих и слабослыщащих дайверов (США). Задача: получение удовольствия от дайвинга, возможность свободного общения с другими дайверами под водой и над водой.
  • Программы дайвинг-реабилитации ветеранов вооруженных сил, получивших ранения и увечья во время боевых действий (США, Великобритания). Задача: психологическая реабилитация, преодоление последствий посттравматического стрессового расстройства (ПТСР, «вьетнамский синдром», «афганский синдром» и т. п.) 

Этот перечень можно было бы продолжать.

Последую этой хорошей традиции и сформулирую «Азы парадайвинга» для проекта Open Water Challenge на ближайший год. Это будут те задачи, которые мы решаем вместе с вами, теми, кого привлекает подводный мир, и кто хочет войти в него, не взирая на инвалидность. Я приглашаю к участию в проекте по следующим четырем направлениям:

«Раздвигаем границы возможного: открываем Подводный мир»

Обучение дайвингу: курс PADI Open Water Diver людей с инвалидностью по программе для людей без ограничений здоровья. Под водой наши возможности равны. 
Цель: социальная и психологическая адаптация, обретение уверенности в себе, мотивация на активную жизнь.

«С любимыми не расставайтесь»

Совместное обучение подводных пловцов, один из которых имеет инвалидность: семейной пары или родителя с ребенком. 
Цель: никто не должен остаться один на берегу в ожидании.

«Возвращение к себе» 

Дайвинг-курс, программа погружений для людей, получивших травму в результате занятий экстремальным спортом: мотогонки, паркур, автоспорт, горнолыжный спорт, парашютный спорт и другие.

«Жизнь продолжается»

Дайвинг-курс, программа погружений психологической реабилитации жертв военных конфликтов и природных катастроф.

Дайвинг инвалиды

Послесловие

На мой взгляд, начинается путь в дайвинг с осознания того, зачем мы идем под воду. С предвкушением того нового, с чем мы вернемся оттуда: с какими чувствами, эмоциями, впечатлениями. С ожиданием, как подводный мир повлияет на нас, с надеждой на то, что его энергетика поможет нам жить на суше.
С этого все начинается. В этом и «азы».

Погружения с аквалангом для параплегиков.

Предисловие к переводу

Австралиец Neil (Нейл) McLennan получил параплегию из-за травмы позвоночника Т8 в результате автомобильной аварии в 1980 году. Ему тогда было 19 лет.

Нейл начал заниматься дайвингом в 1985 году вместе с братом-близнецом Аланом, когда они оба учились в университете. Вокруг Сиднея много прекрасных мест для дайвинга и Нейл с Аланом обныряли всё возможное в течение нескольких лет. Также в его логбуке подводные пещеры Gambier, Большой Барьерный риф, остров Lord Howe, Фиджи, пролив Басса, Калифорния и Нью-Мексико.

В 1995 году Нейл c двумя спутниками на своем 10-метровом шлюпе «Moonpenny» дошел из Сиднея до Соломоновых островов, где провел 3 месяца, наслаждаясь невероятным дайвингом.

С конца 80-х до начала 90-х Нейл с Аланом увлеклись поиском и идентификацией рэков вокруг Сиднея. За свои находки они были награждены Historic Shipwrecks Award от правительства Нового Южного Уэльса; некоторые проекты были профинансированы Australian Geographic и публикации об открытиях были представлены в Australian Geographic Magazine.

Нейл и Алан МакЛеннан. Фото со страницы facebook Alan McLennan

В 1997 году Алан и Нейл организовали компанию McLennans Diving Service, оказывающую услуги в области коммерческого дайвинга. Компания предоставляет широкий спектр услуг в сфере судоходства, обслуживания портовой инфраструктуры, подводного строительства и т.д.

Нейл является активным пловцом в открытой воде. Его силами организовано участие пловцов с инвалидностью в популярном сиднейском заплыве Murray Rose Malabar Magic Ocean Swim, который является частью серии Fine Ocean Swimmers. Ежегодно на него собирается более 1000 участников. Это единственное соревнование по плаванию в океане в Австралии, которое имеет свою категорию для пловцов-инвалидов.

дайвинг для инвалидов

Нейл собрал свой опыт дайвинга в небольшое руководство и дополнил его несколькими видео со своими погружениями. Это тот самый редкий случай, когда информацией о практике занятий дайвингом делится дайвер с инвалидностью, имеющий большой опыт погружений далеко не в «аквариумных» условиях.

Я старался быть максимально бережным и точным к авторской стилистике при переводе. Может, не все согласятся с подходами Нейла к дайвингу для людей с инвалидностью. Но у него сильная авторская позиция – это более 35 лет самостоятельных погружений. И она заслуживает самого пристального внимания.

С уважением,
Дмитрий Князев.

дайвинг для инвалидов
Дайвер с параплегией Евгений Бурмистров.

Погружения с аквалангом для параплегиков

Scuba Diving For Paraplegics
By Neil McLennan
Copyright Neil McLennan. Source 

Вступление

Это руководство разработано, чтобы помочь параплегикам адаптироваться к общепринятым методам погружения с аквалангом. Оно предназначено для использования в сочетании со стандартным учебником по дайвингу, например, «Руководство дайвера открытой воды OWD PADI». Используя методы, описанные в данном руководстве, параплегик сможет нырять не хуже, чем пловец без ограничения здоровья, пользующийся ластами.

Я написал это руководство, адресуя его ко всем людям с параплегией, вне зависимости от того, способны они контролировать свое равновесие или нет. Если у вас активная функция рук и кистей, то это руководство для вас.

Моя личная философия дайвинга — надо быть авантюрным. Вы можете предпочесть вести себя более консервативно и не нырять со скал, или не погружаться ниже 80 футов (24,4 метра. Прим. ДК). Я изложил все методы, которые использовал, вы же можете выбрать и использовать лишь те, которые подходят вам.

Помните, что дайвинг — сугубо компанейский вид спорта. Вам предоставляется отличный способ приобрести новых друзей и с их помощью расширить и улучшить свой дайвинг-опыт.

Пройдите курс обучения

дайвинг для инвалидов

Параплегики способны пройти стандартный курс дайвинга, такой как PADI Open Water Diver. Параплегия не должна быть противопоказанием дайвингу с медицинской точки зрения.
Вообще, для прохождения курса вам не потребуется больше помощи, чем прочим студентам без инвалидности. Также, при выборе программы курса, вы можете, заплатив немного больше, пройти курс с погружениями с лодки, а не с берега, так как для вас это будет доступнее. Наконец, вы можете нанять личного инструктора, чтобы организовать индивидуальный курс специально для вас.

Отказ от ответственности: Предупреждение! Подводное плавание и снорклинг являются опасными видами деятельности. Несмотря на то, что я пытаюсь давать безопасные советы, ими не должен пытаться воспользоваться тот, кто не был обучен дайвингу одним из признанных учебных агентств.

Плавание

Чтобы стать аквалангистом, вы должны проплыть не останавливаясь 400 метров без посторонней помощи.
В реальности современное снаряжение для дайвинга настолько удобно и безопасно, что многие студенты без ограничений здоровья, даже не способные проплыть эту дистанцию, все равно ныряют. Для вас должно быть иначе, вы должны практиковаться, чтобы стать хорошим пловцом. Чтобы потом вы могли свободно нарезать круги вокруг здоровых дайверов, пока они будут сидеть на дне.

Брасс

Это тот стиль гребка, который вы всегда будете использовать под водой.
На поверхности этот способ довольно утомительный: ведь вы должны поднять голову из воды для вдоха. Под водой, если вы плывете горизонтально, это будет безмятежным чувством скольжения сквозь толщу океана.
Ваши пальцы распрямлены и почти соприкасаются, ладони на расстоянии около 8 дюймов (примерно 20 см.) перед вашим подбородком, локти на уровне плеч; тяните предплечья вперед, пока ваши руки не распрямятся. Ладони должны быть слегка согнуты, большие пальцы вниз. Затем потяните локти назад через стороны в направлении бедер, расслабив руки. Верните ладони назад к подбородку.
Этот гребок обеспечивает достаточную мощность и хороший контроль за вращением (поскольку вы не используете ноги, ничто не может предотвратить опрокидывание на бок – поэтому вы должны контролировать свое положение руками).
Этот гребок можно сделать больше. В тот момент, когда руки выпрямлены вперед, двигайте назад к бедрам распрямленными руками, а затем подтягивайте ладони к груди и обратно к подбородку.
Если вам не нужен гребок в полную силу, его мощность может быть уменьшена за счет возвращения ладоней только до уровня плеч с локтями, согнутыми на угол около 90 градусов. Затем руки выпрямляются и разводятся в стороны до бедер.

дайвинг для инвалидов
Кроль (вольный стиль)

Самый быстрый и самый эффективный стиль, но мне потребовались годы, чтобы овладеть им.
Для занятий дайвингом владеть вольным стилем нет необходимости, так как его невозможно использовать в снаряжении для подводного плавания. Но это умение очень полезно в океане, где может быть либо прибой, либо течение, против которого нужно выплыть.
При кроле вы будете плыть лицом вниз, а ваши ноги должны держаться на поверхности. Скорее всего, ваши колени будут провисать, как у меня, и вам нужно будет добавить к ним немного плавучести. Вы можете надеть на ноги гидрокостюм или использовать закрепленный ремнем поплавок. Как только у вас будет установлено достаточно плавучести, чтобы колени держались на поверхности, используйте технику плавания такую же, как и у здорового пловца, но без ударов ногами.

Этот стиль позволит вам набрать достаточную скорость, чтобы пробиться через прибой к лодкам и даст способность ловить волны, плавая на гребне прибойных волн на груди без использования доски (bodysurfing, прим. ДК). Только не забудьте надежно закрепить поплавок для обеспечения плавучести. В случае потери поплавка, вам предстоит гребля на спине двумя руками для преодоления прибоя – это тот еще шанс получить цикл барабанной стирки и отжима.

Я считаю, что хорошо работает в океане миллиметровый триатлонный костюм без рукавов. Преимущество этого костюма в том, что он сохраняет вас в тепле. В бассейне я обычно ношу только поплавок, так как его легче надеть.

Движение такое же, как и в обычном вольном стиле, за исключением того, что вы не гребете ногами. В океане волны будут стараться вас перевернуть. Вы можете контролировать положение, меняя свой гребок, выпрямляя руку. Выпрямленная рука обеспечивает большую боковую устойчивость, но меньшую тягу вперед.

дайвинг для инвалидов
Гребок двумя руками назад при движении спиной вперед

Это самый легкий в исполнении стиль полезный исключительно для плавания по поверхности. Поскольку он делается на спине, дышать очень легко, в любой момент вы можете остановиться и отдохнуть без необходимости делать движения, чтобы удерживать себя на воде.
Начните с того, что лягте на спину и разведите руки в стороны примерно на 45 градусов, слегка согнув локти и опустив ладони вниз; затем двигайте руками к бедрам, держа их достаточно прямыми, а ладони почти вертикально.
При движении будьте осторожны, головой легко столкнуться с чем-либо впереди себя.

Гребок вперед двумя руками

Этот прием полезен при подводном плавании, в случае нахождения в ограниченном пространстве или для точного выравнивания и зависания.
Движение обычно делается во время плавания лицом вниз. Ладони расположены сзади за ягодицами и пальцы выпрямлены. Вся рука делает вращательное движение, перемещая ладонь по дуге примерно на 190 градусов. Начните движение от положения рук, когда большие пальцы указывают на баллон, и завершите положением рук, сведенных на 15 градусов. Вращайте руки и ладони, как единое целое, отталкиваясь ими от воды.

Bodysurfing. Преодоление прибоя

Это навык будет полезен, если вы окажетесь окружены в полосе прибоя. Вы должны быть готовы пользоваться вольным стилем, поэтому я предполагаю, что вы носите некое устройство дополнительной плавучести. Это важно, поскольку оно позволит вам время от времени передохнуть.

Проскакивайте как можно быстрее через маленькую отливную волну, или, если волны большие, ныряйте под волну, цепляясь за песок. Продолжайте плыть, пока не окажетесь за бурунами. Здесь вы в относительной безопасности. Караульте разрыв в волнах и расположите себя так, чтобы вы были как раз там, где волна начинает пениться.

Начните плыть к берегу. Попробуйте сделать 3 гребка, прежде чем попасть на волну. Продолжайте плыть, пока вы на ней сверху, и вытяните хотя бы одну руку перед собой. У вас должно получиться прокатиться на волне не менее 10 метров.

Вытянутая вперед рука защитит вашу голову, если вас опрокинет, и, кроме того, будет действовать как акваплан на поверхности волны. Если вы видите приближающуюся волну, которую хотите избежать, плывите по ней. Если вы попали во вращающийся пенный поток, расслабьтесь и подождите, пока снова не увидите свет. Он не продержит вас более нескольких секунд.
Выбирайте безопасный пляж. Остерегайтесь мощной волны и избегайте каменистого дна.

Карабкаясь и ползком

Увеличение вашей мобильности позволит вам быть практически полностью независимым аквалангистом. Две техники, которые часто пропускаются в руководствах – Ползание и Карабканье. Они обе требуют приемлемого уровня физической подготовки, но самое главное, они требует определенной легкости. Соотношение вашей силы к вашему весу имеет решающее значение, когда вы оказываетесь вне коляски и без её поддержки.

Защити себя

Приоритетно вы должны обеспечить защиту своего копчика и «мягкого места», поскольку они всегда будут оказываться под нагрузкой. Их можно будет спасти, надев хорошую защиту (вспомните о ноге в ботинке) и используя ползание с боковой опорой. Это предпочтительнее, чем ползти спиной вперед на двух руках, так как вы можете видеть, куда идете, и вы перенесете часть веса с загруженных зон на бедро. Кроме того, этот метод не требует обязательного хорошего равновесия.

Некоторые техники в исполнении Neil McLennan:
00-24 сек: Neil выходит на пляж на коляске,
25-40 сек: Neil пересекает пляж ползком,
40-60 сек: Neil плывет кролем.
Ползем

Если вы не можете подняться, чтобы пересечь пляж, тогда ваш единственный вариант – передвигаться ползком. Не торопясь вы можете преодолеть довольно долгий путь. Кроме того, навык ползанья полезен на лодках: он позволит вам добраться до всего, что нужно и быть при этом максимально независимым.

Техника ползания с боковой поддержкой представлена на видео выше. Руки поднимаются и перемещают тело в направлении прямой передней опорной руки. Затем другая рука подтягивает ноги к бедру.
Неважно, что вы не можете себя поднимать высоко, и вынуждены волочить себя по пляжу по песку. Такая техника ползания обеспечивает хорошее равновесие, так что вы полностью контролируете себя, поднимая и опуская свою пятую точку от земли.

Техника ползания спиной вперед на двух руках требует высоко поднимать руки при каждом движении. Это приводит к падению наотмашь спиной на землю. Что не хорошо для вашей попы и очень утомительно. Кроме того, вы не можете видеть, на что собираетесь сесть. Такое ползание также требует большего равновесия.

Neil McLennan демонстрирует альпинистскую технику. Он спускается с мыса в Йелло-Рок, Малабар (Новый Южный Уэльс, Австралия), чтобы вернуться обратно, проплыв с маской и трубкой.
«После того, как я пополз через каменную полку, подошел шквал Southerly Buster и мне пришлось плыть до пляжа Марубра.»
Альпинизм. Карабкаемся

Стремитесь быть достаточно сильными, чтобы, крепко ухватившись, взобраться по вертикальной веревке или шесту. Вы должны суметь провисеть на одной руке в течение не менее 30 секунд. Если вам это по силам, то в сочетании с ползаньем, вы сможете добраться практически куда угодно.
Навык лазанья по веревке может показаться сложным, но я думаю, что любой параплегик, не имеющий избыточного веса, должен быть способен это сделать, используя трос диаметром не менее 12 мм, чтобы обеспечить достаточный захват.

Снорклинг. Плаваем с маской и трубкой

Снорклинг требует больше физически затрат, чем подводное плавание, но зачастую он легче, в том смысле, что не нужно тащить к берегу тяжелую экипировку.
Рекомендуется во время снорклинга носить гидрокостюм. Он защитит вашу кожу от солнечных ожогов и от камней, ну и, конечно, сохранит тепло. А также позволяет плавать без напряжения, даже если вы устали.

Но первая проблема снорклинга – где на берегу оставить инвалидную коляску, особенно если ты один.

дайвинг для инвалидов
Вход в воду без лодки – пляжи

Как правило, инвалидная коляска катится под уклон по мягкому песку, если колеса справляются. Во время отлива, как только вы оказываетесь на мокром песке, кресло катится совсем хорошо. Уменьшение давления дает большой эффект.
Прежде чем покинуть кресло-коляску, оставьте её выше уровня, которой может достичь вода.
Бесхозная инвалидная коляска на пляже всегда выглядит как попытка самоубийства. Однажды ночью я уплыл к своей лодке. Когда я приплыл назад, меня ждал полицейский. Две женщины, которые, как мне показалось, разглядели мою «мускулатуру», думали, что я решил утопиться, и вызвали полицию. К счастью, парень оказался здоровяком и он дотолкал меня к берегу.

Дважды моё кресло воровали дети. Один раз его потом отыскали копы, а в другой раз – моя девушка, которая выследила местонахождение коротышек по их визгу.
Как-то я занимался серфингом в районе Бонд (Сидней. Прим. ДК) около полутора часов. Машина скорой помощи спустилась на пляж, и спасатели активно патрулировали берег. Я решил, что кто-то из туристов утонул. Когда я выбрался, машина скорой помощи медленно двигалась по набережной, как я полагал, с покойником. Они остановились рядом со мной и, когда я отвел с их пути в сторону нескольких японских туристов, они сказали, что ищут меня. Оказывается, мертвецом был я!

Поэтому, когда вы покидаете свое инвалидное кресло, по возможности заприте его и оставьте на сиденье записку с надписью, когда вы вернетесь. Если пляж представляет собой ровный мягкий песок, вы можете оставить кресло подальше на твердой земле и проползти весь путь.

Доползайте до глубины, где можно плыть и отправляйтесь прочь. Когда вы вернетесь, и если ваша инвалидная коляска все еще будет там, проталкивайтесь на руках к мягкому песку, пока не увязли в прибое. Выбирайтесь ползком, волоча вашу коляску за собой. Не спешите – это тяжелая работа.

Ваш «полный привод» – отличный способ добраться до пляжа и других мест. Будьте готовы притащить на себе песок, так как вам не удастся стряхнуть его до того, как вы выйдете с пляжа. Если на пляже есть душ под открытым небом, катитесь туда прямо в инвалидной коляске, там вы отделаетесь от песка.

Вход в воду и выход из воды по камням

Это не легко, но можно. Многое зависит от местности: можете ли вы пробраться через нее на инвалидной коляске, в противном случае вам придется двигаться ползком.
Помните, что отлив может значительно усложнить выход. Если вы зашли во время прилива, то когда вы вернетесь, уровень воды может упасть на один метр или более.
Если вы уйдете в воду за час до прилива, вы сможете выбраться при самой высокой воде. Можно легко рассчитать время прилива, заглянув в местную газету.
Стартуйте в набегающую волну.
Выбираясь обратно, плывите рядом с прибрежными скалами, но избегая прибоя. Быстро хватайтесь за камни будучи на вершине волны, а не на откате. Зацепитесь как можно выше на камнях и лежите ничком на склоне, пока волна не отступит, и вы окажетесь на обнажившейся суше. Когда придет следующая волна, подтяните себя выше, и так далее. Удачи вам в попытках. Не пытайтесь делать выход в местах, подверженных воздействию сильного ветра или прибоя.
Сам я проделывал так много раз. Для этого вам нужно надеть длинный 5-миллиметровый гидрокостюм и перчатки. Защищайтесь от перекатывающихся в волнах булыжников за выступающими камнями и в укрытых от волн заливчиках.

Neil McLennan ныряет с маской и трубкой на острове Tryon (Коралловое море, Западное побережье Австралии).
В воде

Имея только маску и трубу и без гидрокостюма, вы будете плавать с головой немного погруженной в воду.
Когда вы надеваете маску, убедитесь, что в ней нет застрявших волос и что она ровно сидит на вашем лице, плюньте в неё и протрите линзы изнутри, чтобы они не запотевали, затем ополосните в соленой воде.
Я считаю, что самый простой способ надеть маску при плохом балансе – это сесть прямо, податься вперед, уперевшись локтями для равновесия, а затем обеими руками натянуть маску на лицо. После этого я провожу пальцами по краям маски, чтобы убедиться, не мешают ли волосы.
Выбирайте трубку, которая достаточно широка, чтобы позволить вам быстро выдохнуть воздух при очистке её от воды. Если у вас ослаблены мышцы туловища (при травме T12 и выше), то узкая трубка создаст излишнее сопротивление вашему выдоху при и так сниженной силе дыхания.

Прежде чем идти в воду, вы должны уметь, зажав нос, добиться «хлопка» в уши, пытаясь дуть в нос. Это называется маневром Вальсальвы. И хоть это странное название и странный маневр, важно убедиться, что вы можете его сделать до того, как пойдете под воду. Этот прием увеличивает давление воздуха в ваших ушах, чтобы компенсировать повышение давления окружающей воды. Не погружайтесь под воду, если вы не можете это делать комфортно для себя.

Лежа в воде лицом вниз и комфортно дыша, сделайте большой вдох, потянитесь руками вперед и погрузите голову под воду. Направив голову прямо вниз, сильно толкайте себя в направлении дна. Ключом к тому, как добраться до самого дна, является погружение в вертикальном положении. Так вы достигните наименьшего сопротивления. Вам потребуется приложить большую часть усилий на первых двух метрах. Выполните маневр Вальсальвы. В идеале ваша маска должна настолько плотно прилегать к ноздрям, чтобы позволить вам выполнять маневр Вальсальвы не зажимая нос рукой.

Начните заниматься снорклингом в бассейне. Овладейте хорошо этим спортом до того, как начнете погружаться с аквалангом, и тогда остальное будет легко.
Когда вы сноркеляете в океане, обратите внимание на направление течения, и плывите ПРОТИВ него. Для параплегика это самое важное правило. Если вы проигнорируете течение, возвращение обратно может и не состояться.

При всплытии сделайте несколько хороших толчков в направлении поверхности. Хороший импульс вам придаст отталкивание от дна. Медленно отклоните голову назад и выдохните непосредственно перед тем, как выскочить на поверхность. Так вы легко очистите вашу трубку. Если вода в трубке осталась, повторный резкий выдох её очистит. Если нет, значит у вас слишком узкая трубка.
Попрактиковавшись, вы сможете достичь глубины 10 метров.
Когда вы плаваете с трубкой, ведите себя как можно тише, не колотите по воде руками, так как это перепугает всю рыбу.

Быстрейший путь достичь дна — это использовать для спуска якорный канат, привязку ловушки для рыбы или детали пристани и т.п. Если на вас гидрокостюм, разместите грузовой пояс за спиной и тяните себя по веревке вниз.
При подъеме легкий гребок руками вынесет вас вверх. Кроме того, хороший толчок от дна ускорит ваше движение.

В действительности самый быстрый путь вниз – это взять груз и позволить ему опустить вас до дна. Трудная задача – это как вернуть груз наверх. Вы можете закрепить груз веревкой через шкив, который может быть прикреплен к лодке, или к бую, и вытянуть его потом уже из лодки.

Когда я занимаюсь снорклингом без гидрокостюма, я предпочитаю носить пару фунтов веса, чтобы преодолеть свою плавучесть. Грузовые пояса являются стандартным товаром в магазинах для дайвинга – просто убедитесь, что у них есть быстросъемная пряжка.

Гидрокостюм

дайвинг для инвалидов

Требует ли температура воды применения гидрокостюма или нет, помимо защиты от холода, он отлично подходит для защиты вашей кожи. Вы можете ползать где угодно и биться обо все подряд, а без него вас изрядно бы потрепало. Рекомендуется также носить гидрокостюм для защиты всегда, когда вы находитесь в лодке.
Где и когда бы вы не плавали, гидрокостюм позволит вам остановиться, отдохнуть, и потом плыть еще быстрее.

Есть два разных типа костюмов: цельный (монокостюм) и комбинированный – куртка и штаны.
В общем случае для плавания я предпочитаю 7 мм безрукавку. Она обеспечивает хорошую плавучесть, обтекаемость и предоставляет полную свободу движения рукам.

Для дайвинга я использую комбинированный: куртку и штаны. Преимущество заключается в том, что пока вы находитесь в лодке, куртку можно легко снять, а длинные штаны по-прежнему будут обеспечивать защиту вашего зада и ног. В тропиках вы можете погружаться только в штанах. Мне нравится, когда на моей куртке есть капюшон, с ним намного теплее, и защищает вашу голову от камней.
К длинным штанам установите неопреновый гульфик или дренаж.
Гидрокостюмы бывают разной толщины, но в «зоне сиденья», должно быть по крайней мере, 5 мм, чтобы защитить ваш зад.

Одевать гидрокостюм лучше всего оставаясь в инвалидной коляске. Вставьте ногу в штанину, и натяните её выше колена (это облегчает ситуацию, когда ваша нога может выскочить из-за спастики в момент, когда вы подтягиваете штанину). Натяните манжету на пятку. Затем наденьте штанину на другую ногу, натяните её через колено, а потом манжету. Снимите обе ноги с подставки для ног на землю и подтяните штаны как можно выше. Быстро приподнимитесь и потяните штаны вверх, одев их на попу. Теперь у вас должна быть возможность подтянуть их полностью вверх.

Низкопрофильная ячеистая подушка Roho для для людей с проблемами целостности кожи / мягких тканей.

Для лазания по лодкам и тому подобному я использую пару неопреновых шорт с застежками-молниями на бедрах и ячеистой сидушкой на попе. Если мне предстоит много подпрыгивать, я подкладываю под попу низкопрофильную подушку Roho. Две молнии позволяют легко снимать и надевать шорты. Наличие гульфика или дренажа очень желательно.
Подкладывание Roho в шорты не только обеспечивает отличную защиту, но также создает условия для заживления порезов на копчике. Досадно, находясь на ночном дайвинге или в длительной дайвинг-поездке, вынуждено урезать свою активность из-за незначительного пореза. Я обнаружил, что повреждения моего копчика похожи на повреждения кожи коленей или локтей.

Пример защитных свойств неопренового гидрокостюма. Мы с моим братом-близнецом Аланом ныряли на Даккенфилд возле Сиднея. (SS Duckenfield – британский грузовой корабль затонувший в 1889 в Сиднейской бухте с грузом кокса, угля и меди. Был вновь открыт Аланом и Нилом МакЛеннанами почти 100 лет спустя в 1987 году. Прим. ДК)
Мы использовали бензиновый компрессор для подачи воздуха водолазу по воздушной линии (называемую кальяном). Так как мы только что обнаружили этот рэк, мы ныряли ночью, чтобы никто не мог зафиксировать его местоположение. Алан был под водой, а я следил за компрессором. До меня донесся запах горящей резины. Обеспокоенный тем, что воздух моего брата может быть загрязнен, я начал искать причину. Я оглянулся вокруг, но ничего обнаружил, а потом заметил, что моя нога была под выхлопной трубой, и неопреновый ботинок загорелся. Я убрал ногу из-под трубы и опустил её в океан. Затем я осторожно снял ботинок со своей ноги и был поражен, не увидев травмы. Сгорела только внешняя оболочка, а вода в неопрене защитила мою кожу от ожога.

Длинные штаны также являются хорошей защитой при активном ползании. Я пролез через несколько пещер, в которых легко можно было бы разорвать незащищенную кожу. Поскольку длинные штаны закреплены лямкой через плечо и плотно прилегают к телу, они не будут сползать, когда вы ползете вперед.
Использование неопреновых шорт также является хорошим спасательным средством, поскольку они позволяют удерживаться на воде и действовать свободно.

Постуральный диурез. Можно выйти?

Это главная проблема для параплегиков. Когда вы находитесь под водой, давление воды оказывает равномерное давление на все ваше тело. Поэтому жидкость не может скапливаться в ваших ногах, как это происходит, когда вы сидите в инвалидной коляске. Тело будет сливать всю накопленную жидкость в мочевой пузырь, как только вы погрузитесь в воду. Мой опыт показывает, что за одночасовое погружение собирается до полулитра. Если вы не можете опорожниться под водой, вы, скорее всего, растянете мочевой пузырь, так как жидкость со всего тела будет в нем собираться. Чтобы избежать этого, вам необходимо опорожнить мочевой пузырь перед погружением и сразу после него, и заранее себя ограничить накануне в потребляемом количестве жидкости.

Это не проблема при коротких погружениях, скажем, на 20 минут. При длительных погружениях более одного часа такую ситуацию трудно избежать. Если ваш мочевой пузырь самопроизвольно опорожняется, то это не будет проблемой, единственный недостаток – это то, что ваш гидрокостюм будет пахнуть, когда вы его снимете. Если вы применяете прерывистую катетеризацию, вам потребуется катетеризация до и после погружения, поэтому важно вставить гульфик или дренаж на свой костюм. (Прерывистая катетеризация – это использование несколько раз в день прямых стерильных катетеров (которые обычно являются одноразовыми), чтоб опорожнить мочевой пузырь. Прим. ДК)

Я заметил, что диурез является проблемой при глубоких погружениях с длительным временем пребывания под водой.
Когда я нырял в Каттертун на 60 метров, наше донное время составляло 25 минут. (SS Catterthun – грузо-пассажирское судно, затонувшее на восточном побережье Австралии в 1895 году. Прим. ДК.) Затем нам потребовалась 60-ти минутная декомпрессия: 2 мин на 18 м, 3 мин на 15 м, 5 мин на 12 м, 9 мин на 9 м, 15 мин на 6 м и 25 мин на 3 метрах. Это составило около полутора часов под водой, что означало, что организм выделил много жидкости. В результате я жестоко страдал от вздутия мочевого пузыря. С тех пор я пытался ограничить свое донное время.

Грузовые ремни

дайвинг для инвалидов

Если вы в гидрокостюме, вам придется носить дополнительный вес, чтобы преодолеть положителную плавучесть своего костюма. Это достигается за счет пояса со свинцовыми грузами вокруг вашей талии. На поясе должна быть быстро расстегивающаяся пряжка, чтобы вы могли сделать экстренное всплытие в случае чрезвычайной ситуации.

Для обеспечения оптимальных условий плавания под водой важно не перегрузиться. У вас должно получиться принять положение лежа в воде. Многие параплегики под водой находятся в «стоячем» положении, и связано это с тем, что они используют конфигурацию снаряжения, предназначенную для людей, использующих ласты.
Пловцы с ластами в покое занимают стоячее положение, одевая дополнительный вес, чтобы преодолеть положительную плавучесть ног в ластах. Как только они начинают плыть, первый же толчок ластами переводит их в горизонтальное положение.
Однако, параплегик, если он в состоянии покоя зависает в положении стоя, так и остаётся в положении стоя, когда начинает плыть. Положение стоя вызывает большое сопротивление движению, а положение лежа, соответственно, значительно меньшее.

Грузовые ремни: слева из нейлоновой стропы с быстросъёмной щелевой пряжкой, справа, эластичный с марсельской пряжкой.

Одеваем ремень

Недостатком грузовых поясов для параплегиков является то, что их легко потерять. Наши бедра тонкие, а ягодицы очень худые и не дают поясу достаточно места, чтобы закрепиться. Поэтому пояса, как правило, соскальзывают по бедрам. Сидя затянуть их трудно, поэтому я надеваю грузовой пояс, лежа, и когда затягиваю, выдыхаю.

Существует несколько видов пряжек. Модели, которые требует продевания ремня в щель пряжки, затруднительно использовать, если у вас плохой контроль равновесия. Я предпочитаю старомодный тип проволочных пряжек, так как в них продевать ремень легко. (т.н. «марсельская» пряжка. Прим. ДК)

Как только вы попадете в воду, убедитесь, что ваш весовой пояс надежно закреплен. Количество веса, которое нужно надеть, зависит от плавучести вашего костюма и плавучести вашего тела. Вы вслед за мной можете обнаружить, что 2 или 3 фунта веса (0,9-1,3 кг) помогают при занятием снорклингом без гидрокостюма. С полным 7-миллиметровым костюмом я бы одел 18 фунтов (8 кг).

Также существуют эластичные ремни, которые лучше держатся, потому что их можно надевать с большим натяжением.

Если теряем грузовой пояс

Если пояс упал во время погружения, выпустите весь воздух из вашего BCD, выдохните и плывите вниз изо всех сил, и хватайте грузовой ремень со дна. Чтобы надеть его, возьмите пряжку в левую руку и, лежа на спине, поднесите её к задней части талии. Затем подхватите свободный конец правой рукой и протащите его из-за спины перед собой. Удерживайте положение на спине, как вы делаете это на поверхности, когда надеваете ремень.

(Необходимо заметить, что методом, предложенным Нейлом, можно пользоваться, если грузы на поясе надежно закреплены. Если грузы на поясе подвижны (что встречается часто), то держать грузовой пояс необходимо за свободный конец правой рукой, а искать и подхватывать за спиной конец пояса с пряжкой левой рукой. Такой способ исключит соскальзывание грузов с пояса во время манипуляций с ним – пряжка из задержит. Прим. ДК)

Если пояс падает, когда вы находитесь на поверхности, как можно скорее отметьте сбросом шнура с грузиком, место где вы его потеряли. В зависимости от глубины вы или ваш напарник сможете нырнуть за ним следуя по веревке, либо с трубкой и маской, либо с аквалангом.

Подводная охота

У меня как параплегика удачный опыт подводной охоты. Это очень увлекательно, особенно если вы голодны. Хорошее занятие, когда вы находитесь в дайвинг-путешествии или ходите под парусом.
Для меня пневматическое ружье является самым простым в использовании, потому что оно короче, им легче целиться и его легче заряжать. Ружье с резиновым боем будет тяжело заряжать, так как для этого требуются обе руки, а приклад должен быть прочно прижат к бедру, что трудно сделать, когда вы не можете напрячь мышцы торса.

Пловец на ластах плывет с вытянутым в руке пистолетом, готовый стрелять в любую рыбу, которая появляется перед ним. Если вы гребете руками, вы не сможете так делать. Моя техника заключается в том, чтобы привязать ружье к моему грузовому поясу с включенным предохранителем, нырнуть вниз на желаемую глубину, а затем, выставив ружье передо собой в одной руке, другой вращать себя на 360 градусов и стрелять в рыбу, которая пришла на меня посмотреть.

Важно сделать так, чтобы ружье было легко отстегиваемым. Однажды, я привязал его к моему компенсатору, и пока я находился под водой, ружье застряло в камнях. Я не смог всплыть на поверхность, но мне удалось порвать шнурок, удерживающий ружье. Конечно, что-то такое может случиться, если вы подстрелите большую рыбу, а ружье будет прикреплено к гарпуну.

Гарпун крепится к ружью с помощью шнура на катушке. Ружье привязано к веревке, которая проходит через петлю, прикрепленную к вашему грузовому поясу, а затем к красному бую на поверхности. Этот буй служит для предупреждения лодок о вашем присутствии. Так же вы можете хранить пойманную рыбу, нанизав её на шип из нержавеющей стали, стропой закрепленный к бую. Мертвую рыбу хорошо держать подальше от акул.

Когда вы загарпунили рыбу, вы можете отпустить свое ружье, если рыба сильно тянет, и вернуть его, когда рыба устает, потянув за линию буя.

Подводное плавание с аквалангом

Этот вид спорта полностью зависит от использования оборудования, изготовленного промышленным способом. Давайте пройдемся по оборудованию, и я расскажу, как ваша параплегия повлияет на то, как вы будете его использовать.
Следующее типовое снаряжение используется для подводного плавания:

  • баллон
  • регулятор
  • компенсатор плавучести
  • измерительные приборы
  • таймер / компьютер.
Баллоны

Воздух сжимается примерно в 200 раз относительно нормального атмосферного давления, подсушивается и закачивается в баллон. Этот баллон дает вам некое количество воздуха для дыхания. На сколько его хватит зависит от того, как глубоко вы погружаетесь и насколько интенсивно дышите.

Баллоны бывают разных размеров. Различные конструкции баллонов позволяют им выдерживать разное давление; следовательно, физический размер баллонов явно не указывает количество воздуха, которое они содержат. Баллон является самым тяжелым предметом для переноски над и под водой, поэтому лучше использовать баллон размером, который не будет больше необходимого.

Новые стальные резервуары высокого давления (370 бар) являются наиболее компактными, но для них требуется специальный винт в фитинге регулятора (фитинг DIN), и многие дайвинг центры не могут их заполнить.
(В Австралии распространены баллоны с конструкцией вентиля YOKE. Но странно, что возникают сложности с заполнением баллонов с вентилем DIN, переходник очень прост и легко доступен. Прим. ДК).
63-тий алюминиевый баллон легко переносить и заполнять, но он на 30% меньше, чем 90-ый. (Имеются в виду баллоны емкостью 63 и 90 кубических футов, что в метрической системе соответствует 9 и 12-ти литровым баллонам, соответственно. Прим. ДК).
Зависит от вас, какой баллон выбрать. Они должны выдерживать до 100’000 циклов заполнения и стоить около 200 долларов каждый (бывшие в употреблении, конечно, дешевле). Неплохо иметь два, скажем, 63-ий или 72-ой и 90-ый. Если вы ныряете сами со своей лодки, вам будет намного легче поднять 63-й, чем 90-й.

Переносить баллон в инвалидной коляске не так сложно. Я беру баллон за вентиль, размещаю его между коленями и ставлю на подножки коляски или ремешок для ног. Если баллон небольшой, его можно положить на колени. Я предпочитаю не использовать защитные кожухи или башмаки на баллонах, так как это делает перетаскивание его по ногам или через кресло очень опасным для кожи.

дайвинг для инвалидов
Компенсатор плавучести

Основная функция BCD (жилет, компенсатор)– увеличивать или уменьшать вашу плавучесть, чтобы вы могли зависать на разной глубине. Кроме того, он удерживает баллон за вашей спиной и имеет карманы для хранения разных вещей.

Современный BCD имеет разъемные пряжки на груди и обеспечивает большую стабильность воде, чем старая конструкция в виде хомута и неотстегивающегося жилета. Важно иметь возможность обеспечить максимум плавучести в жилете в том месте, где расположен основной груз, то есть грузовой пояс.

BCD бывают разных размеров. При выборе жилета убедитесь, что он плотно прилегает, когда все его ремни затянуты. Разные жилеты имеют разный объем плавучести. Я всегда выбираю модель с минимальным сопротивлением, без громоздких карманов. Важно добиться плотного прилегания. Если баллон будет скользить по спине, это очень усложнит плавание.

Ключ к легкому плаванию – это правильное размещение баллона. Большинство параплегиков, с которыми я нырял, размещают свои BCD высоко на баллонах. Они копируют пловцов с ластами, которые так размещают свои баллоны, чтобы утяжелить ноги и преодолеть их положительную плавучесть. Если же они не будут так делать, то они наконец-то закончат плавать стоя. В конце погружения они, используя их BCD, действительно примут преимущественно вертикальное положение, поскольку плавание по горизонтали уже станет утомительным.

дайвинг для инвалидов

Если вы плаваете без ласт, то вам лучше занять горизонтальную позицию со слегка опущенной вниз головой, так как вы будете получать небольшой толчок вверх при каждом гребке руками. Кроме того, слегка наклонившись вниз на голову, вы поднимите ноги, чтобы избежать препятствий, когда тянете себя вдоль дна.

Такое положение тела легко достигается путем перемещения вашего BCD вверх и вниз вдоль баллона. При погружениии с 90-м баллоном я размещаю BCD так, что его верхняя часть находится на уровне начала кривой закругления баллона. Ныряя с 72-м или 63-м баллонами, я размещаю BDC на середине баллона.

Ваш BCD должен иметь удобные защелки на груди. Это дает возможность легко его снять и надеть.
Это однажды мне особенно пригодилось, когда я нырял с Амхадом. После впечатляющего погружения на 160 футов (почти 49 метров) на Cape Byron Pinnacle, мы отстоялись на декомпресиии, а затем всплыли в течении в 4 узла (что очень сильно). Мы прижались к заякоренному бую, а вода текла вокруг нас, как река. Амхад снял свою скубу и мы затолкали её в лодку. Однако, он настолько был утомлен декомпрессией, что не удержался и был смыт течением прочь. Теперь я сам задавался вопросом, как мне попасть в лодку. Я подкачал свой новенький BCD, и стоило мне одной рукой расстегнуть плечевые застежки, как мой BCD с баллоном умчались от меня в море (это произошло в 3 милях от берега). Без этого веса мне удалось залезть в лодку и через полчаса взломать якорную цепь с помощью старых плоскогубцев. Бедный Амхад успел схватить русалочий конец и обмотать его за руку. (Mermaid line – веревка, которая одним концом крепится к корме лодке, а другой конец с поплавком сбрасывается по течению. Почему Амхад не подтянулся по спасательному концу к лодке для меня осталось загадкой. Прим. ДК.) За полчаса кожа на его руке под веревкой была стерта. Я пошел по течению и нашел свой BCD и баллон в полумиле от места погружения.

Другое преимущество низкого положения BCD на баллоне заключается в том, что в этом случае через голову очень легко достать шланги регулятора и вентиль баллона. При этом, у меня никогда не было проблем с тем, чтобы удариться головой об вентиль баллона, хотя здоровые люди говорят, что это с ними случалось. Я думаю, причина в том, что мы, параплегики, не встаем вертикально с баллонами на спине, а именно в этой ситуации такое может произойти.

Регуляторы

Я думаю, что для снижения сопротивления, лучше всего использовать регулятор с YOKE под углом 90 градусов к первой ступени. Такая конфигурация размещает шланги ближе к вашим плечам, а не прокладывает их над вашей головой, как при положении «в линию».

За этим небольшим исключением, я не верю, что параплегикам нужны какие-то особенные требования к регулятору. Они дороги и долговечны, и вам следует купить сбалансированный регулятор хорошего качества, поскольку эти модели обеспечивают превосходную производительность на всех глубинах.

Приборы

Приборы обычно монтируются в консоли, прикрепленной к порту высокого давления. Прежде всего это необходимо для работы манометра. У меня обычно на ней есть еще глубиномер.
Из-за того, что на ходу при гребле руками невозможно смотреть на консоль, может быть затруднительно регулярно следить за глубиномером или компасом. Поэтому иногда я ношу их на правой руке. Тогда я могу легко мониторить их показания, контролируя при этом подъем или спуск левой рукой.
Мне нравится просунуть шланг высокого давления через левый «рукав» BCD, а затем заправить под поясной ремень BCD. Это облегчает поиск консоли и уменьшает сопротивление.

Было бы неплохо установить компас на маску или грудь, чтобы вы могли следить за ним во время плавания. Тем не менее, я никогда не делал этого. Я беру ориентир на какой-либо предмет, плыву к нему, а затем беру следующий ориентир.

Компьютеры

Это действительно нужная вещь, но ничего специального, что было бы нужно для для параплегика в ней нет. Приобретите один, если вы можете себе это позволить, желательно тот, с которым можно опускаться ниже 70 метров – почему бы и нет!

дайвинг для инвалидов
Перчатки

Перчатки крайне желательны, так как ваши ладони могут очень сильно удариться об острые камни, когда вы протягиваете себя на руках сквозь воду. Если вам придется грести вдоль остова затонувшего корабля или вдоль стены, а, тем более, если еще и в течении, то перчатки сделают вполне ожидаемые столкновения с препятствиями менее болезненным.

Плотно прилегающие перчатки из неопрена являются лучшим выбором, поскольку они имеют наименьшее сопротивление. К сожалению, они быстро изнашиваются и дороги.
Поскольку манипуляции с экипировкой зависят от движений пальцев (кнопки BCD, захваты шлангов, продувка регулятора и т.д.), вам нужны перчатки, которые обеспечивают достаточную чувствительность.

Я попробовал перепончатые перчатки для усиления тяги, но без успеха. В отличие от ног, руки не обладают большой избыточной мощностью, чтобы грести парой ласт. Оказалось, что мои руки не могут справиться с дополнительным усилием, создаваемым перепончатыми перчатками. Кроме того, я обнаружил, что они уменьшали чувствительность и подвижность пальцев при работе с оборудованием. Настройка оборудования занимала больше времени и, следовательно, это приводило к замедлению темпа плавания.

Ножи

Ножи всегда довольно быстро теряются, поэтому я перестал их брать. Когда я его ношу, то обычно надеваю его на руку или ВСD, а не на лодыжку, так как до лодыжки мне трудно добраться.

Ласты

Ласты – это лишние для параплегика.

Neil McLennan демонстрирует техники дайвинга дайвера с параплегией:
0:00-0:20 погружение вдоль якорного каната при помощи рук
0:20-1:04 погружение по визуальным ориентирами
1:04-1:10 устранение проблем с оборудованием в нейтральной плавучести
1:10-1:27 плавание в нейтральной плавучести.

Заход в воду

Я исхожу из того, что вы будете погружаться с лодки, и на вас уже надет гидрокостюм.
Наденьте грузовой ремень, возможно, вам придется лечь, чтобы сделать это. Присядьте на дверной порог или на борт лодки и наденьте скубу. Если вы прежде ослабите плечевые ремни на BCD, его будет проще всего надеть. Поддуйте воздух в BCD (своим ртом, чтобы сберечь воздух). Ухватитесь за веревку, прикрепленную к лодке, и перекатывайтесь за борт. Веревка, за которую вы держитесь, поможет вам не унестись прочь по течению, остаться у лодки, что важно, особенно если у вас возникнут проблемы с оборудованием. В идеале, если спасательный конец будет идти от якорной линии, тогда вы сможете по ней потянуть себя до якорной линии.

Как только вы доберетесь до места погружения, убедитесь, что ваш грузовой пояс затянут, и подтяните ремни BCD.

Если натянуть ремни на поверхность слишком трудно, погружайтесь как есть: с руками просто просунутыми в плечевые лямки BCD и незатянутыми ремнями. Подтяните их, когда доберетесь до дна. Будет непросто полностью затянуть лямки на поверхности, с трудом балансируя и удерживаясь одной рукой за веревку.

Зачастую, особенно если вы на своей лодке один, легче сбросить скубу в воду, а затем уже надеть её.
Проденьте веревку, прикрепленную одним концом к лодке, через рукав BCD, и поместите акваланг в воду, удерживая другой конец веревки. Прыгайте сами. Расположите BCD (с небольшим количеством воздуха в нем) так, чтобы вентиль баллона был направлен вниз примерно на 40 градусов, а BCD был между вами и баллоном. Шланги должны свободно свисать от BCD. Возьмите регулятор в рот. Протяните руки сквозь плечевые лямки, держа конец веревки в руке, чтобы оставаться на связи с лодкой. Опустите свою голову под воду, пока BCD не окажется у вас на спине. После того, как вы это сделаете, перевернитесь на спину и расслабьтесь, в то время как будете подтягивать все ремни.

Может быть так, что не был протянут спасательный конец от якорной линии, а погружение запланировано именно вдоль нее. Тогда проход вдоль лодки к якорному канату в условиях сильного течения или волны может быть самой сложной частью погружения. Вы можете либо плыть изо всех сил по поверхности вдоль лодки, либо погрузиться и плыть под водой. Я не рекомендую последнее, так как вы не знаете, где окажетесь. В лодке длиной до 25 футов целесообразно положить обе руки на фальшборт и «пройтись» на руках до якорной линии. В противном случае, вы будете пробираться вдоль борта, обдираясь и стучась об него. Если другого выхода нет, вы можете погрузиться под воду и потянуть себя вдоль киля судна.

Когда вы доберетесь до якорной линии, продуйте уши, спустите воздух из вашего BCD, и потяните себя вниз, перебирая руками по якорной линии. Ваш груз должен быть таким, чтобы со спущенным BCD на выдохе вы погружались.

Полезный навык – это умение продуть уши выдохом в маску без зажимания носа рукой (достигается с практикой). Делая так вы оставите ваши руки свободными для плавания.
Преимущества спуска по якорной линии заключаются в том, что это физически легко, что это быстро, вы не можете заблудиться, вы прибываете точно на место погружения, и также вы можете проверить, как закреплен якорь, что его не вытащит. Еще одним ценным преимуществом является то, что если у вас возникнут проблемы с продуванием ушей, вы можете тут же остановить погружение.

Если спускаться вдоль по якорному канату нецелесообразно, будьте осторожны, потому что в этом случае вы не можете сразу остановиться, чтобы продуться. Вам надо будет зависнуть с помощью BCD, пока вы будете использовать свои руки для устранения возникших проблем.

Когда приблизитесь ко дну, удерживайтесь за якорную линию на расстоянии от дна. Подтяните все свои ремни и грузовой пояс, проверьте ваш воздух, глубину и направление течения. Подкачайте свой BCD, пока не почувствуете небольшую положительную плавучесть.

Планируя свое погружение, не забудьте учесть течение, чтобы вы знали, что сумеете вернуться к якорю (или, по крайней мере, к лодке).

Если погружение с аквалангом происходит с берега, попросите своего напарника оттащить ваш акваланг в воду в безопасное место, а затем плывите к нему в маске и с трубкой.

На дне

Прежде чем погрузиться в воду, предупредите своего напарника, чтобы он не прижимался к вам близко, иначе вы будете бить его по голове во время плавания.

Во время погружений с аквалангом вы должны быть вывешены так, чтобы легко плавать в любом положении. Вы никогда не должны прилагать слишком много усилий. Когда вы почувствуете усталость, остановитесь и отдохните. Работая изо всех сил, вы будете только зря тратить воздух.

На гладком дне поищите трещину в камнях и двигайтесь по ней. Скорее всего, она приведет вас к гряде, по которой вы сможете следовать. Куда бы вы ни пошли, регулярно оглядывайтесь назад и пытайтесь запомнить, как все выглядит с обратной стороны. Подводная навигация – ключ к скорости. Всё вокруг на первый взгляд выглядит одинаковым. Если вы умеете хорошо ориентироваться, то вы всех «сделаете» на обратном пути на лодку.

Если на дне бесконечный песок или заросли водорослей, плывите прямо против течения и считайте количество гребков, которые вы делаете. При возвращении, если сделаете такое же количество гребков, вы проскочите дальше, поскольку течение вам будет в спину. Если вы уменьшите число гребков на 30%, то должны будете оказаться рядом с якорем.

Плавать вдоль склона довольно легко, держите его с одной стороны от себя в начале погружения, а затем с другой, когда вы поплывете назад. Конечно, по вертикальным стенкам ориентироваться также легко.

Посещение рэков не вызовет сложностей, если они не сильно повреждены. Если они разбиты и разбросаны, то можно столкнуться с необходимостью плавания по песку в поисках другой части обломков. Я часто скребу своими коленками по песку, чтобы оставить след для возвращения назад.

Следите за своим воздухом и поворачивайте, прежде чем достигнете половины исходного запаса.
Держите в поле зрения своего напарника. Если он позади вас, наклоните голову вниз и посмотрите назад ниже своего корпуса. Кроме того, вы можете перевернуться на спину, чтобы посмотреть на своего напарника. Таким образом, вам совсем не нужно прекращать плыть, чтобы следить за ним.

Если на дне есть течение, возможно, что вы не сможете плыть против него. Проплывите изо всех сил, как только можете, и цепляйтесь за дно. Тяните себя себя вдоль него, используя преимущества, которые дают вам любые подъемы, валуны или стены, прикрывающие от течения. Также легче перемещаться по траверсу назад и вперед против течения. Траверс может быть сделан и вертикальным, вверх и вниз по стене.

Там, где нет течения, но есть движение воды от проходящих вверху волн, вы можете использовать его силу, чтобы поднять себя. Когда почувствуете обратное движение массы воды, держитесь за дно. Прежде чем волна перевалится через вас, оттолкнитесь от камня, за который держались, и активно плывите. Вы будете удивлены, насколько далеко вы зайдете без особых усилий. Это отличное прием прорваться, проплыть сквозь волны, когда вы можете удерживаться за камни, когда волна накатывает на вас, а затем делать сильный толчок, чтобы проплыть насквозь. Заметить, когда волна изменит направление, можно, наблюдая за колебаниями ламинарии.

Подъем на поверхность

Если у вас получится вернуться к месту якорной стоянки, то всплытие будет легче. Если вы не можете его найти, вам придется совершить подъем в «синьке». Имея достаточно воздуха в вашем BCD, используйте руки, чтобы подплыть. Не забудьте посмотреть на свои часы, прежде чем уйти на верх. Поднимайтесь со скоростью ваших самых маленьких пузырьков, регулярно стравливая ваш BCD. Используйте свои руки для вращения вокруг себя, чтобы вы могли наблюдать за своими друзьями. Когда вы приблизитесь к поверхности, прислушивайтесь и ищите лодки, чтобы избежать столкновения ними. Если скорость подъема остается высокой даже при полностью спущенном BCD, используйте свои руки ладонями вверх чтобы толкаться против воды.

На поверхности надуйте свой BCD и ищите лодку. Используйте трубку и плывите к ближайшей стороне лодки. Если это тяжело, вы можете проплыть под водой с аквалангом, взяв направление на лодку.

Ночное погружение

Восхитительные эмоции! Единственное специальное оборудование, которое вам будет необходимо – это фонарь. Поскольку вы не сможете плавать и держать его неподвижно, вам нужно будет прикрепить его к голове. Лучше всего достать пещерный шлем и прикрепить 2 или 3 фонаря проволочными стяжками. Если вам так лень, вы можете просто заложить фонарь под капюшон или даже прикрепить его к ремню маски. Есть также несколько фирменных изделий, предназначенных для размещения источника освещения на вашей голове.

Мое самое безумное ночное погружение было на затонувший корабль на глубину 50 метров. Мои два друга Майк и Мэл пошли первыми. Пока они ушли, лодка осталась под моей заботой, затем спустя 18 минут я спустился, когда они уже должны были подниматься. Я их нигде не увидел, и пока был на дне, размышлял в своем азотном наркозе, где бы они могли быть. Покинув дно, я отсиживал декомпрессию, когда Майкл появился из черной пустоты. На поверхности он объяснил, что, потерял якорный трос, всплыл на поверхность и поплыл к лодке, пропустив свою декомпрессию. Мэл остался внизу выполнять декоостановки, дрейфуя по течению. Мы искали Мэла в течение 3 часов, опасаясь худшего, и не найдя, отправились домой. И именно там он был! Всего за 40 минут он проплыл 1,5 миль до берега, пробежал 400 метров до моего дома и уже пил чай из чашки.

Дыхание с напарником

Этот навык сейчас теряет актуальность, когда октопусы есть у каждого регулятора.
Для параплегика нет возможности плыть, когда руки заняты второй ступенью. Я обнаружил, что лучшая техника для параплегика состоит в том, чтобы крепко схватить BCD напарника и контролировать вторую ступень, передавая её от него к себе. В это время напарник может переместить их вместе в безопасное место.

Глубокие погружения

Источники возможных проблем при погружениях глубже 30 метров следующием:

  • Азотный наркоз
  • Декомпрессионные остановки
  • Расход воздуха

Азотный наркоз не представляет никаких особых проблем конкретно для параплегика. Это может быть очень опасно или… очень приятно. Лучший способ избежать проблем — получить большый опыт глубоких погружений, а также несколько раз посетить глубоководный сайт, прежде чем отойти дальше в сторону от якоря.

Найти якорь при возращении необходимо, поскольку декомпрессионные остановки должны выполняться вблизи поверхности. Если вы не держитесь за якорный трос, течение унесет вас, и вам будет трудно поддерживать предписанную глубину.

Единственная реальная проблема для параплегиков при глубоководных погружениях – перетаскивание спарок, которые часто необходимы для обеспечения достаточного количества воздуха на глубине. Самому вытащить спарку из воды мне никогда не удавалось. При входе в воду я всегда рассчитываю на то, что мой напарник пододвинет её поближе, а затем я уже столкну её в воду. Плавать со спаркой не сложно. Чтобы обеспечить удобное положение тела для плавания, баллоны спарки должны быть сдвинуты вперед так же, как в ситуации с одним баллоном.

Я никогда не страдал декомпрессионной болезнью за более чем 500 погружений, многие из которых были глубже 50 метров. При этом, большинство было сделано по таблицам ВМС США, которые имеют большее донное время, чем широко используемые сейчас таблицы для спортивного дайвинга.
По моим наблюдениям, параплегия не вызывает заметного увеличения риска декомпрессионной болезни. Вполне возможно, что у параплегика может возникнуть ДКБ ног, которую он не сможет почувствовать, но её последствия для человека, который все равно не может ходить, не будут очень серьезными. Я так же думаю, что маловероятно, что параплегик получит ДКБ в ногах, не получив ДКБ в руках. Потому что медленный кровообмен в парализованных ногах будет производить так же медленное проникновение растворенного азота в ткани ног, чем аналогичные процессы, проходящие в руках.

дайвинг для инвалидов

Помощники

Для всех будет проще, если напарник поднимет вас. Существует несколько техник переноски: на спине (piggy back,»свиная спина»), на руках (come to me, «подойди ко мне»), и вдвоем на замке из рук (fireman’s chair, «кресло пожарного»).
Последний способ лучше всего — меньше требует усилий от помощников и меньше напрягает вас. Транспортировка «на руках» будет удобной для вас, но требует сильного помощника. Транспортировка на спине – это мощная вещь, но в это положение трудно подняться с корточек, и для кого-то может быть трудно раздвинуть ноги в стороны. Также этот способ довольно неудобен и для пассажира.

дайвинг для инвалидов

Если мне кто-то предлагает помощь, я, как правило, принимаю её. Исключение составляют те действия , которые я делаю постоянно. Или же, те действия, которые поддерживают меня в хорошей форме, например, такое как, подталкивание одного инвалида к активной жизни.
Я скажу, когда мне нужна будет помощь. Обычно, она предлагается задолго до того, как я о ней попрошу.

дайвинг для инвалидов

Лодки

Безусловно, самая простая лодка для использования параплегиком – надувная лодка на трейлере. Она не имеют острых краев, чрезвычайно мореходна и в неё очень легко входить и выходить. Имея подходящую рампу, её можно самому завозить и свозить с прицепа.
Если вы путешествуете на надувной лодке, садитесь на середину надувного борта. Так вы не выпадете из лодки, лишь будете подпрыгивать вверх и вниз. Если вы в состоянии держаться за страховочный шнур вдоль борта, вы сможете удержаться даже при довольно жесткой езде. Многие люди привстают, чтобы поглотить удар скоростной лодки, прыгающей через гребни волн. Поскольку вы вынуждены сидеть, садитесь на заднюю часть лодки, потому что она остается более устойчивой, в то время как передняя часть лодки сильно подпрыгивает.

Алюминиевые и стеклопластиковые, как правило, намного больше, выдерживают большую нагрузку, и могут быть такими же мореходными, как надувные лодки. У них много твердых углов, которые могут навредить параплегику во время болтанки. Наиболее вероятную травму получает копчик от края скамьи. Такого не происходит на надувной лодке, потому что сиденья прогибаются под копчиком. Я бы порекомендовал для личного пользования 14-футовую надувную лодку с мотором 25 л.с.

Чтобы попасть в лодку, часто проще всего сесть на лодку, поднявшись по рампе, пока она еще находится на прицепе. Затем инвалидную коляску можно поставить в машину. Если вам необходимо освободить трейлер, то после того, как вы припарковали машину, вы можете попросить своего друга заблокировать коляску в машине или взять её с собой в лодку.

На большинстве причалов есть ступени, по которым вы можете «скатиться» вниз или, выйдя из коляски, спуститься вниз. Иногда лодка стоит у причала с большим перепадом по высоте. Мне нравится быстро спуститься вниз по швартовочному концу. Или вы можете прыгнуть в воду где-то в другом месте и подплыть к лодке.

Выход из воды

Это очень важный навык, если вы хотите быть независимым. Сначала снимите грузовой пояс и положите его в лодку. Снимайте его одной рукой, а другой в это время держитесь. Затем снимите акваланг и прикрепите его к стропе, висящей на лодке.
Многим здоровым дайверам трудно самим вернуться, а уж тем более тем, у кого есть параплегия. Осмотрите лодку: куда вам легче всего будет добраться. Совет — попросите некоторых людей в лодке перейти на ту сторону, на которую вы хотите попасть, чтобы лодка наклонилась ниже.

Greg Washburn демонстрирует как он управляется с лодкой один, будучи параплегиком.
«Я люблю рыбачить, но мне не всегда есть с кем пойти. Поэтому мне пришлось придумать, как идти одному. Вот как я это делаю.»

Вождение лодки

Большинство лодок настроены так, что ими управляют только руки. Пока вы можете сидеть за рулем или рычагами, это не должно быть проблемой.
Преимущество надувных лодок заключается в том, что вы можете быстро скользить вдоль надувного борта к передней части судна. В алюминиевой или стеклопластиковой лодке сидения обычно пересекают лодку, что требует много подъемов.

Я могу легко запустить спаренный Mariner 40 1993 года выпуска, но запустить Mariner 15 1987-го – это слишком сложно для меня. Перед тем, как купить двигатель, убедитесь, что он легко запускается.

Детальный отчет по курсу обучения дайверов с параплегией и двойной ампутацией ног.

На фото: Craig Wood PADI AOWD дайвер с ампутацией ног и руки во время дайвинга на Красном море. Фото Дмитрия Князева, дайвинг-лагерь Deptherapy.

Предисловие к переводу.

Этот отчет я обнаружил в начале своей работы над проектом Open Water Challenge в интернете. Находка стала для меня большой удачей. Я только знакомился с обучением дайвингу людей с инвалидностью и всякий четко изложенный практический опыт был для меня очень полезен.

В то время я был под впечатлением, что сразу несколько российских источников посетовали, что методики обучения дайверов с инвалидностью не существует, и им пришлось разрабатывать свою. Эта информация меня сильно обескуражила. Отчет расширила мое представление о глубине мирового опыта, показал, что почти 50 лет назад уже началась системная работа по вовлечению в дайвинг людей с ограниченными возможностями здоровья. Появилась надежда, что за прошедшие полвека человечество создало методику как обучения дайверов, так и подготовки инструкторов. Что вскоре для меня подтвердилось знакомством с HSA, IAHD, Deptherapy, DDI и другими ассоциациями.

Прежде, чем приступить к знакомству с отчетом, следует воздать должное людям, которые организовали в 1974 году и провели первое углубленное практическое исследование возможностей людей с тяжелыми травмами заниматься дайвингом – подводный археолог Nicholas Coit Fleming и дайвинг-врач Yehuda Melamed.

Нынешние методики обучения дайверов с инвалидностью могут отличаться в деталях от подходов, предложенных Николосом и Иегудой. И оборудование для дайвинга стало дружелюбнее и удобнее в использовании, что несколько расширяет возможности дайверов, повышает их безопасность.
Сегодня спустя 45 лет большая часть выводов и предложений, сделанных авторами, актуальны и полезны. Их призыв приглашать в свои клубы дайверов с инвалидностью обращен ко всему дайверскому сообществу – и к профессионалам, и к любителям. И этот призыв должен быть услышан.

Nicholas Coit Flemming (слева) и Yehuda Melamed (справа). Наши дни.
Николас Флемминг – подводный археолог… на инвалидной коляске.

После ухода из армии, перед началом учебы в Кембридже, Николас Флемминг (Nicholas Coit Flemming, род. ноябрь 1936) прошел курс BSAC по погружению с аквалангом, которые только-только обрели популярность благодаря Жаку Кусто. После этого он отправился на «подводные каникулы» в Грецию.

Николас рассказывает, что дайвинг пошел легко, и у него была масса возможностей наблюдать по сторонам. «Первым звоночком» интереса к будущей профессии стала терраса в десяти метрах под водой с большими пещерами, выходящими на нее. Не было никаких предпосылок, что этот странный рельеф был вырезан естественным путем. Кто же создал его? Это было удивительно и завлекательно.

В университете Ник с двумя друзьями основал Группу подводных исследований Кембриджского университета (Cambridge University Underwater Exploration Group). В 1958 году он составил карту Аполлонии – подводного греческого города, который ранее был обнаружен британским пилотом вертолета. Городу было около 2600 лет, и он затонул из-за землетрясения. Это было первым из многих археологических исследований Ника, которые принесли ему мировую известность.

Доктор Николас Флемминг на лекции.

Доктор Николас Флемминг, морской гео-археолог, долгие годы возглавлял Институт океанографии. Флемминг руководил многими научными организациями и международными проектами по исследованию мирового океана.
Николас Флемминг – вице-президент Общества морской археологии (Nautical Archaeology Society), инициатор и участник множества археологических экспедиций. Автор около 150 публикаций, книг и статей по археологии и истории человечества. (Видео лекции Флемминга Человечество и миллион лет изменения уровня моря).

В 1969 году в результате автомобильной аварии Николас был парализован от поясницы, состояние, известное в медицине как параплегия. В 1970-73 годах он настойчиво работал над изучением возможностей для занятия дайвингом людям с ограниченными возможностями здоровья. При этом он максимально полно придерживал программы тренировок и тестов BSAC. В 1974 году с одобрения вице-президента BSAC Алекса Флиндера (Alex Flinder) Николас подготовил курс обучения дайвингу для мужчин с серьезными травмами и нарушениями здоровья.

Несмотря на инвалидность, Николас Флемминг не прекратил погружаться с аквалангом. Более того, он может быть признан первым в мире дайвинг-инструктором с параплегией. Именно он выступил как ведущий инструктор во время обучения группы дайверов, отчет о котором представлен вашему вниманию.

Yehuda Melamed, инструктор #1 в Израиле
Сертификат №1 выданный Израильской ассоциации дайвинга инструктору Yehuda Melamed

Иегуда Меламед (Yehuda Melamed, род. 17 февраля 1943 года) – израильский врач, специализирующийся в области медицины дайвинга и гипербарической медицины . Он является основателем первых гипербарических медицинских центров ВМФ Израиля, нескольких гражданских медицинских бароцентров в Хайфе,  Црифине и Эйлате.

Меламед является членом и официальным врачом Общества подводных исследований Израиля, ответственным за безопасность и предотвращение несчастных случаев при погружениях с аквалангом.

Доктор Иегуда Меламед: слева – перед барокамерой в Медицинском центре Элиша (2010); справа – у двери барокамеры в Институте Морской Медицины на базе Genesis в Хайфе (1978)

После войны 1973 года, Меламед продолжил военную службу на постоянной основе в подразделении коммандос израильского ВМФ Shayetet 13 в качестве врача. Он основал и руководил Израильским военно-морским медицинским институтом (INMI), пока не вышел в отставку в 1995 году в звании капитана (военно-морской флот).

Отчет по курсу обучения погружению с аквалангом дайверов с параплегией и двойной ампутацией ног с оценкой физиологических и реабилитационных факторов.

Report of a scuba diving training course for paraplegics and double amputees with an assessment of physiological and rehabilitation factors.
NC Fleming, Institute of Oceanographic Sciences, UK
Y Melamed, Israel Undersea Exploration Society, Haifa, Israel
Источник: Rubicon Research Repository

Аннотация

Отобраны шесть мужчин с тяжелыми формами инвалидности, которые способны плавать и физически пригодны для дайвинга. Четверо из них параплегики – T4, Т6, T12 и L3; и двое имеют ампутацию ног: один с ампутацией обеих ног выше колена, другой с ампутацией одной ноги выше и второй ниже колена.
Четверо обычно передвигаются только в инвалидных колясках: трое парализованных с высоким уровнем поражения позвоночника и один с более тяжелым случаем двойной ампутации ног.
История болезни и текущее физическое состояние представлены для всех слушателей курса.

Предоставлен ежедневный отчет о пятидневном ознакомительном курсе дайвинга, во время которого слушатели прошли целиком обычную программу тренировок с аквалангом в бассейне в соответствии с требованиями CMAS (Confederation Mondiale des Activites Subaquatiques) и BSAC (British Sub Aqua Club).
Курс завершился практическими погружениями в открытом море.

Сделан вывод о том, что обучение самостоятельному дайвингу является отличной реабилитационной активностью для людей с инвалидностью со следующими ограничениями:

  • дайвер с параплегией не должен погружаться в море с поражением выше T5;
  • ни один параплегик, чья травма была вызвана ДКБ (декомпресионной болезнью), вообще не должен нырять;
  • дайвер с ограниченными возможностями здоровья не должен совершать декомпрессионные погружения.

Определены общие ограничения, в том числе к погодным условиям и т.д.
Даны рекомендации для будущих курсов обучения, а также для организации контроля за погружением инвалидов в школах и клубах дайвинга.

Курс дайвинга в Институт имени Вингейта (Wingate Institute). Нетания, Израиль, 1974. Фото любезно представлено Howard Rosenstein/Fantasea

Обучение дайвингу людей с тяжелыми случаями инвалидности

Введение

С 1940-х годов было признано, что спорт предлагает инвалидам уникальную возможность улучшить свое здоровье, развлечься и добиться социальной вовлеченности и признания. С момента появления, благодаря сэру Людвигу Гутману, в 1948 году Сток-Мандевильских игр, этот аспект реабилитации получил общественное признание во всем мире.
(29 июля 1948, в день открытия Олимпиады в Лондоне, Dr. Guttmann организовал первое соревнование среди атлетов-колясочников, которое получило название в честь местечка Сток-Мандевиль, где находится одноименный госпиталь, специализирующийся на травмах позвоночника. Эти соревнования стали стартовой точкой Паралимпийского движения. Прим. ДК)

Больничная жизнь характеризуется определенной заорганизованностью и необходимостью контролировать одновременно многих субъектов небольшим количеством персонала. Естественно, что в таких условиях, акцент обычно делался на командных и состязательных играх. Эти игры в западной культуре пользуются большим уважением, так что люди с ограниченными возможностями здоровья социально интегрируются, участвуя в них и даже выигрывая.
Меньшее внимание уделяется одиночным видам спорта, характеризующимися, например, как крайний случай, суровым одиночным покорением Эвереста. Этот класс спорта включает катание на лыжах, греблю на каноэ, парусный спорт, альпинизм, дайвинг, верховые походы, спелеологию, прыжки с парашютом, дельтапланеризм и т.д. Их иногда называют «приключенческими» или «экстремальными» видами спорта .

Большинство этих видов деятельности связаны с риском. Кроме того, характерной чертой является то, что сложно обеспечить контроль за участниками на открытых пространствах, вне помещений. Может показаться извращением побуждение к участию в таких мероприятиях людей, которые однажды уже получили тяжелые травмы или инвалидность.
Тем не менее, есть хороший аргумент в пользу этого, но он будет представлен в конце этой статьи. На данный момент лишь скажем, что существует психологическая разница между командными соревновательными играми и экстремальными видами спорта; и что люди, которых привлекает одно, часто не привлекаются другим.
Таким образом, согласившись, что любой спорт имеет реабилитационную ценность, мы получаем, что приключенческий спорт адресован другой, отличной категории населения с ограниченными возможностями здоровья. И степень риска для них не выше, чем у людей без ограничений здоровья, поскольку основное искусство обучения этим видам активности заключается в том, чтобы научить контролировать риски в допустимых пределах, адаптируя техники и вводя дополнительные ограничения на выполняемые задачи.

Определение проблемы

Плавание давно признано спортом, несущим огромную пользу, хотя, обычно оно ограничивается бассейном, и нам известно лишь несколько примеров людей с серьезными нарушениями здоровья, которые пытаются плавать на большие расстояния в открытом море.

Известно несколько человек, освоивших подводное плавание. Однако, для того, чтобы инвалиды могли широко получать навыки безопасного дайвинга, формальных шагов к определению стандартов обучения дайвингу и установления дайвинг-квалификаций предпринято недостаточно.

Так, армия Соединенных Штатов провела несколько курсов на Гавайях для солдат с ампутациями одной и двух ног. Инструктор на Гуаме сообщил нам о дайвере, который научился нырять, хотя ему ампутировали одну руку по плечо, а другую — на уровне запястья.

На этом этапе мы должны определить, что мы подразумеваем под лицом с серьезными нарушениями, и на какую степень самодостаточности надо ориентироваться для предоставления допуска к участию в курсе обучения.

С точки зрения дайвинга, ампутация одной ноги не является серьезным препятствием, потому что многие люди могут хорошо плавать и с одной ногой. Есть проблемы с ходьбой при ношении снаряжения, но они не являются медицинскими или физиологическими проблемами, а кроме того, не связаны с самим дайвингом.
Отсутствие кисти или руки – это препятствие серьезнее, так как дайверу часто приходится манипулировать своим оборудованием под водой. Тем не менее, эта проблема из числа тех, которые решаются за счет предварительных наставлений и последующим внимательным надзором со стороны подготовленного инструктора по дайвингу, который следит за безопасностью ученика. В этом нет особых медицинских проблем.

Виды инвалидности, которые мы рассматриваем здесь, характеризуется двойной ампутацией ног или параплегическим поражением позвоночника. Детально ограничения безопасного дайвинга будут обсуждаться ниже, но очевидно, что любая травма, которая влияет на дыхание, пазухи, сердце человека и т.д., немедленно лишает его возможности погружаться в открытой воде.

Важно также определить степень независимости инвалида в дайвинге, которую мы намерены достичь. В 1966 году г-н Причард в Кении показал, что дайвинг возможен даже при поражении шейного отдела. Он совершил погружение в сопровождении двух друзей, которые спустили его на воду, одели ему акваланг и погрузили его под воду. Такая практика имеет огромное психологическое значение для человека, который наслаждается подводным миром, но никак не является безопасным самостоятельным погружением.
В конце 60-х и начале 70-х годов некоторые люди с параплегией обнаружили, что дайвинг для них возможен, и начали обучаться самостоятельно без чьей-либо поддержки, физиотерапевтов и т.д. В частности Robert Head из Лондона (Англия), который много лет был активным дайвером с частичным поражением T10.

Мы стремимся достичь следующего уровня независимости дайвера:

  • Кандидат проходит медицинской тест пригодности для дайвинга так, чтобы его спутники не беспокоились о его здоровье.
  • Он сам может прибыть к месту погружения, присматривать за своим снаряжением для дайвинга, но ему может понадобиться помощь при посадке в лодку и в доставке его снаряжения до воды.
  • Одевшись, он может плавать без посторонней помощи, нырять, настраивать свое снаряжение, выполнять все обычные упражнения по безопасности, плавать в компании напарника, следить за ходом погружения, контролировать свой спуск и всплытие, доплыть по поверхности к лодке в случае необходимости.
  • В лодке ему, вероятно, потребуется дополнительная помощь, чтобы снять его оборудование и помочь вернуться на борт.
  • В случае, если он потерял лодку, он может надуть компенсатор и продержаться нескольких часов.

Определенный выше уровень независимости обеспечивает высокую степень безопасности дайвинга, и позволяет инвалиду присоединяться к группам вместе с дайверами без ограничений здоровья, наслаждаться созерцанием подводного мира, заниматься фотографией, изучением окружающей среды или подводными науками и даже исследованиями.

Курс дайвинга в Институт имени Вингейта (Wingate Institute). Нетания, Израиль, 1974. Фото любезно представлено Howard Rosenstein/Fantasea

Медицинские и физиологические требования

В июле 1974 года шесть человек с инвалидностью были отобраны из числа участников программы реабилитации раненых солдат Армии Обороны Израиля. Критерии медицинского осмотра были такими же, как и для любого человека, желающего пройти курс дайвинга. (ссылки: Bennett and Elliott «Physiology and Medicine of Diving», Stanley Miles «Underwater medicine» CMAS, NAUI, MAC и т.д.). Помимо этого, каждый случай был рассмотрен особо с учетом причин и последствий травмы. Подтверждено соответствие участников по критериям: нормальное состояния психологической системы, центральной нервной системы, уха, горла и носа, а также пазух. Короче говоря, потенциальный дайвер должен быть в хорошей форме.

Входное обследование включало в себя подробную историю болезни (анамнез), описание текущего физического состояния, а также оценку характера заявителя, насколько об этом можно было судить. Что касается отобранных дайверов с инвалидностью, то для них были учтены все вышеупомянутые факторы, а также восемь следующих специальных требований:

  1. Дыхательная система должна полностью быть в нормальном состоянии. Все дыхательные мышцы должны быть под контролем, а поражение позвоночника — не выше Т5, предпочтительно не выше Т8.
  2. Чрезвычайно важно, чтобы состояние кожи при параплегии было нормальным без каких-либо травм, пролежней. Для пациентов с ампутациями шрамы должны быть полностью зажившими или быть близко к этому, по крайней мере, не менее трех месяцев после операции.
  3. У параплегиков не должно быть никакой инфекции мочевыводящих путей, и он должен полностью контролировать мочу и кишечник, с внешней помощью или без нее.
  4. Особое внимание должно быть уделено личности инвалида: он должен демонстрировать самодисциплину, адекватно оценивать свои способности и недостатки. Он должен иметь устойчивый характер, способный переносить состояние тревоги и противостоять панике. Он также должен уметь взаимодействовать с коллективом, принимать указания старшего без обид.
  5. Он должен быть отличным пловцом, регулярно активно плавать, в том числе в море.
  6. Он должен выполнить все физические тесты и упражнения, связанные с подготовкой к курсу, и при необходимости пройти специальный психо-терапевтический тренинг.
  7. Если он страдает параличом, его инвалидность не должна была быть вызвана ДКБ (обсуждение причин ниже), ни артериовенозной мальформаций, ни поперечным миелитом.
  8. Лицам с частичными повреждениями позвоночника, независимо от причины, следует учесть, что существует вероятность того, что дайвинг может усугубить поражение. Нет никаких свидетельств о том, что это когда-либо происходило, кроме случаев с инвалидностью, вызванной ДКБ, но теоретически это возможно. В то же время, известны несколько случаев, когда люди с частичным травматическим поражением ныряют без каких-либо побочных эффектов.
Nicholas Coit Fleming (слева) со своим бадди. Николас возглавлял группу инструкторов на данном курсе. Фото снято в Шарм Эль Шейх, середина 70-х. Фото любезно представлено Howard Rosenstein/Fantasea.

Описание участников курса

Участник A
Год рождения:
1947
Дата травмы: 28 February 1969
Тип травмы: Проникающее огнестрельное ранение в правую верхнюю часть грудной клетки, травмированы легкое и пластинка дуги четвертого грудного позвонка, с разрывом нервных корешков на правой стороне и контузией спинного мозга.
Состояние после лечения Состояние после декомпрессионной ламинэктомия на уровне Т4-5. Пуля во время проникновения вызвала внутрипаренхимальное кровоизлияние в верхнюю вершину правого легкого и гемопневмоторакс, и была прооперирована. Через неделю после операции все рентгеновские снимки были в пределах нормы. У больного осталась параплегия Т4.
Медицинская история: До травмы сказать не о чем, Участник А всегда был здоров.
Текущее физическое состояние: Кроме результата травмы, патологий не обнаружено. Легкие и сердце в пределах нормы.
Примечание: Вследствие наличия «высокой» травмы было решено, что этот человек не подходит для морских погружений, но ему было разрешено участвовать в упражнениях в бассейне, проводимых под полным контролем. Это было сделано для того, чтобы более точно определить реальные пределы для дайверов с ограниченными возможностями. Участник А выполнил большинство упражнений правильно, но было ясно, что кратковременные интенсивные нагрузки вызывали затруднение дыхания. Это связано с тем, что он дышал только диафрагмой.

Участник В
Дата рождения: 4 сентября 1945 г.
Дата травмы: 21 июля 1970 г.
Тип травмы: Огнестрельное ранение грудной клетки. Двусторонний гемопневмоторакс с переломом шестого ребра и лопатки. Параплегия Т6.
Лечение: Проникающее ранение сзади в левое плечо и выходная рана в правом плече. Всасывание применялось дважды и через 4 дня после трахеотомии его состояние улучшилось.
У него осталась параплегия с уровнем чувствительности T6. Рентген грудной клетки и сердца показал, что все в пределах нормы.
История болезни: согласно контрольному листу анамнез исключал любое заболевание в прошлом или настоящем.
Текущее физическое состояние: кровяное давление 70/110, 60 секунд спустя — 70. Уши, евстахиевы трубы, пазухи и глотка в пределах нормы. Грудь, хорошее расширение, хорошее альвеолярное дыхание на обоих легких. Пульс — 70, ритм синусовый правильный, в пределах нормы. Рентгенография грудной клетки — нормальная. Положение сломанного 6-го ребра правильное, небольшое утолщение плевры в этой области.
Паралич с сенсорным уровнем Т6. Кожа на ногах здоровая без каких-либо пролежней. Хорошее кровоснабжение конечностей.
Заключение: Случай В прошел ознакомительный курс, успешно выполнил все упражнения, что зачтено инструкторами, в том числе одно погружение на 7 метров в открытом море.

Участник C
Дата рождения: 1947
Дата травмы: 27 августа 1970 г.
Тип травмы: Огнестрельное ранение вошло в правую часть заднего позвонка Т12, прошло через селезенку и вышло через левую сторону тела.
Лечение: проведена спленэктомия. Состояние после лечения: параплегия с уровнем чувствительности L2. Было несколько инфекций мочевыводящих путей, но покинул больницу в хорошем состоянии.
История болезни: Согласно контрольному листу, анамнез исключает любое заболевание в прошлом. После травмы всегда здоров, только случайные инфекции мочевыводящих путей.
Текущее физическое состояние: артериальное давление — 110/70, пульс — 60, 80, 70, 60. Уши, евстахиева труба, барабанная перепонка, глотка в пределах нормы. Грудная клетка — хорошее расширение, альвеолярное дыхание обоими легкими. Сердце — регулярный синусовый ритм в пределах нормы.
Неврологический — параплегия с сенсорным уровнем L2. Нет ощущения положения, нет ощущения вибрации, нет рефлексов в ноге, рефлекс живота в пределах нормы, отсутствует рефлекс нижнего эпигастрия, нет чувствительности в области половых органов, нет чувствительности в сфинктерах. Рентгенография грудной клетки — патологий не выявлено.
Заключение: Участник C успешно прошел ознакомительный курс, успешно выполнил все упражнения, что зачтено инструкторами, в том числе одно погружение на 7 метров в открытом море.

Участник D
Дата рождения: 2 ноября 1947 г.
Дата травмы: 10 июня 1967 г.
Тип травмы: Компрессия «конского хвоста» на уровне III, IV (компрессия корешков в нижнем отделе позвоночного канала. Прим. ДК).
Лечение:
декомпрессионная ламинэктомия.
Состояние после лечения: Поражение L3-5. Состояние после гемоторакса справа, состояние после разрыва печени (лапаротомия).
История болезни: Согласно медицинской карте, до травмы не было никаких заболеваний. После травмы был паралич ниже колен.
Текущее физическое состояние: артериальное давление — 130/8. Пульс — 80, 100, 80. Уши, пазухи, нос, евстахиева труба, глотка без патологий. Грудная клетка — хорошее расширение, альвеолярное дыхание в обоих легких. Сердце — синусовый ритм регулярный 80. В пределах нормы. Рентгенография грудной клетки — патологий легких и сердца не обнаружено.
Неврологический — паралич ниже колен. С контролем сфинктеров.
Заключение: Участник D успешно прошел ознакомительный курс, успешно выполнил все упражнения, что зачтено инструкторами, в том числе одно погружение на 7 метров в открытом море.

Участник E
Дата рождения: 20 октября 1945 г.
Дата травмы: август 1969 г.
Тип травмы и лечение: ампутация выше колена справа. Разрыв и перелом правой руки. Ампутация левой стопы.
История болезни: записи медицинской карты показывают, что всегда был здоров.
Текущее физический состояние: Артериальное давление — 110/70. Пульс — 60, 80, 60. Уши, нос, евстахиева труба, пазуха, глотка без патологий. Грудная клетка — патологий не обнаружено. Рентгенография грудной клетки — патологий легких и сердца не обнаружено. Небольшой металлический фрагмент 0,5 см х 0,5 см ниже ребра 10 на левой стороне. Все шрамы зажили отлично и сухие.
Заключение: Участник Е успешно прошел ознакомительный курс, успешно выполнил все упражнения, что зачтено инструкторами, в том числе одно погружение на 7 метров в открытом море.

Участник F
Дата рождения: 1947
Дата травмы: октябрь 1973 г.
Травма и лечение: ампутировали обе ноги выше колена.
История болезни и настоящее физическое состояние: Здоров.
Заключение: Участник F успешно прошел ознакомительный курс, успешно выполнил все упражнения, что зачтено инструкторами, в том числе одно погружение на 7 метров в открытом море.

Физеотерапия и физический тренинг

Yehuda Melamed врач тренинга готовится к погружению. Синайский п-ов, 70-е годы. Фото любезно представлено Howard Rosenstein/Fantasea

Медицинское обследование позволяет выявить наличие противопоказаний к дайвингу, связанных с инвалидностью, но даже, если кандидаты подходят по медицинским показаниям, они могут не соответствовать по спортивной подготовки. Дайвинг требует наличия быстрых реакций и способности к физическим нагрузкам, и поэтому очень важна физическая форма. Участники курса дайвинга должны быть в состоянии вытянуть 1/8 -1/5 веса тела на каждую руку при полном подъеме рук через стороны. Они должны регулярно плавать и вести активный образ жизни, включая частые перемещения в и из инвалидной коляски или ходьбу с костылями.

Если имеющийся уровень физической активности кандидата на курс, его физическое состояние не удовлетворяют медика или инструктора по физической подготовке, которые принимают решение о допуске к погружениям, тогда следует пройти серию тренировок за несколько недель до начала обучения дайвингу. Эти тренировки должны включать, по крайней мере, ежедневно час плавания, упражнения с планкой, ходьбу с ходунками и упражнения с гантелями, боксерскими грушами и т.д.

Описание курса дайвинга, июль 1974

Шесть участников, о которых говорилось выше, были отобраны Организацией реабилитации инвалидов-ветеранов Израиля (Zahal Disabled Veterans Organisation, ZDVO, прим. ДК ). Медицинские осмотры были проведены Иегудой Меламедом и Дэном Харелом. Курс проходил с 11 по 16 июля в Тивоне, небольшом городке недалеко от Хайфы, Израиль. Была сформирована инструкторская группа, которая включала дайвинг инструкторов, инструкторов по плаванию и физиотерапевтов. Важным моментом является то, что каждого инвалида в тренировочном бассейне сопровождал инструктор по дайвингу, а при погружении в море – два инструктора . Видимость в бассейне была около 3,0 метров. Заранее была исключена возможность проведения подводных занятий, когда один инструктор контролировал бы сразу несколько учеников.

Предварительный тренинг

Участники собрались в бассейне в Тивоне за неделю до начала курса и были проверены на умение плавать. Они приобрели комплекты из маски и трубки и плавали с ними в бассейне.

Распорядок курса

Изначально планировалось, что курс будет в течение полного дня, по 6 часов, включая лекции и занятий в бассейне. Однако, некоторые участники должны были продолжать учебу и сдавать экзамены по утрам, и поэтому расписание было перенесено и начиналось в 15.00, 19.00 или даже позднее. Таким образом, у учеников был очень тяжелый день.
После четырех дней занятий в бассейне и теоретических лекций, был проведен один день дайвинга в открытом море в Акко (или Акра портовый город на северо-западе Израиля. Прим. ДК).
Ученики сами перемещались на колясках в бассейн, на лекции и обратно, сами переодевались в плавки, и в большинстве случаев могли входить и выходить из бассейна без посторонней помощи.

Занятия в бассейне с дайвером с параплегией. Фото любезно предоставлено Nicholas Coit Fleming.
Учебная программа

Учебная программа основывалась на стандартах British Sub-Aqua Club (BSAC) для дайверов 3 и 2-го классов и на методах подготовки Подводной Федерации Израиля ( Israel Underwater Federation, CMAS).
(3-d Class Diver и 2-nd Class Diver — квалификации, которые в настоящий момент не поддерживаются BSAC. Third Class Diver соответствует примерно OWD, а Second Class Diver – примерно AOWD. Прим. ДК)

ДЕНЬ 1: Демонстрация инструктором по обучению дайверов с инвалидностью (Nicholas Coit Flemming) следующих упражнений в бассейне:
(а) Надеть маску и трубку на бортике бассейна и войти в воду.
(б) Подгонка маски и трубки во время плавания.
(в) Нырок с поверхности на глубину 3 метра.
(d) Пронырнуть 20 метров под водой.
(д) 3 кувырка вперед под водой на одном вдохе.
(f) 3 кувырка назад под водой на одном вдохе.
(g) Дыхание через трубку без маски, лежа лицом вниз в воде.
(h) Подгонка акваланга в воде у бортика бассейна.
(i) Установление плавучести с помощью воздушного надувного спасательного жилета (ABLJ).
(j) Снятие и возврат маски и загубника регулятора под водой.
(k) Снятие весового пояса, маски и акваланга под водой и свободное всплытие.

Затем участники проплыли по 180 метров на поверхности в ровном темпе. Участник A с Т4 был значительно медленнее остальных, хотя замер времени во время плавания не был предусмотрен.

Затем участники продемонстрировали способность задерживать дыхание и уверенно держаться на воде, лежа лицом вниз, плавая на поверхности, как можно дольше. Время без гипервентиляции было следующим: Участник А — 35 сек; Участник В — 1 мин 42 сек; Участник С — 1 мин 35 сек; Участник D — 1 мин 20 сек; Участник Е — не участвовал; Участник F — 28 сек.

Ученики висели на краю бассейна и дышали через трубку без маски в течение одной минуты. Все успешно адаптировались, за исключением Участника А, которому пришлось ещё попрактиковаться. Затем все участники проныривали 20-30 метров на одном дыхании, время колеблется от 20-40 секунд.

Ученики демонстрировали подводные кувырки вперед и назад с маской и трубкой. Все ученики выполнили по 3 кувырка на одном дыхании, за исключением Участника А, который мог сделать только два. Было ясно, что, каким бы опытом и самообладанием в воде не обладал человек, это упражнение требовало большего контроля над дыханием и вдохом, чем тот, который доступен при использовании только диафрагмы.

Затем ученики практиковали подгонку маски и трубки во время плавания или при зависании в бассейне. Для человека без ласт с парализаций или с двойной ампутаций это гораздо сложнее, чем кажется, так как подъем рук над водой приводит к затоплению тела и головы.
Наиболее эффективный прием заключался в следующем: участник нырял на 3 метра и брал на дне маску и трубку. Затем, пока приспосабливал маску, трубку прятал в плавки. Поскольку во время одевания маски голова и рот погружались в воду, требовалась задержка дыхания, маска неизбежно становилась заполнена водой. Когда маска была зафиксирована на лице, ученик, помогая себе одной рукой, плавал на поверхности и дышал через рот, другой в это время он прилаживал трубку. На задержке дыхания трубка была вставлена на место и затем можно было очистить маску от воды, делая вдох через трубку, а выдыхая в маску.
Большинству учеников понадобилось несколько попыток, прежде чем они успешно прошли этот тест. Участник А нашел его очень трудным, из-за сложности для него предотвращения вдоха через нос.

Во время этого занятия в бассейне ученики находились в воде почти два часа, большую часть времени они активно занимались упражнениями, а часть провисели у бортика. Из-за сложности для них входа и выхода из бассейна, они старались делать это по-минимуму. Несколько учеников поцарапали или ободрали ноги, несмотря на частые предупреждения. На последующих занятиях все ученики, страдающие параличом нижних конечностей, носили эластичные спортивные наколенники, а в углу на бортике бассейна был размещен спортивный мат.

Лекции до и после бассейна включали следующие темы: мобильность для дайвера с ограниченными возможностями; физика дайвинга; законы о жидкостях (закон Бойля, закон Чарльза, закон Далтона, закон Генри); обзор физиологии дайвинга; дыхательная система; опасность гипервентиляции и неправильного дыхания.

Курс дайвинга, Израиль, 1973. Фото любезно представлено Howard Rosenstein/Fantasea

ДЕНЬ 2: ученики провели 25 минут в бассейне, повторяя упражнения, изученные в первый день. Затем, чтобы проверить уверенность в себе и чувство направления, все ученики проплыли одну дистанцию в бассейне по поверхности с полностью затемненной маской.

За этим последовала 45-минутная лекция у бассейна по следующим темам с демонстрациями: регулировка ABLJ (Adjustable Buoyancy Life Jacket. Прим. ДК), наполнение и установка баллона ABLJ, регулировка плавучести при погружении, контроль дыхания, принцип работы регулятора дыхания, установка регулятора на баллон, проверка давление в баллоне, важность выдоха при подъеме, сигналы руками.

(ABLJ использовался для двух целей: одна, для обеспечения плавучести дайвера, другая, в качестве спасательного жилета, который можно быстро надуть даже на глубине. Первые ABLJ надувались с помощью небольшого баллона с углекислым газом, а затем небольшим воздушным баллоном. Прим. ДК)

Все ученики наполнили минибаллоны своих ABLJ из баллонов своих аквалангов и вошли в воду для своих первых упражнений с оборудованием. В каждом случае ученик входил с угла бассейна, из положения сидя, экипированный маской, трубкой и ABLJ. Акваланг опускался рядом с учеником, в то время как он висел, держась за поручень, и инструктор помогал ему подогнать комплект и отрегулировать подвеску. С надутым ABLJ ученик мог одеть акваланг без посторонней помощи. Одновременно в бассейне было два или три ученика, каждый со своим инструктором. Сначала ученики погрузились, чтобы отрепетировать сигналы руками. Затем они выполнили следующие тесты: две дистанции 30-метрового бассейна в погруженном состоянии в акваланге; выполнение кувырков и петель для демонстрации контроля ориентации; контроль плавучести с помощью дыхания; очистку маску от воды.

Результативность была очень разной. Участник А был хорош при плавании и в сигналах руками, но не смог снять маску; Участник В действовал настолько уверенно, что несколько раз полностью снимал маску и обменивался маской со своим инструктором под водой; Участники С, D и Е показали хорошие результаты; Участник F был уверенным и успешным, но ему было трудно сохранять равновесие в воде.

Каждый погрузился под воду с аквалангом на 20-30 минут. Хотя они носили ABLJ, им не разрешили самим регулировать плавучесть в первый день, чтобы избежать опасности передува и вылета на поверхность. Инструктор корректировал плавучесть сам в случае необходимости.

Лекций в этот день не было.

ДЕНЬ 3: На тренировке в бассейне сначала все ученики поныряли, чтобы отрепетировать упражнения предыдущего дня.
После сборки и надевания ABLJ и акваланга, им предстояло выполнить следующие испытания: кувырки вперед и назад; снять и вернуть на место мундштук регулятора; снять и одеть маску под водой.
Участник А пробыл под водой 16 минут, но ему не удалось очистить маску; остальные ученики выполнили тесты в следующие сроки: В — 16 минут, С — 9 минут, D — 9 минут и Е — 14 минут. Участник F испытывал чрезвычайные сложности с балансировкой своего положения. Им с инструктором пришлось плотно поработать, прикрепляя грузы в различных положениях на корпусе, пока стабильность не была обеспечена. Это было достигнуто путем подбора грузов к ABLJ на верхнем уровне груди. Участник F провел под водой 18 минут.

Затем была проведена лекция и демонстрация на бортике бассейна по следующим темам: работа ABLJ, контроль всплытия, эффект ношения гидрокостюма, влияние давления на изменение плавучести костюма и ABLJ, влияние физической активности, холода и глубины на расход воздуха, изменения сопротивления дыханию в зависимости от глубины и давления в баллоне. Была продемонстрирована правильная последовательность надевания оборудования.

Затем все ученики со своими инструкторами нырнули в бассейн и выполнили следующие упражнения: погрузиться и попеременно дышать с инструктором из одного регулятора в течение нескольких минут; проплыть один бассейн под водой, подняться на поверхность, перейти на трубку, проплыть бассейн по поверхности; проплыть под водой один бассейн с затемненной маской. Все ученики успешно прошли эти тесты.

Вечером была лекция на следующие темы: физиология человека под внешним давлением; влияние различных газовых законов применительно к газам, находящихся в теле человека; Закон Дальтона и различные виды отравления газами; про кислород, азотный наркоз, угарный газ, углекислый газ и углеводородные газы.

Затем последовала лекция по мобильности для людей с инвалидностью в дайв-экспедициях, в том числе о методах пересечения неровностей, преодоления препятствий, пребывания в кемпинге и преодолении тяжелых условий походной жизни.

ДЕНЬ 4: Курс собрался в бассейне, чтобы попрактиковаться в продвинутых упражнениях по подгонке и снятию комплекта скубы во время погружения и по спасению жизни. Было дано объяснение, что снятие подводного снаряжения под водой возможно будет полезно в определенных видах чрезвычайной ситуации, и что надевание подводного оборудования уместно при смене комплектов во время длительной декомпрессии и т.д. Однако, очевидно, что основными целями этих испытаний было обретение учениками полного контроля за снаряжением и уверенность под водой.

Для снятия снаряжения под водой ученикам было предложено выполнить следующие действия: сесть на дно, снять поясной ремень и положить его на ноги; расстегнуть ремни скубы и сбросить лямку с одного плеча, развернуть баллон перед собой и скинуть лямку с другого плеча, опустить баллон рядом с дайвером и положить его на дно так, чтобы регулятор находился ближе к дайверу; снять маску и трубку и положить их на дно; закрывая вентиль баллона, сделать один большой вдох и, полностью закрыв баллон, подниматься на поверхность медленно, все время выдыхая.

Для одевания оборудования все снаряжение было опущено на глубину 2-3 метра с открытым вентилем баллона, загубник регулятора был спрятан под грузовым ремнем для предотвращения свободного выброса воздуха. Ученикам было предложено действовать следующим образом: нырнуть вниз, достать мундштук и начать дышать из регулятора; взять грузовой пояс, лежащий на баллоне, и положить поперек ног; сидя на дне, взять маску, одеть и очистить её от воды; поднять баллон, просунуть одну руку через лямку, повернуть баллон за спину или пронести его над головой, продеть другую руку в плечевую лямку, затянуть пряжку на поясе, надеть грузовой пояс; проплыть один бассейн под водой, затем медленно подняться на поверхность.

Были даны объяснения, что второе упражнение намного сложнее, чем первое. Ученики должны выполнить первое упражнение в обязательном порядке, чтобы претендовать на морское погружение, но они не будут отстранены от морского погружения, если не смогут выполнить второе.
Для параплегиков, не контролирующих свои поясные мышцы, следует принять во внимание, что оба упражнения требуют чрезвычайно острого чувства равновесия и непрерывных легких движений руками, чтобы предотвратить падение. Затем Nicholas Coit Flemming продемонстрировал одевание оборудования под водой, используя технику, рекомендованную в инструктаже.

Участники выполнили упражнения со следующими результатами:
A — не достигнут необходимый контроль при попытках выполнить эти упражнения. Был проведен интенсивный инструктаж по контролю дыхания и баланса и по очистке маски. Быстро подтянулся.
В — снял оборудование быстро и спокойно. У него были проблемы с балансом во время одевания снаряжения, и инструктор прижал ноги, чтобы повысить стабильность. Выполнены оба теста.
C — как для B, но мог бы выполнить упражнение без посторонней помощи.
D — как для В.
E — оба упражнения выполняются быстро и спокойно без посторонней помощи.
F — оба упражнения выполняются быстро и спокойно без посторонней помощи.
Участники В — F были в восторге от этих тестов и выполнили их по несколько раз, чтобы повысить свою эффективность. Затем инструкторы по очереди с каждым учеником продемонстрировали спасение, подняв их на поверхность и отбуксировав вдоль бассейна. Ученикам было показано, что они могут помочь дайверу, попавшего в сложную ситуацию, сбросив его весовой пояс и/или надувая его ABLJ. Эти упражнения учениками не выполнялись.

Вечером была проведена лекция на следующие темы: строение и функции пазухи, уха, евстахиевой трубы, барабанной перепонки; кровообращение и дыхание, функция альвеол, риск эмболии и блокировки альвеол, опасность потери тепла и обезвоживания; планирование погружений.

Затем последовала лекция о техниках для людей с ограниченными возможностями по переходу их с берега на водолазные катера, заход в море и выход из воды с различных видов пляжей и береговой полосы, а также вход в воду с лодок и возвращение обратно.

Группа и инструкторы на набережной в гавани Акко. Фото любезно предоставлено Nicholas Coit Fleming.

ДЕНЬ 5: Группа и инструкторы встретились на набережной в гавани Акко в 07:15. Ранний час был выбран, чтобы попытаться избежать ветра, который поднимается в течение дня.
После тщательной консультации и обсуждения, Yehuda Melamed и Nicholas Flemming решили, что для Участника А небезопасно будет нырять в море с аквалангом. Несмотря на то, что он, несомненно, обладал превосходной умственной и эмоциональной готовностью к дайвингу, высота поражения в Т4 делала дайвинг опасным для него в любом месте, кроме, как в бассейне под наблюдением.
В 07:50 первая пара учеников, В и F, поднялась на борт 8-метрового водолазного катера в сопровождении дайвинг инструкторов, врача (Yehuda Melamed), физиотерапевтов и наблюдателей. На глубине 8 метров лодка была поставлена ​​на якорь. Ученики сами вошли в воду через борт, инструкторы помогли им надеть акваланги на поверхности воды. Каждый ученик погружался в сопровождении двух инструкторов, видимость составляла менее 3 метров. Они ушли под воду на 20 минут, а затем вернулись к лодке. Участник F смог сам без посторонней помощи выйти из лодки в воду и сам подняться на лодку. Участнику В помощь потребовалась.

Лодка вернулась на берег, и личный состав поменялся, чтобы остальные четыре участника курса могли побывать в море. Ученики С и Е выполнили то же погружение, что и первая пара, при слабом ветре с полуметровой волной. Ученик D нырнул последним, к тому времени, около 10.00, был сильный ветер и волны около 1,0 метра. Ученик А благополучно проплавал с маской и трубкой около получаса, но не погружался с аквалангом.

22 июля 1974 года Участники A, C, D и E провели демонстрационное погружение в спортивном центре для инвалидов Beit Halochem , недалеко от Тель-Авива. Бассейн был длиной 50 метров с отличной чистой водой. Демонстрация была зафиксирована подводными фотографиями и подводным телевидением. Несколько сотен зрителей наблюдали за демонстрацией у бассейна. Участникам были вручены сертификаты, отражающие их достижения.

Обсуждение

Эффективность курса

Курс, описанный выше, был разработан как ознакомительный, чтобы продемонстрировать, что люди с серьезными нарушениями могут безопасно овладеть техникой подводного плавания, и установить для них оптимальные техники погружений и методы обучения.
Процесс прохождения курса был представлен здесь максимально подробно. Это сделано с тем расчетом, что власти, желающие последовать этому примеру или усовершенствовать его, естественно, будут очень осторожны, не говоря уже о скептиках. Поэтому было важно предоставить точные доказательства наличия прогресса у обучающихся. Вопрос о дальнейшем их обучении будет обсуждаться ниже.

Максимально допустимая степень травмы

Эта проблема уже обсуждалась в разделе о медицинских критериях, но здесь она рассматривается не с физиологической точки зрения, а со стороны безопасности погружений в открытом море.
Было ясно продемонстрировано, что параплегическое поражение T4 препятствует погружениям в открытом море. Несмотря на то, что Участник А проявил наибольшую смелость, самоконтроль и компетентность в воде, ослабленность дыхательных мышц была критической.
Напротив, Участник В с травмой Т6 был в полной безопасности. Это подтверждает теоретический прогноз, что T5 является самой высокой травмой, при которой может быть разрешено занятие дайвингом в определении самостоятельности, принятом в данном проекте. Любой ученик с поражением выше T8 должен быть предварительно тщательно обследован.

Наиболее серьезные проблемы безопасности связаны с обеспечением контроля за положением тела в воде и ограничениями, возникающими из-за того, что руки дайверу требуются как для движении, так и для работы с оборудованием.
Параплегики имели хороший контроль за положением при плавании, хотя ступни имели тенденцию немного всплывать. Но у них возникали некоторые проблемы с более сложными упражнениями в бассейне из-за недостаточного контроля мышц в районе пояса.
Наоборот, пациенту с двойной ампутацией обеих ног выше колена было трудно контролировать положение своего тела при плавании с аквалангом, но у него не возникало затруднений при сидении на полу бассейна. Ученик F счел необходимым прикрепить грузы на уровне талии, чтобы добиться лучшего положения при плавании с аквалангом.

Особая опасность для параплегиков заключается в том, что они не знают о положении своих ног, если не смотрят на них. Это довольно затруднительно при ношении маски и акваланга, поэтому существует риск, что их ступни или колени столкнуться с камнями, кораллами или обломками. Если одет костюм, полностью закрывающий тело, то риска ободранностей или порезов нет, но при отсутствии длинного костюма следует соблюдать крайнюю осторожность.

Особое внимание уделено ситуации параплегических поражений или других типов паралича, возникающих в результате кессонной болезни. Вывод довольно прост: человек, который приобрел инвалидность и парализован в результате кессонной болезни, не должен снова нырять, и это относится и к спинному, и к черепномозговому декомпрессионному поражению, даже если излечение достигнуто с применением рекомпрессии .

В данном отчете авторы для обозначения декомпрессионной, или кессонной болезни (Decompression sicknes), сокращенно — ДКБ (DCS), используют термин bend (основное значение «изгибаться», «искривляться», применительно к данной ситуации можно перевести как «ломка») или spinal bend.

Дело в том, что ДКБ классифицируется по симптомам. В самых ранних описаниях ДКБ использовались термины: «bends» («изгибы») для боли в суставах и со всем, что связано с скелетной системой; «chokes» («удушья») при проблемах с дыханием; и «staggers» («пошатывания») для неврологических проблем. В 1960 году была принята более простая классификация, использующая термин Type I («простые») для симптомов, связанных только с поражением кожи, опорно-двигательного аппарата, или лимфатической системы, и Type II («серьезные») для симптомов поражения, где затронуты другие органы (например, центральная нервная система). Эта система, с небольшими изменениями, все еще может использоваться сегодня.

Чтобы не усложнять перевод, я использую везде термин ДКБ. Но обращаю внимание, что авторы имели в виду «bends», т.е. ДКБ, связанную с поражением суставов и скелетной системы. Прим. ДК

Обсуждение с доктором Х.В. Хемплеманом (HV Hempleman) и доктором Х.Л. Франкелем (HL Frankel) привело к следующим обоснованиям. «Спинная» кессонная болезнь повреждает спинной мозг в результате прерывания или уменьшения кровоснабжения. Рекомпрессионное лечение способствует восстановлению кровотока. Тем не менее, нет никакой возможности убедиться, действительно ли капилляры восстановили свою нормальную эффективность. При нормальном атмосферном давлении неврологические тесты рефлексов и т.д. подтвердят, что спинной мозг функционирует адекватно. Однако, нет никакого способа определить, будет ли кровоснабжение оставаться достаточным при повышенной нагрузке, при давлении или при необычных условиях дыхания, кроме как подвергая человека риску, поместив его в среду, где эти условия будут снова на него воздействовать.

Можно упомянуть недавние случаи, чтобы проиллюстрировать эти риски. Некто X занимался дайвингом на Нормандских островах, получил ДКБ и был доставлен в больницу Сток-Мандевиль парализованным после рекомпрессии, которая не принесла никакого улучшения. После десяти недель всестороннего восстановления и ухода, у Х стала восстанавливаться чувствительность и контроль мышц в нижней части тела, и в конце концов он вышел из больницы полностью в хорошей форме. Несколько месяцев спустя Х плавал в бассейне и пытался пронырнуть бассейн под водой на задержке дыхания. Он был снова парализован и возвращен в больницу. Через несколько недель он восстановил достаточную силу в ногах, чтобы ходить, опираясь на трость. Но и четыре года спустя он все еще ходил, сильно хромая, и ему была необходима трость для поддержки.

Некто Y в режиме daily нырял на 35 метров в Северном море и получил ДКБ, которая парализовала его от пояса вниз. Он немедленно получил курс рекомпрессии и, по-видимому, полностью выздоровел. Несколько недель спустя он вернулся к подводному плаванию с аквалангом, а через два месяца нырял на 25 метров в режиме безостановочного погружения (наверное имеется в виду, что между погружениями не был сделан поверхностный интервал. Прим. ДК). После всплытия, он снова был парализован от нижней части груди. Рекомпрессионное лечение не привело к полному ослаблению симптомов, и в течение нескольких месяцев он испытывал онемение в ногах, головные боли и аномальные рефлексы. Год спустя у него все еще оставались незначительные остаточные симптомы.

Эти случаи демонстрируют, что неадекватная декомпрессия, вызывающая повреждение спинного мозга, может привести к состоянию, которое невозможно обнаружить при неврологическом обследовании, но которое чрезвычайно опасно. Человек, перенесший ДКБ типа II, может быть снова подвержен таким ДКБ. Помимо этого, первое поражение, частично или полностью излеченное, может спровоцировать повреждение на более высоком уровне позвоночника, которое не будет иметь видимых неврологических симптомов. Однако, при повторном воздействии субъект может быть очень серьезно травмирован.

Оптимальный график обучения

Курс в Tivon / Akko был задуман как интенсивный ознакомительный курс. Он прошел успешно благодаря тому, что были отобраны ученики, которые обладали исключительными способностями, несмотря на их инвалидность. Также была большая команда опытных инструкторов. В первый день были сомнения, смогут ли участники курса выдержать во второй половине рабочего дня два часа в воде и два часа лекций. На практике ученики проявляли большой энтузиазм и никаких негативных реакций. Однако, курс был чрезмерно интенсивным, а люди менее подготовленные тоже должны иметь возможность стать компетентными дайверами. В целом, вводный курс должен быть более размеренным и не столь интенсивным.

Оптимальный вводный курс с прицелом на последующий продолжительный дайвинг тренинг может состоять из 5-10 слушателей, наблюдающего врача, 2-3 терапевтов /инструкторов по плаванию и 3-5 инструкторов по дайвингу.

Курс должен длиться 3-5 полных дней, включая 2 часа лекций, демонстраций, фильмов, технических показов и т.д. на каждый час, проведенный в бассейне. Должно быть предоставлено достаточно возможностей для чтения и изучения, обсуждений с участием инструкторов и студентов для формирования единой социальной группы. У каждого обучаемого с инвалидностью будут индивидуальные трудности и проблемы, связанные с его травмой, и инструкторы и сам студент будут учиться, как справляться с этим. Это требует от преподавателей высокой степни понимания и отождествления себя с обучаемыми.

Оптимальное продолжение и развивающее обучение.

Когда стандарты обучения для дайверов с ограниченными возможностями укоренятся, для студентов было бы желательно и предпочтительно присоединиться к дайвинг-клубам или школам дайвинга сразу же после прохождения медицинского освидетельствования. Они могли бы пройти обучение у квалифицированных инструкторов по дайвингу по обычному пути, как все дайверы.
В то же время, желательно, чтобы люди с тяжелыми формами инвалидности, в рассматриваемых здесь категориях, проходили начальную подготовку на специальных коротких курсах, проводимых под руководством врачей и физиотерапевтов. Такие курсы могут быть организованы во многих странах при сотрудничестве с национальными организациями спортивного дайвинга, такими как NAUI, BSAC, FSEM, администрациями по вопросам ветеранов и спортивными организациями инвалидов.

Дайверы с инвалидностью не должны погружаться исключительно друг с другом. После получения начального обучения, такой дайвер-стажер должен вступить в активный дайвинг-клуб или школу дайвинга. Обучение в этих организациях обычно проводится неполный рабочий день в течение многих недель или нескольких месяцев, и это идеально подходит для людей с ограниченными возможностями. Регулярно занимаясь дайвингом с членами клуба или школы, дайвер-инвалид приобретает сообщество друзей и напарников по погружениям, которые знают о его возможностях и ограничениях при дайвинге в море, и это обеспечит его максимальную безопасность.

Дайверы с инвалидностью должны, насколько это возможно, выполнить все установленные обучающие упражнения в соответствии с нормами CMAS и в этом случае получить соответствующие сертификаты.
Стандарты CMAS должны несколько скорректированы, чтобы учесть ограничения по глубине погружений и по морским условиям, как будет описано ниже, а также в целях соблюдения безопасности для жизни, поскольку дайвер с ограниченными возможностями может оказать незначительную помощь другим.
Дайвер-инвалид, который приобрел достаточный опыт открытой воды, чтобы получить квалификацию, должен получить соответствующий сертификат или подтверждение в логбуке, в котором четко были бы указаны ограничивающие условия, при которых он может безопасно нырять. Он должен проходить ежегодный медицинский осмотр, чтобы убедиться в безопасности для себя продолжения занятия дайвингом.

Ограничения процесса и планирование погружений

Надеемся, что настоящая статья будет использована дайвинг-клубами и спортивными организациями инвалидов, чтобы помочь им в оценке пригодности инвалидов к обучению дайвингу и в планировании дайвинг путешествий с участием людей с ограниченными возможностями. Поэтому важно попытаться визуализировать полную характеристику работоспособного дайвера, показывая его слабые места и способы их компенсации.

Таблица 1 является очень субъективной попыткой оценить относительный уровень компетентности, который может показать дайвер-инвалид по сравнению со средним тренированным спортивным дайвером. Цифра 100 берется для обозначения обычной компетенции, уровня безопасности и т.д. для среднего спортивного дайвера.

Параплегики имеют тенденцию к простуде быстрее, чем трудоспособные дайверы, и должны носить дополнительную защиту. Это будет сильно разнится для разных людей. Если паралитик замерзает во время погружения, не пытайтесь согреть его очень горячей ванной, так как это может вызвать ожоги. Наиболее горячая и безопасная ванна — около 40 ° C.

Николас Флеминг во время своего «переобучения» дайвингу выполняет упражнение по одеванию комплекта оборудования под водой. 1970 год, бассейн в городе Guildford, графство Surrey.
Фото любезно предоставлено N.C.Flemming.

Основные правила дайвинга в открытой воде для дайверов с инвалидностью.

Следующие правила основаны на шестилетнем опыте дайвинга одного из авторов (Nicholas Coit Flemming) и выводах из проведенного курса в Израиле.

  1. Соблюдайте все установленные правила дайвинга и все медицинские указания, касающиеся дайвинга.
  2. Ваш уровень безопасности всегда ниже, чем у дайвера без ограничений здоровья.
  3. Погружение начинается, когда вы выходите из дома, и заканчивается, когда вы благополучно возвращаетесь домой
  4. НИКОГДА НЕ НЫРЯЙТЕ В ОДИНОЧКУ!
  5. ВСЕГДА НЫРЯЙТЕ С ДВУМЯ ДАЙВЕРАМИ БЕЗ ОГРАНИЧЕНИЙ ЗДОРОВЬЯ, КОТОРЫЕ ДОЛЖНЫ БЫТЬ РЯДОМ С ВАМИ; БЛИЗКО К ВАМ В ВОДЕ – ЭТО НЕ ДАЛЕЕ 5 МЕТРОВ ИЛИ ДИАПАЗОНА ВИДИМОСТИ, ЧТО МЕНЬШЕ. ДОЛЖЕН БЫТЬ ЕЩЕ ОДИН ДАЙВЕР НА ЛОДКЕ, НЕ СЧИТАЯ РУЛЕВОГО.
  6. Всегда планируйте и предварительно проверьте вход и выход из воды с людьми, которые будут вам помогать.
  7. Убедитесь, что ваши товарищи по дайвингу знают ваши ограничения с точки зрения безопасности при погружении и общей медицинской помощи.
  8. Вы не сможете использовать свои руки, чтобы и отрегулировать свое снаряжение, и работать ими во время плавания. Избегайте ситуаций, которые требуют и того и другого одновременно.
  9. Никогда не ныряйте в течении, если его сила такова, что вы не сможете плыть в нем некоторое длительное время.
  10. Избегайте ссадин и порезов от рифов и камней. Не трогайте кораллы.
  11. Не совершайте погружений, требующих декомпрессионных остановок.
  12. Никогда не заходите в надголовную среду.
  13. Никогда не заходите в пещеры или рэки.
  14. Никогда не ныряй ночью.
  15. Никогда не ныряйте при видимости менее 3 метров. Ваши напарники не смогут держаться настолько близко к вам, чтобы успеть оказать быструю помощь в этих условиях.
  16. Никогда не погружайтесь при волнах более 2 м или при сильном ветре.
  17. Планируйте все действия под водой с применением нескольких избыточных мер безопасности и надежных техник.

Значение дайвинга для людей с инвалидностью

Уже давно признано, что плавание является идеальным видом спорта для людей с ограниченными возможностями, поскольку оно позволяет им отказаться от всех искусственных приспособлений для передвижений и получать максимальный уровень удовольствия от упражнений. В то время, как плавание дает инвалиду свободу передвижения в двух измерениях, дайвинг дарит третье измерение. Дайвер-инвалид может плавать, подниматься или спускаться, вращаться и поворачиваться в любом положении без специального снаряжения, кроме обычного комплекта для дайвинга.

Как указывалось в начале этой статьи, экстремальные виды спорта или приключенческий спорт обращаются к другим психическим и эмоциональным персонажам, чем командный соревновательный спорт. Командные соревновательные виды спорта требуют достижения максимальных результатов в рамках неких установленных человеком правил, цель — победа над противником в конкурентной борьбе. Маловероятно, что инвалид сможет конкурировать с физически здоровым человеком, потому что он всегда будет повержен. Приключенческие виды спорта неконкурентоспособны, хотя их можно сделать такими в некоторых случаях, и их цель состоит в том, чтобы использовать умение, ум и силу, чтобы жить и преодолевать природные условия окружающей среды: воздух, море, отвесная скала, ледник.

Дайвинг дает не только удовлетворение от освоения сложной техники, опасной обстановки и получения приятных физических ощущений от упражнений. Для дайвинга, как и для некоторых других экстремальных видов спорта, требуется интенсивная групповая сплоченность, надежность и взаимное доверие. Одинокий дайвер всегда небезопасен, независимо от того, является он инвалидом или нет, и дайверы учатся зависеть от навыков и способностей друг друга для обеспечения своей физической безопасности. Это относится и к планированию, и к обслуживанию оборудования, и к обучению, а также к реальному взаимодействию во время погружений с друзьями. Участие в общем планировании и подготовке к погружениям означает, что инвалид должен полностью интегрироваться в команду. Даже в тех случаях, когда человек настолько серьезно травмирован, что нырять в море небезопасно, вполне возможно, достаточное удовольствие и тренировка могут быть получены в бассейне, как награда за усилия.

Подпись: Спорим, я получу свой сертификат первым!
БЛАГОДАРНОСТЬ

Отчет об израильских дайверах с параплегией был впервые представлен на конференции дайвинг-офицеров BSAC в 1974 году. Статья Culp и Lobel впервые появился в Sea Frontier, журнале International Oceanographic Foundation.
Мы благодарим эти организации за разрешение переиздания.

Следите за нашими новыми материалами.

Торстен Гросс: как парализованный инвалид стал дайвером-спасателем

Предисловие от ДК

Несчастный случай произошел с Торстеном, когда ему было 15 лет. Он со своей семьей только что прибыл в отель Club Med на Райском острове (Багамы). Быстро перекусив, Торстен помчался на пляж и сходу нырнул головой вперед. Он ударился головой о дно, разбив один из своих позвонков на 36 мелких частей.
(Интервью Torsten  Gross для Florida Keys Vacations.)

Сегодня Торстен успешный предприниматель, много лет проработавший в рекламной индустрии, в сфере продвижения брэндов, стратегического развития бизнеса. В октябре 2018 года он занял пост управляющего директора Deloitte Нью-Йорк.
(Deloitte – международная сеть компаний, оказывающих услуги в области консалтинга и аудита. «Делойт» входит в «большую четвёрку» аудиторских компаний и является самой крупной профессиональной сетью по количеству сотрудников. В 2017 году журнал Fortune включил Deloitte в рейтинг 100 самых выдающихся компаний мира.)

Торстен часто выступает с лекциями по вопросам развития бизнеса. Его приглашают в качестве спикера различные бизнес-школы.
(видео от 10 мая 2018 г. AEF Industry Conversation — Torsten Gross)

Торстен один из немногих (если не единственный) дайвер с квадриплегией, кто прошел курс Rescue Diver. В этом его опыт уникален и заслуживает уважения и внимательного рассмотрения.

Еще одно редко встречающееся достижение: Торстен описал процесс прохождения курса Rescue на своем сайте и выложил несколько видео со своими погружениями. Это мощная мотивация, для тех, кто мечтает покорить подводный мир, не смотря на свою инвалидность. Также информация будет полезна инструкторам по дайвингу, интересующимся адаптивными техниками обучения дайверов с ограниченными возможностями здоровья.

Дайверский путь Torsten Gross (C6 Quadriplegic)
  • Handicapped Scuba Association (HSA Level A) Open Water Certification in 2011 with Scuba Network of Long Island
  • SDI Nitrox Certification in 2012 with Scuba Network of Long Island
  • CPR/1st Aide certification in 2012 with TriState CPR Training
  • NAUI HSA Advanced in 2012 with Scuba Network of Long Island
  • NAUI Rescue Diver in 2013 with Larry Mack

Becoming a Handicapped Rescue Diver

by Torsten  Gross
October 8, 2013. Источник divingwithoutfins.com (в настоящее время домен не поддерживается. прим ДК)
Видео Diving Without Fins — Rescue Diver Certification.

В жизни каждого человека наступает момент, когда мы сталкиваемся с «… но». Это слово, застревает в середине предложения, и то, что начиналось с позитива, обычно заканчивается негативом:
«Я уверен, что вы можете сделать это, но…»;
«Я не сомневаюсь, что вы думаете, что можете, но…».
Это тот случай, когда мнение других не совпадает с вашей убежденностью. Достижение мною уровня Rescue Diver’а было одним из тех «но».

Если для вас это еще не очевидно, я – квадриплегик. Дайвер в квадрате. Я полностью использую свои руки, у меня ограниченная функциональность пальцев и полное отсутствие работы ног. Я прошел курсы Open Water, Nitrox, CPR/1st Aid, и Advanced Open Water Diver (моя конечная цель – Master Diver). Я прочитал все книги о дайвинге: медицинские, художественные и научно-популярные. И окружающие могут считать мое состояние ума близким к дайвинг-одержимому.

Есть две причины, по которым я хотел достичь уровня Rescue Diver в своем дайвинг-одержимом движении:

  • это важный шаг в становлении Master Diver. Без RD я бы никогда не стал MD;
  • я считаю, что даже если я физически не смогу что-то сделать, то хотя бы знание делает меня на один шаг ближе к готовности действовать. Как я уже говорил в этом блоге, если я не могу быть самым сильным, я хочу быть самым умным.

Итак, я начал опрашивать дайвинг центры, готовы ли они сертифицировать меня как дайвера-спасателя. И всякий раз это было «нет».

«HSA дайверы не могут получить свой Rescue курс», да? Откуда это правило? Я понимаю, что Rescue дайверов с квадриплегией не много (если вообще они существуют), но такой быстрый отказ без малейшх раздумий – это не здорово.

Почему бы не позволить мне попробовать и потерпеть неудачу? Попробовать и провалиться, как многие «ходячие» (да, это я так называю вас, людей с функционирующими с ногами).
Если я (как они) способен, то я (как и они) пройду курс. Если я не справлюсь, то, по крайней мере, я буду психологически подготовлен к возможной чрезвычайной ситуации.
Опять же, этой попыткой вы сделайте меня сильнее умственно или физически или, и то и другое одновременно. Но говорить мне сразу «нет» – это не умно.

В какой тупик загоняют себя эти люди-«нет», это их проблема. Они были обучены выполнять задачу определенным образом. И не думают о том, что не метод имеет значение, а результат. Быть креативнее в поиске нового пути достижения заявленной цели, а затем его совершенствование – вот, что важно.

Torsten Gross во время погружения

Ларри Мак (Larry Mack), инструктор, который был со мной с самого первого дня моей дайверской жизни, был единственным, кто сказал «да» на мою просьбу о курсе Rescue. При одном условии: я должен выполнить все навыки без исключений (даже не «креативить» с заплывом на 900 ярдов (822,96 метров, прим. ДК) – типа, ограничиться 450-ю ярдами!). Он сертифицирует меня лишь в том случае, если он будет чувствовать себя комфортно при погружении со мной, как с полноценным rescue diver’ом. Если я не смогу выполнить поставленные задачи, он меня не пропустит. Но, чтобы было ясно: его ответ никак не сочетался с моим инвалидным креслом.

Ниже я описываю задачи, которые мы с Ларри выполнили, и примененные нами адаптации, основанные на моих возможностях. Это демонстрирует, что всё возможно с при применении некоторых модификаций (и даже стать дайвмастером, тем, у которого есть терпение!). Где возможно, указана ссылка на время видео, которое я упоминал выше.

Заплыв на поверхности в ластах с маской и трубкой (900 ярдов)

Дьявольская боль в руках. После этого 900-ярдового плавания (помните, что нет ног, чтобы помочь), я подумал, что это будет самая трудная часть дня. Ха! Не тут-то было.

Буксировка  уставшего дайвера: Do-Si-Do, Octopus Pull, Fin Push и Tank Strap Pull.

Здесь мы проявили творческий подход. Единственная и главная цель здесь: буксировать кого-либо при спасении на поверхности воды. Буксировать человека при спасении легче ногами, которые мощнее, в то время использовать руки для удержания спасаемого. Я физически не могу этого сделать. Итак, три метода, которые мы нашли, и которые сработали лучше всего:

  • буксировка одной рукой — я обернул свою левую руку (которая имеет меньшую подвижность, чем правая) в ремень BCD над его баллоном. Правой рукой я делал гребок назад (11-я секунда видео).
  • октопус в рот — я взял шланг от его октопуса и зажал октопус у себя во рту. Это позволило освободить обе руки, чтобы нормально плыть на спине. Поскольку BCD Ларри обеспечивал его плавучесть, тянуть его просто. Таким образом, этот прием показался самым быстрым и простым (18-я секунда видео).
  • толкание – альтернативный способ выполнения стандартного толкания с применением ласт (это когда ласты уставшего дайвера упираются в твои плечи, а ты плывешь вперед). Я перекинул ноги и ласты дайвера через свои плечи, и плыл назад.
  • тянуть за ремень – если вы знаете, что вам нужно какое-то время пройти по поверхности, снимите один из ремней BCD Velcro (у Cressi Travel Light есть один для упаковочных целей), обвяжите его вокруг ремня BCD дайвера и завяжите к вашему нагрудному ремню. Этот метод также оставляет ваши руки свободными для гребков. Удостоверьтесь, что вы делаете это только тогда, когда спасенный дайвер спокоен, поскольку вы теперь привязаны друг к другу.
Паникующий дайвер на поверхности.

Паникующий дайвер, на поверхности или под водой, обычно делает все возможное, чтобы спасти себя. Это несет угрозу вашей и его безопасности. Таким образом, работа спасателя заключается в том, чтобы успокоить его, поговорив с ним (к счастью, у меня голос, похожий на Барри Уайта), при этом оставаясь на достаточном расстоянии. Дальнейшие действия возможны, когда вы не убедитесь, что можете помочь, не ставя под угрозу свою собственную безопасность и, без риска пострадать от его панического состояния.

По мере приближения к дайверу, призовите его успокоиться. Дайверы без ограничений здоровья могут поднырнуть под дайвером, избегая его панического захвата, и всплыть за ними, чтобы взять контроль над ситуацией. В моем случае, мне нужно было плыть вокруг него. Заполучив его баллон, я бы могу чуть окунуть его, чтобы погрузить голову под воду. Проделав это, я привело Ларри в кратковременный шок (29-я секунда видео). Представьте это действие как пощечину, когда вы хотите, кого-нибудь вернуть к действительности, не причиняя ему вреда. Посмотрите здесь, как это работает.

Примечание ДК. Ситуация, происходящая на видео, весьма неоднозначная. Обратите внимание на комментарии к видео.

Паникующий дайвер рвётся дотянуться до регулятора своего будущего спасителя. Скриншот с видео Diving Without Fins — Rescue Diver Certification
Паникующий дайвер под водой

Это было забавное упражнение. Опять же, паникующий дайвер сделает все возможное, чтобы спасти себя. Это значит сорвать с вас маску, бороться с вами и, в конечном итоге, забрать у вас регулятор.

Ларри, без предупреждения, задрал свою собственную маску на лоб (обычная реакция дайвера, когда он напуган) подал мне знак, что у него кончился воздух и бросился на меня, прежде чем я смог дать ему мой октопус. Мы боролись на платформе, пока я не сумел вставить мой октопус в его рот, успокоить его и безопасно всплыть, сцепившись друг с другом правыми руками (1:55 на видео). Увидев это, два дайвмастера решили, что мы на самом деле деремся, и пришли к нам на помощь!

Никаких дополнительных адаптаций для выполнения этого упражнения мне не нужно, кроме как сохранять спокойствие и убедиться, что я сам в безопасности, и уж затем помогать бедствующему дайверу (важнейшее правило, которое нужно запомнить, и для чего мне понадобилась пауза, чтобы его выполнить: сначала спаси себя. Если сам не спасен, как ты можете спасти других?).

Во время подъема мы выполнили упражнение из дыхание из октопуса напарника (в зависании и при подъеме на поверхность с глубины 30 футов). (Смотрите здесь наглядный пример.)

Подъем дайвера, находящегося без сознания. Скриншот с видео Diving Without Fins — Rescue Diver Certification
Спасение дайвера, находящегося без сознания, под водой

Эта задача требует от rescue diver’а оценить ситуацию, предпринять необходимые действия и выполнить подъём.
В этом упражнении Ларри лежал на платформе лицом вниз. Я приблизился, похлопал его по спине (вы же никогда не знаете, может кто-то разглядывает кораллы или что-то мелкое), зафиксировал, что он не отвечает, и перевернул его.

Следующим шагом была его безопасная доставка на поверхность (читай: не просто раздуть его BCD, и наблюдать, как он взлетит). Я сбросил его грузы, пару раз «пшикнул» воздуха в его BCD через его инфлятор, и перевел его тело в положение «голова в замке». Пропустив одну руку под подбородком, я естественным образом открыл его дыхательный путь, предоставив воздуху возможность выходить из легких во время подъема (без этого он мог бы получить разрыв легкого). При этом моя вторая рука была свободна, чтобы я мог грести вверх. Когда вы гребете вверх, воздух в его BCD расширяется, облегчая усилия гребка. (Обратите внимание, что легче справиться с контролем воздуха в одном BCD, поэтому, если вы можете, удалите воздух из своего BCD и используйте BCD спасаемого для всплытия). (2:44 в видео)

Снять и переставить грузы под водой
Скриншот с видео Diving Without Fins — Rescue Diver Certification

Это был отстой по единственной причине: я не знал своих потребностей и возможностей своего оборудования.
Сначала я снял груз и бросил его на платформу. Как вы можете догадаться, я начал всплывать (в конце концов, грузы — это то, почему мы удерживаемся внизу). Грести без ног, чтобы забрать грузы, было трудно (Трудно. Но НЕ невозможно. См. 01:17 видео).
Затем я начал переставлять интегрированные грузs в карманах BCD. Я пытался боком. Стоя. Лежа на спине. Всеми способами. Проблема: грузы нужно зафиксировать защелками внутри карманов. Короче говоря, это BCD было не предназначено для некто с ограниченными функциональными возможностями пальцев, так как для ему трудно защелкнуть внутри грузовой карман. Поступаем иначе: я покупаю BCD с упрощенной системой интеграции (читай: это либо внешние зажимы Fastex, либо липучки). В любом случае, это работает. Я просто предпочитаю, чтобы все было проще. Повторим, это не вопрос того, может кто-то это сделать, или нет, а вопрос о том, какое оборудование нужно.

Снятие и одевание маски. Скриншот с видео Diving Without Fins — Rescue Diver Certification
Снятие и замена маски (обменяться оборудованием с напарником) и Снятие и одевание маски (плавание 10 ярдов без маски)

В этом упражнении мне пришлось снять маску, бросить её, поплавать; найти маску и надеть её.
Второе задание состояло в том, что Ларри дал мне свою маску (а он взял мою), а затем я одел и очистил маску полностью от воды. Здесь для меня нет ничего особенного, так как это относится к программам HSA. С моей ограниченной функциональностью пальцев я использую ладони обеих рук, чтобы наклонить маску, выдыхая через нос. Если воды мало, я кладу ладонь на верхнюю часть маски и выдыхаю (примечание: использую маску небольшого внутреннего объема. Это делает очистку значительно проще) (43-я секунда видео).

Снятие и одевание BCD 

Вот здесь я изрядно напугался. Ларри жестом попросил меня снять все снаряжение, включая мои грузы. Это означает возможность стремительного всплытия на поверхность (с глубины 30 футов).
Помогло то, что прежде Ларри заставил меня практиковать снятие BCD трижды на поверхности, так как теперь я уже знал все защелки на оборудовании и процесс, как они должны быть закреплены. (Я был несколько раздражен тем, что он заставил меня 3 раза снимать и одевать BCD на поверхности. Но во время я ещё знал, почему он меня сделал).

Вы можете видеть в видео (03:37), что я был в таком состоянии, в такой сосредоточенности, что даже не видел и не чувствовал, что Ларри пытается мне помочь. Если бы я тогда «услышал» Ларри, то понял, что перевернувшись на спину, чтобы надеть мое снаряжение, я бы сделал жизнь намного легче.
Это упражнение очень важно. Представьте, что вы застряли в внутри рэка (wreck – затонувший объект, остов разбитого судна. прим. ДК) или в какой-то узости, и вам нужно пройти через дверной проем и потом снова надеть свое оборудование.
Опять же, здесь нет ничего отличающегося от того, что делают все.

Аварийное всплытие

Последним упражнением было быстрое всплытие в случае крайней необходимости. Процесс состоит в том, чтобы сбросить грузы (!? ДК) и рвануть на поверхность. Однако, когда вы поднимаетесь, издавайте громкий звук. Это предотвратит задержку вами дыхания и шанс получить избыточное расширение легких (процент несчастных случаев при погружениях, произошедших из-за травмы легких, больше чем из-за декомпрессионной болезни — т.н. «кессонная болезнь»).
Опять же, в этом упражнении ничто не отличается для HSA–дайвера (имеется в виду дайвер, прошедший базовое обучение OWD по программе HSA. прим ДК). Достаточно умения сбрасывать грузы и плыть (05:16 видео).

Заключение

Не воспринимайте этот пост как разрешение для всех и каждого на получение своего Rescue Diver. В действительности, это нелегко. В итоге, мы должны побуждать всех действовать максимально безопасно, как можно больше узнавать о плавании с аквалангом и, прежде всего, давать шанс каждому!

«Наконец-то я сделал это.
Это было потрясающе!»

История John Ellis, рассказанная им самим.
Об «инвалидном» дайвинге с маленькой лодки без посторонней помощи – снято на реке Рейнбоу во Флориде – как управляться снаряжением для дайвинга на поверхности – как доставить оборудование в воду и вынуть из воды без посторонней помощи – об оснащении лодки подъемной системой – жизнь в палатке на лодке, сноркелинг.

Когда я обнаружил видео Джона на YouTube, я был очень впечатлен. Я счел необходимым опубликовать его в OpenWaterChallenge.
Спасибо, Никите Князеву за помощь в подготовке английского текста.
ДК, январь 2016
UPD 06.01.2018. Перевод на русский язык, сокращенная версия видео с русскими титрами. ДК

Доброе утро.
Небольшое предисловие к видео, которое я сниму о подводном плавании с инвалидностью, и о возможности импровизировать вокруг вашего физического ограничения.

Джон в детстве. Фото со страницы John Ellis в facebook

Моя короткая история. В 3 года у меня был полиомиелит. Сейчас мне 65 лет, и я всё адаптировал вокруг себя всю жизнь, которая, я считаю, сложилась хорошо. Я делал много разных вещей, порой прилагая усилий гораздо больше, чем кто-либо другой, или же я делал что-то немного иначе, чем все остальные. Дайвинг – одно из таких дел. Я снимаю это «инвалидное» видео, чтобы показать, как я могу импровизировать, чтобы иметь возможность самостоятельно управляться аквалангом.

В течение многих лет у меня есть лодка, и я придумал множество способов, как плавать с маской и трубкой, погружаться с аквалангом, ночевать на лодке, словом, всё для всех видов водной активности. Я не могу зайти в воду с берега, поэтому мне и нужна моя лодка.

Как я уже сказал, у меня был полиомиелит в 3 года. Я носил ортрез всю свою жизнь, этот ортрез прямо здесь со мной, полноразмерный во всю длину ноги. У моей левой ноги совсем нет мышц, на левой ноге я должен носить полноразмерный ортрез. Моя правая нога имеет ограниченные мышечные способности, но для нее мне ортрез не нужен. Так что моя реальность такова, что я вынужден справляться за счет верхней части тела, собственно, это то, что я показываю здесь.

Джон демонстрирует подъемный механизм, который он установил на своей лодке (слева), чтобы спускать в воду акваланг (справа). Скриношот с видео John Ellis.

Я получил сертификат в дайвера в 1983 году, и с тех пор я погружаюсь с аквалангом. Восхитительные погружения на Каймановых островах, осторов Косумель, все вокруг Флориды. Дайвинг дает мне почувствовать себя свободным.

Я приветствую вас с реки Rainbow. Свой небольшой проект я обдумывал в течение нескольких лет, и сегодня первое испытание, чтобы увидеть, будет это работать или нет.
Сейчас я покажу вам, что я здесь делаю. Тут есть место глубиной 20 футов (около 6 метров. прим. ДК), которое я планирую достичь с помощью своего акваланга. Я люблю дайвинг, но дайверское оборудование настолько тяжелое, что мне нужен кто-то, кто бы помог мне поместить его в воду и достать из воды потом.

Джон прыгает в воду с лодки (слева), и готовится к погружению после того, как одел на себя акваланг (справа). Скриношот с видео John Ellis

Далее, своими словами, я опишу механизм, который Джон испытывал в своем видео.

Джон установил на своей лодке подъемный механизм, с помощью которого он может сам без посторонней помощи собрать комплект акваланга. Механизм может поворачиваться как подъемный кран. Благодаря этому Джон может опустить акваланг в воду. После этого, Джон прыгает в воду с борта лодки с другой стороны, доплывает до плавающего на поверхности акваланга и одевает его. Всё – он готов к погружению!

После погружения Джон цепляет за крюк подъемного механизма акваланг, поднимается на лодку, и втаскивает акваланг на борт.
Первое испытание этой технологии, которую записал Джон на своем видео, прошло успешно.
Невозможно описать словами радость человека, который сделал еще один шаг к расширению границ свой независимости!

Конечно, многим такой пример соло-дайвинга может показаться рискованным. И основания для беспокойства есть – пожилой дайвер с ограниченными возможностями здоровья один погружается с лодки на реке – тут есть о чем задуматься. Но нельзя не восхититься настойчивостью и целеустремленностью Джона, который и в 65 лет борется за то, что быть самостоятельным и независимым!

John’s Facebook page

О John E. Ellis на сайте профессионального сообщества риелтеров.