Архивы Статьи - Князев DA!

Откровенный разговор про дайвинг с Ирой Чебаревой

Благодаря Благотворительному Фонду «Подари Любовь Миру» мне предоставилась возможность удовлетворить любопытство к дайвингу 14-летней Иры Чебаревой. Это замечательно, поскольку, чем раньше человек испытает удивительные возможности, которые дарит дайвинг, тем больше у него шансов изменить свою жизнь к лучшему. Я очень поддерживаю привлечение молодых людей к дайвингу, к дайвинг-путешествиям и дайвинг-приключениям.

В 2010 году Ира, которой был всего один год, попала в страшную аварию, в которой она потеряла родителей и получила тяжелую травму позвоночника с повреждением спинного мозга.

Ирина Чебарева – маленькое чудо с огромным сердцем, большая часть жизни которой прошла в инвалидной коляске. Но это не мешает девочке вести активный образ жизни: Ирина обожает петь, играет на флейте, прыгает с парашютом, плавает с дельфинами, а также является чемпионом России по спортивным танцам на инвалидных колясках.
Международный Благотворительный фонд «Подари Любовь Миру»

Ирина прислала мне вопросы, на которые я ответил с максимальной прямотой и откровенностью. Буду рад, если мне удастся укрепить ее интерес к подводному миру. А если она захочет попробовать погрузиться с аквалангом, то мы с коллегами в этом ей обязательно поможем.

Ответы на письмо Ирины были опубликованы в 9 выпуске журнала «Агрегатор счастья» 2021. Поскольку тираж журнала ограничен, я размещаю свои ответы Ирине здесь, в своем блоге полностью.

1. Я слышала такое понятие как парадайвинг, правильно ли так говорить, и что дают занятия дайвингом людям с инвалидностью?

Уважаемая Ира, рад твоему интересу к дайвингу. Я занимаюсь погружениями с аквалангом уже более 20-ти лет и мне нисколько не наскучило. Более того, я всегда стремлюсь зазывать с собой в подводный мир тех, кому это действительно интересно.

Знаешь, я тоже слышал термин «парадайвинг» (или «инвадайвинг»), который используют для обозначения погружений с аквалангом людей с инвалидностью. Я сам не использую это слово, более того, я считаю его ошибочным и вводящим в заблуждение. Люди с инвалидностью, если пройдут обучение, могут погружаться под водой наравне со всеми. Они следуют единым правилам поведения под водой, соблюдают общие требования безопасности. Они такие же дайверы, как все.

Если человек с инвалидностью может управлять автомобилем, прошел обучение и сдал на права, то он же – водитель. Он ездит по тем же дорогам, как все, соблюдает общие Правила дорожного движения. Да, ему могут понадобиться специальные приспособления для управления автомобилем, но во всем остальном, он водитель, как все. Никто не называет его «пара-водитель» или «инва-шофер».

По моему глубокому убеждению, в дайвинге – все дайверы. И это мнение разделяют со мной инструкторы Великобритании, Италии, Германии, Израиля, Египта, Нидерландов, США – тех стран, с которыми я сотрудничаю. Нигде в этих странах нет понятия для дайвера с инвалидностью, такого, как «paradiver» или «invadiver», только diver.

А что касается того, что дают людям с инвалидностью занятия дайвингом, то, я считаю, правильно спрашивать у них самих. Опыта и впечатлений набралось уже много, так как дайверов с инвалидностью все больше и больше. Лучше получать информацию из первых рук, а не в чьём-то пересказе. Вот тебе пару ссылок на видео, в которых участники проекта Open Water Challenge делятся тем, что принес в их жизнь дайвинг:
Дайверы с инвалидностью. От первого лица.
Рассказы дайверов с инвалидностью об участии в дайвинг-сафари.

2. Какие курьезные случаи были в вашей практике?

Конечно, курьезных, смешных случаев предостаточно. Недаром лозунг любительского дайвинга Diving is Fun, что можно перевести как «Дайвинг – это наслаждение». Но зачем тебе слушать рассказы других о том, как они получали удовольствие от погружений с аквалангом? Лучше попробовать самой. Мы с коллегами приглашаем тебя.

3. Что дает вам и вашим друзьям-волонтерам дайверам занятия с людьми с инвалидностью? Вы же тратите свое время – самый ценный ресурс.

Я не могу ответить за моих коллег и единомышленников, что им дает занятие с людьми с инвалидностью. А выдумывать не хочу. Полагаю, что у каждого есть свои причины тратить бесценное время своей жизни (в этом ты абсолютно права) на волонтерскую работу с дайверами с инвалидностью.

Что касается меня, то я занимаюсь обучением дайверов с инвалидностью и организацией для них дайвинг-путешествий потому, что мне это нравится. Мне вместе с моими учениками (а многие из них стали моими друзьями и единомышленниками) интересно делать то, что никто из людей с инвалидностью прежде в российском дайвинге не делал. 

Вместе мы создаем захватывающие мотивирующие истории о том, как человек, ограниченный в физических возможностях на суше, обретает свободу передвижений под водой. Мы вместе с дайверами расширяем границы возможного для людей с инвалидностью.

Для того, чтобы увидев их достижения под водой, люди сказали, «А что, так можно было?».

4. Расскажите пожалуйста интересные факты о дайвинге.

Знаешь, я веду блог, посвященный дайвингу для людей с инвалидностью. Там много информации, я бережно собрал ее в одном месте, чтобы люди нашли ответы на свои вопросы. Он расположен здесь.

Но чтобы разжечь твое любопытство к подводному миру и убедить, что погружения с аквалангом безопасны, я скажу, что люди с инвалидностью начали погружаться под воду в начале 50-х годов прошлого века, вскоре после изобретения акваланга Жаком-Ивом Кусто. А первый курс обучения дайверов с инвалидностью состоялся в 1974 году в Израиле. С тех пор тысячи людей по всему миру изучили дайвинг и ограничения возможностей здоровья не стали для них препятствием.

5. Я давно изучаю вопросы сбережения нашей Планеты и читала об опыте, когда дайверы вывезли 10 тонн мусора с городского пляжа. Участвуете ли вы в таких экологических акциях?

Все дайверы участвуют в очистке водоемов. Есть даже специальный день для этого – «День очистки водоемов», который проходит в России в первые выходные июня. У крупнейшей в мире дайверской ассоциации PADI есть постоянно действующая инициатива «Дайверы против мусора», в которой принимают участие и дайверы с инвалидностью. Примеры того, как это выглядит, ты можешь увидеть на этих фото.

6. На какую самую большую глубину вы ныряли?

70 метров. Но чтобы увидеть красоту подводного мира не обязательно нырять глубоко. Самые яркие краски обычно на глубине до 10-15 метров, куда проникает солнечный свет. Эта глубина вполне доступна даже начинающим дайверам.

7. Что для вас счастье? Поделитесь, пожалуйста, своим рецептом счастья.

Я склоняюсь к мысли, что счастья нет рецепта. Это состояние, которое глубоко индивидуально для каждого. Два человека, проживающих схожую жизнь, могут испытывать противоположные чувства: один быть вполне счастлив и наслаждаться жизнью, другой – глубоко страдать и чувствовать себя совершенно несчастным.

Я счастлив сейчас, хотя моя жизнь не проста и утрат в ней немало. Но препарировать свое состояние, расчленять его на части, на составляющие, чтобы проанализировать, я не стану. Да и зачем тебе 14-летней девушке рассуждения о жизни 58-летнего мужчины. Твое счастье будет только твоим и не похожим ни на чье другое.

А когда ты услышишь, что кто-то вот-вот поделится рецептом своего счастья, поскорей заткни уши: сейчас либо скажут избитую банальность, либо высокопарную глупость.

8. И очень надеюсь, что скоро сбудется моя мечта, и я тоже познакомлюсь с подводным миром.

Это наверняка, станет возможным в случае, если ты сменишь мечтание на стремление. Стремление – это действие, а мечтание – состояние, в котором можно находится бесконечно долго. Люди порой всю жизнь мечтают выучить английский, посетить Париж или нырнуть с аквалангом, но, переполненные своей мечтой, ничего не делают для ее реализации.

Все у тебя получится, к чему ты будешь стремиться.

Удачи!

Дайверы с инвалидностью в центре внимания «факелоносцев»

Рад, что PADI проявила интерес к дайвингу людей с инвалидностью. Мы долго переписывались с Jack Fishman Community Conservation Officer из PADI AWARE Foundation и даже пообщались с ним голоcом, так, что он смог ощутить всю мощь моего английского )))

В итоге появилась следующая публикация в блоге «факелоносцев» – блоге ассоциации PADI: Emma Daffurn. Torchbearer Spotlight: Dmitry Knyazev & Adaptive Diver Open Water Challenge

Мы пообщались с Дмитрием Князевым, страстным инструктором PADI, инструктором Disabled Divers International и PADI AmbassaDiver. Мы поговорили о его мотивации и приверженности к адаптивному обучению дайвингу, новому предстоящему проекту Open Water Challenge для дайверов с инвалидностью, и о некоторых из его достижений, которыми он гордится.

Что побудило вас, заняться адаптивными техниками обучения дайвингу и начать проект Open Water Challenge?

Я начал заниматься дайвингом в 2000 году, стал дайвмастером в 2006 году и инструктором PADI в 2013 году. Как видите, я никуда не торопился. (смайлик) Когда я проходил инструкторский курс, я не рассматривал, что это станет моим делом. Я рассматривал его как этап самоутверждения в собственных глазах, подтверждение моей дайверскй квалификации.

В 2015 году у меня закончился контракт в мэрии Москвы, и мы с женой решили прожить несколько лет в Египте (Хургада), проводя больше времени с детьми, наблюдая, как они растут. Я решил использовать это время, чтобы реализовать себя как инструктор.

Выбор на работу только со студентами с ограниченными возможностями был сделан по по трем основным причинам;

Хургада – это Мекка для дайверов, в которой работает не одна сотня профессионалов PADI. Я видел, что здесь профессионалов достаточно в отрасли, и мне нет ни  интереса, ни смысла становится еще одним. Тем более, что коммерческих целей я перед собой не ставил.

Поскольку опыт обучения у меня уже был, я понимал, что обучение дайверов с ограниченными физическими возможностями станет для меня профессиональным вызовом. Это потребует новых знаний, нестандартных подходов, поиска новых решений в рамках возможного. Это было интересно. 

И, наконец, я готов был тратить время своей жизни, работать как волонтер, чтобы принести ощутимую пользу. Поэтому я пошел в область дайвинга, где меньше специалистов и где мой профессиональный вклад будет иметь наибольшее значение.

Что вам больше всего нравится в объединении вашей работы по адаптивному дайвингу с прочими дайвинг-программами PADI?

Я работаю только с дайверами с инвалидностью, и мы вместе с ними стремимся освоить обычные дайвинг-программы PADI. 

Более того, если дайвер с ограниченными возможностями прошел со мной курс PADI Open Water Diving, то я не стану преподавать ему курс PADI Advanced Open Water. Скорее, я направлю его на дальнейшее обучение к другому инструктору PADI, которому я доверяю (к счастью, таких много). Своим подходом я хочу показать студенту, что если он освоил курс PADI OW, то ему не нужен «особый» инструктор, специализирующийся на дайверах с ограниченными физическими возможностями. Он или она может продолжить свою дайверскую карьеру с любым инструктором, имеющим знания, как работать со студентами с ограниченными возможностями, и желание это делать.

Конечно, я продолжаю обучение тех дайверов, которые не могут выполнить все требования курса PADI OW и которым нужна дополнительная поддержка под водой, для обеспечения безопасности. По программам (DDI) Disabled Divers International я обучаю дайверов-помощников (DDI Assistant Diver) на базе PADI Rescue Diver, чтобы они могли быть бадди дайверам, которым нужно больше внимания под водой.

Помню, что перед приездом моего первого парализованного ученика из России я даже купил инвалидную коляску и отправился проверить отели и дайвинг-центры в Хургаде на предмет доступности для гостей с ограниченными возможностями: ссылка на видео о доступности.

С какими проблемами вы столкнулись, руководя программами адаптивного дайвинга?

За время моей работы с адаптивными программами дайвинга с 2015 года уже найдено решений для многих проблем, с которыми мне пришлось столкнуться. 

Первой проблемой было отсутствие информации о программах и практике обучения дайверов с инвалидностью. Опыт и стандарты в этой сфере не представлены так подробно, как это имеет место в руководстве инструктора PADI. Я стал свидетелем, что из-за отсутствия надлежащей информации, некоторые мои предшественники из России, обучая дайвера с инвалидностью, тратили много времени и сил на поиск решений, уже давно известных в мире.

Чтобы инструкторам, вдохновленным идеями дайвинга для людей с ограниченными возможностями, было легче, я веду блог на эту тему, пожалуй, самый большой в русскоязычном интернете. Я снимаю видео погружений дайверов с различными формами инвалидности, с демонстрацией выполнения ими отдельных дайверских навыков, и публикую их на своем канале YouTube. В каждом мероприятии проекта Open Water Challenge проводится фотосъемка и на поверхности и под водой, формируется одна из крупнейших база фотографий по адаптивному дайвингу, чтобы вдохновлять и мотивировать.

Многие проблемы находят свое решение: и вопросы финансирования, и доступности мест для проведения обучений, и наличие самоотверженных волонтеров, помогающих при проведении учебных программ.

Тем не менее, я все еще вижу две проблемы, требующие своего решения;

Отсутствует доступная медицинская экспертиза для определения способности человека с ограниченными возможностями заниматься дайвингом. Если человек с ограниченными возможностями хочет заняться дайвингом, какой врач может провести ему обследование и дать объективное заключение?
Получается, что инструктора, готового обучать студента с инвалидностью, найти можно, а врача, который в данной ситуации необходим, нет.

Вторая проблема – отсутствие достаточное количество доступных дайвинг-центров, дайв-ботов и оборудованных мест для дайвинга, приспособленных для приема дайверов с ограниченными физическими возможностями. Причем доступных не только физически, но и с точки зрения доступности для сознания владельцев дайвинг-сервисов. После того, как дайвер с инвалидностью проходит курс обучения и получает сертификат, куда он может пойти нырять? Моим знакомым дайверам приходилось получать отказ от предоставления дайвинг-услуг, как в России, так и зарубежом, не смотря на то, что их сертификаты подтверждали, что они такие же дайверы, как и прочие. Существует потребность в информации о том, куда самом деле могут обращаться адаптивные дайверы, без риска быть выставленными за дверь.

Каковы ваши цели на будущее?

Я наблюдаю, что все больше инструкторов, работает с адаптивными дайверами. Сегодня я думаю о том, что будут делать наши студенты после завершения курса. Где они будут нырять и кто будет их напарниками по погружениям. Необходимо подготовить больше дайверов-ассистентов, чтобы они могли стать помощниками тем дайверам, которым нужна дополнительная поддержка под водой.

Необходимо приспособить больше мест для дайвинга (дайвинг-центры, дайвинг-лодки, дайвинг-курорты) для доступа дайверов с ограниченными возможностями. Я надеюсь создать интернет ресурс, чтобы продемонстрировать наиболее адаптированные места, удобные для дайверов с инвалидностью.

Расскажите о предстоящих поездках?

Следующая поездка команды Open Water Challenge состоится в ноябре 2021 года. Мы отправимся в дайвинг-лагерь Roots Red Sea, Эль Кусейр, Египет. Roots Red Sea был создан дайверами для дайверов. В последние годы Roots был очень дружелюбен для дайверов с ограниченными возможностями. Моя мечта — привезти российских дайверов с ограниченными физическими возможностями в Roots Red Sea, и скоро это осуществится. У нас есть интенсивная программа обучения, состоящая из курсов PADI Open Water, PADI Advanced Open Water и PADI Rescue Diver, так как в нашу команду входят дайверы с разным уровнем дайверского опыта.

Примечание.
На момент публикации проект реализован. Фото по ссылке. 

Но в моих планах не только поездки. Дома, в родных водах, есть чем заняться. В настоящее время мы работаем над адаптацией техники погружений в сухом костюме для дайверов с параплегией (параличом нижних конечностей) и над деталями конструкции костюма для такого дайвера. Мы живем в стране, где большинство водоемов холодные. Чтобы дайверы с параплегией могли чаще нырять и делать это там, где они живут, а не только в редких поездках на теплое море, они должны быть увереными пользователями сухого костюма.

Дмитрий Павленко и Ольга Боброва

Можете ли вы поделиться какими-то конкретными историями о своем опыте?

Все начинается с мечты, с идеи. В 2016, начитавшись о дайверах с ампутацией рук и ног, я был восхищен инструкторами, которые дали этим людям возможность войти в подводный мир. Мной овладела идея организовать курс дайвинга для ученика с четверной ампутацией. Я искал кандидата через интернет 6 месяцев, рассылал приглашения, рассказывал, объяснял. Наконец-то мне повезло: Дмитрий Павленко согласился сделать интро-дайв. Они пришли в бассейн вместе с женой Ольгой. Я заранее попросил женщину-инструктора подготовить для Ольги программу PADI DSD. Я посоветовал Ольге, что пока мы с коллегами ныряем с Дмитрием, она могла бы пройти программу DSD с другим инструктором.

Ольга согласилась. На дебрифинге, когда мы обсуждали наши впечатления и планы на будущее, Ольга сказала: «Дайвинг – это то, что мы (с Дмитрием) можем делать вместе». «Зеленый свет» проекту был включен!

Сегодня мы с Дмитрием и Ольгой друзья и единомышленники. Дмитрий – DDI Advanced Open Water Diver, установивший мировой рекорд глубины самостоятельного погружения с аквалангом для дайвера с четверной ампутацией. Ольга – опытный rescue diver PADI и DDI Assistant diver. Вместе они путешествуют, вместе занимаются дайвингом. Оба – участники дайвинг-сафари, в котором Дмитрий стал первым дайвером с ампутацией рук и ног, посетившим знаменитый рэк Тистельгорм. 

Какие-нибудь напутствия?

Если вы не уверены, что готовы работать дайверами с инвалидностью, или не решаетесь быть бадди для сертифицированного дайвера с ограниченными возможностями, пройдите курс PADI Adaptive Techniques. Это придаст вам уверенности лично в себе, и в том, что вы действительно можете изменить чью-то жизнь к лучшему.

Исцеляющая сила дайвинга. Юбилей знаменитого исследования.

Ко мне уже не в первый раз обращается с вопросами человек с инвалидностью, стремящийся заняться дайвингом, в надежде обретения исцеления. Донеслись до него удары бубнов, извещающих о чудесах, происходящих под водой: кто не видит, тот прозревает, кто глухой, тот слышит, кто парализован, тот ходит.

Парадайвинг как средство спортивно-оздоровительной реабилитации успешно применяется в мире более 50 лет.
Во время занятий подводным плаванием в организме инвалида происходят позитивные изменения: нормализуется деятельность сердечно-сосудистой системы, улучшается терморегуляция, кровоснабжение, метаболизм, координация; развивается мускулатура, увеличивается объем движений. 

Часто подобные категорические высказывания подкрепляются ссылкой на зарубежные исследования, которые, якобы, выявили эти обнадеживающие явления. Никого не смущает, что будь это действительно так, то инструкторы по дайвингу, у которых за плечами по три-пять тысяч погружений, были бы людьми совершенными в смысле здоровья, с идеальной терморегуляцией, безупречной сердечно-сосудистой системой, развитой мускулатурой и т.п. Что на самом деле, увы, далеко не соответствует реальности.

Исследования влияния дайвинга на людей с инвалидностью, а конкретно, с параплегией, действительно проводилось. Оно было в 2011 году и его результаты так часто пересказывались из публикации в публикацию, что смысл их был окончательно искажен.

В этом году юбилей тому исследованию. С тех пор иных исследований в этой сфере, к сожалению, не было. Поэтому, когда нужно в качестве аргумента «прикрутить» науку к дайвингу, имеют в виду именно его. Разве что, в последнее время стыдливо не упоминают год его проведения – уж больно давно это было по современным меркам.

Я два года назад писал об исследовании, которое в 2011-м провели специалисты Школы медицины Университета Джонса Хопкинса. Но в тот момент меня больше интересовал инициатор этого исследования – Коди Ансер (Cody Unser), которая потеряла возможность использовать свои ноги в 12 лет из-за поражения поперечным миелитом. Теперь же я просто приведу источник, из которого за 10 лет произросли мифы о целебных свойствах дайвинга. Но сначала немного справочной информации.

Школа медицины Университета Джонса Хопкинса

Школа медицины Университета Джонса Хопкинса (англ. Johns Hopkins University School of Medicine, сокр. JHUSOM) —  медицинское учебно-исследовательское подразделение Университета Джонса Хопкинса. Школа неизменно входит в число лучших национальных медицинских школ в ряде научно-исследовательских грантов Национального института здоровья. Его главное подразделение, Госпиталь Джонса Хопкинса, является лучшей больницей в Соединённых Штатах в течение 22 лет по версии U.S. News & World Report. Сам же факультет по версии U.S. News & World Report находится на третьем месте среди медицинских факультетов США.

Шестнадцать лауреатов Нобелевской премии в области медицины или химии являлись выпускниками или преподавателями Медицинской школы.

Ученые, проводившие исследование

д-р Адам Каплин (Adam Kaplin, M.D. Ph.D., Clinical Director, Johns Hopkins Psychiatric Esketamine Clinic).

Д-р Адам Каплин — нейропсихиатр из Балтимора, лечащий пациентов с нейровоспалительными заболеваниями центральной нервной системы (ЦНС), такими как рассеянный склероз (РС) и родственные заболевания РС спектра. Он один из немногих психиатров в США, специализирующихся на РС. Адам Каплин лечит людей с РС, имеющими и другими нейровоспалительные заболеваниями ЦНС с нейропсихиатрическими симптомами. Пациенты едут со всей страны [имеется в виду США. Прим. Д.К.] и даже с Ближнего Востока, чтобы увидеть его. Доктор Каплин — главный консультант по психиатрии в Центре передового опыта по борьбе с рассеянным склерозом Джонса Хопкинса и клинический директор Клиники психиатрических эскетаминов Джонса Хопкинса. 

д-р Даниель Бекер (Daniel Becker, M.D., Director & Founder International Neurorehabilitation Institute)

Д-р Беккер, сертифицированный невролог, специалист по медицине травм спинного мозга и аналитик по вопросам инвалидности, является бывшим директором Детского отделения травм спинного мозга в Международном центре травм спинного мозга в Институте Кеннеди Кригера в Балтиморе, штат Мэриленд.

В настоящее время он работает в отделении интраоперационного мониторинга нейрофизиологии Медицинского центра Джонса Хопкинса и доцент кафедры неврологии в Медицинской школе Джонса Хопкинса. Доктор Беккер является членом Американской академии неврологии и всемирно известным экспертом в области лечения поперечного миелита.

Дайвинг улучшает функционирование организма и мозговую деятельность у ​​ветеранов ВС с травмой спинного мозга

Публикация сайта Школа медицины Университета Джонса Хопкинса 17 сентября 2011 г.

Исследователи Школы медицины Университета Джона Хопкинса находят «поразительными» результаты небольшого предварительного исследования.

Небольшая группа ветеранов ВС США с травмами спинного мозга прошли четырехдневный курс дайвинга. По мнению исследователей, проводивших наблюдение, они отметили значительное улучшение мышечной активности, повышение чувствительности к легким прикосновениям и уколам ног, а также значительное уменьшение симптомов посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

Исследователи, называя успехи, достигнутые в течение нескольких дней «поразительными», предупреждают, что результаты являются предварительными, размер исследования невелик, а продолжительность положительного эффекта неизвестна. Тем не менее, по их словам, полученные данные позволяют предположить, что существует способ восстановления неврологической и психологической функции у пациентов с параличом нижних конечностей, о котором до сих пор не уделялось должного внимания.

«Не существует лечения для людей с хронической травмой спинного мозга, и многие считают, что если вы потеряли связь между мозгом и конечностями, вы ничего не сможете сделать, чтобы восстановить утраченную функцию», – говорит Адам Каплин. «То, что мы видели в воде, убедительно свидетельствует о восстановлении неврологической и психологической функции при параплегии при помощи акваланга. Это очень провокационно».

Каплин, который представит результаты на конференции Парализованных Ветеранов Америки 17 сентября [2011. Прим. Д.К.] в Орландо, подчеркивает, что его команда не может «без сомнения утверждать, что то, что мы видели, является воспроизводимым или долговечным». Он также не мог объяснить, как могли сработать эффекты дайвинга. Тем не менее, он и соисследователь Дэниел Беккер (Daniel Becker) надеются провести более крупное рандомизированное исследование, чтобы проверить свои гипотезы.

Это исследование было детищем Коди Ансер (Cody Unser). Ансер, которой сейчас 24 года [в 2011 году. Прим. Д.К.], перенесла острый приступ поперечного миелита – неврологического синдрома, вызванного воспалением спинного мозга, который более десяти лет назад оставил ее парализованной ниже грудной клетки. Ансер поделилась с Каплиным, что у нее восстановились чувствительность в ногах, когда она ныряла с аквалангом. Каплин признается, что сначала он был настроен скептически. Ансер привела его на тренировку по дайвингу в Пенсильвании, чтобы поговорить с другими людьми с параплегией, которые сказали ему то же самое. Он был заинтригован.

Фонд Cody Unser First Step Foundation, который занимается образованием и исследованиями в области инвалидности в целом и поперечного миелита в частности, предложил спонсировать пилотное исследование, чтобы выяснить, можно ли доверять личным свидетельствам парализованных дайверов.

Каплин и Беккер собрали данные исследования во время курса дайвинга для ветеранов-инвалидов на Каймановых островах в мае [2011. Прим. Д.К.]. Участвовали 10 инвалидов-колясочников, перенесших травму спинного мозга в среднем 15 лет тому назад, и девять здоровых «напарников по нырянию» из контрольной группы.

Перед погружениями Каплин и Беккер провели серию неврологических и психологических тестов у всех 19-ти человек. Они измéряли мышечную спастичность, контроль моторики и чувствительность к уколам и легким прикосновениям, а также симптомы депрессии, обсессивно-компульсивного расстройства, враждебности и посттравматического стрессового расстройства. Затем участники прошли курс дайвинга, который включал серию из девяти погружений в течение четырех дней и сертификацию. Восемь из 10 людей, страдающих параличом нижних конечностей, в конечном итоге завершили курс.

В конце все 19 участников были повторно оценены.

«Мы заметили кардинальные изменения, произошедшие в течение нескольких дней, у нескольких человек с травмой спинного мозга, которые занимались дайвингом», – говорит Беккер. «Это всего лишь пилотное исследование, но было беспрецедентным увидеть такое восстановление неврологической функции и столь значительное улучшение симптомов посттравматического стресса за такой короткий период времени».

Исследователи отметили снижение мышечной спастичности в среднем на 15% у ветеранов-инвалидов, которые занимались дайвингом, и в среднем на 10% повышение чувствительности к легким прикосновениям и на 5% к уколам булавками. У некоторых людей улучшение тонуса, чувствительности или двигательной функции составляло от 20 до 30 процентов. У здоровых участников контрольной группы неврологических изменений не было.

Исследователи также обнаружили в среднем на 15% уменьшение симптомов обсессивно-компульсивного расстройства у дайверов-инвалидов, аналогичное уменьшение признаков депрессии и общее уменьшение психических проблем с использованием подтвержденной психологической оценки.

Каплин допускает, что на эти улучшения повлиял тот факт, что испытуемые провели бесплатный отпуск на Карибах, занимаясь дайвингом на красивом рифе. Но наиболее сильное психологическое воздействие проявилось у ветеранов, которые занимались дайвингом, в симптомах посттравматического стрессового расстройства, которые уменьшились в среднем на 80%. По словам Каплина, избавлением от суеты на тихом пляже недостаточно объяснить явное избавление от симптомов ПТСР.

«Они столкнулись с чем-то, что заставляло их беспокоиться, и они справились с этим», — говорит Каплин. Он добавляет, что равномерное регулируемое дыхание, необходимое для обеспечения телу плавучести и контроля движениями в воде, также могло помочь ветеранам расслабится и лучше контролировать свои симптомы.

Исследователи признают, что на самом деле они не знают, как объяснить влияние дайвинга на организм людей с травмами спинного мозга. Каплин считает, что состояние невесомости под водой может влиять на улучшение состояния ветеранов с параплегией. В воде дайверы обладают нейтральной плавучестью и им не нужно бороться с гравитацией, в то время как вода позволяет проводить своего рода тренировки с распределенной по телу нагрузкой, которые они не могут испытать на суше. В воде они также могут лучше наполнять свои легкие, поскольку дыхание не сдерживается сидением в инвалидном кресле.  Также возможно, что к улучшению мышечного тонуса, силы и чувствительности, которые отметили исследователи, могла привести повышенная оксигенация тканей из-за применения сжатого воздуха.

Исследователи хотели бы провести дополнительное исследование, в котором будут сравниваться результаты после дайвинга, снорклинга и «погружений» в барокамере. Они могут помочь понять, какую роль могут играть упражнения, движение, а какую – давление воздуха.

«Есть ли там что-то, что приводит к исцелению?» — спрашивает Беккер. «Есть какой-то сигнал об этом. Но только повторив эти результаты и представив существенные улучшения, мы сможем установить его. Слишком рано говорить наверняка»

Группа дайверов с инвалидностью и организаторы исследования 2011 года.

Вместо заключения

  • Итак, в 2011 году специалисты Школы медицины Университета Джонса Хопкинса Adam Kaplin и Daniel Becker признали, что они не могут объяснить причины улучшений, которые они обнаружили у исследуемой группы дайверов с инвалидностью.
  • Исследователи выдвинули несколько гипотез, про которые сказали, что они нуждаются в проверках, и это не более, чем предположения.
  • Исследователи однозначно высказались о необходимости новых исследований, признав, что база «предварительного» исследования была слишком мала.

Но людям всегда хочется большего. Острожные оценки результатов и предположения, сделанные учеными, в заголовках публикаций превратились в рецепт чудесного исцеления :

  • Дайвинг может дать надежду людям с параплегией.
    Scuba diving may hold promise for paraplegics. The Baltimore Sun.
  • Люди с параплегией изучают терапевтические эффекты дайвинга.
    People with paralysis explore therapeutic effects of scuba diving. Washington Post.
  • Доктора медицинского центра Джона Хопкинса исследуют дайвинг как средство терапии.
    Johns Hopkins Doctors research scuba diving as therapy. DiverWire.
  • Ветераны-инвалиды находят облегчение от боли и посттравматического стрессового расстройства благодаря дайвингу.
    Disabled Veterans Find Relief from Pain, PTSD Through Scuba Diving. PADI.

Всегда находятся люди, которые не читают статью дальше заголовка, особенно, если она написана на чужом языке. Они подхватывают броский лозунг и в их пересказе хлесткий заголовок превращается в научную истину. Так это работает. В рунете можно встретить подобные заявления:

  • Как показывает мировой опыт, врачи часто назначают подводное плавание инвалидам, как самую эффективную терапию.
  • Подводное плавание улучшает тонус мышц, придает силу, стимулирует дыхание, повышает чувство собственного достоинства. Поэтому для большинства инвалидов дайвинг — это необходимая терапия, часть реабилитационного физиологического воздействия!
  • Благодаря дайвингу улучшилось здоровье — стала работать спина, восстановилась терморегуляция, появилась чувствительность в ногах. На глубине на организм влияет давление, которое выше атмосферного. И обмен веществ улучшается в десять раз. 

Все это очень сомнительно, поскольку не имеет никаких научных подтверждений. Но, если

  • вам нравится погружения с аквалангом, нравится путешествовать, нравится дайверская тусовка – просто ныряйте.
  • ваш врач не против занятий дайвингом, а вы хорошо чувствуете себя после погружений – просто ныряйте.

Будем и далее следить за новостями о научных исследованиях влияния дайвинга на физическое состояние людей с инвалидностью. И прочитывать их полностью.

Дайверы Open Water Challenge, участники дайвинг-сафари 2021 года

Порядок проведения погружений с аквалангом для пациентов РЦ «Преодоление»



Данный порядок призван помочь войти в курс дела инструкторам-волонтерам, совершающими погружения с аквалангом с пациентами РЦ «Преодоление», или заинтересованными присоединиться к проекту.

I. Общие положения

Проведение погружений с аквалангом проводятся для пациентов РЦ «Преодоление» (проект «Преодоление: дайвинг для всех», далее Проект) при участии инструкторов по дайвингу, волонтеров проекта Open Water Challenge, при поддержке Благотворительного фонда «Независимость».

Погружения осуществляются по программе PADI Discover Scuba Diver (DSD) в бассейне РЦ «Преодоление».

Требования к инструкторам, проводящим погружения с аквалангом

В проведении погружений принимают участие инструкторы и даймастера признанных ассоциаций по обучению дайвингу, имеющие подготовку по работе с драйверами с инвалидностью.

Дайвинг-профессионал, прежде чем будет допущен к самостоятельному проведению погружений в рамках Проекта, должен пройти программу подготовки к работе с драйверами с инвалидностью. Подтверждением необходимой квалификации может быть соответствующий сертификат базовой ассоциации инструктора, как-то:

  • CMAS Disabled Diving Standard
  • SDI Scubility Diver Program  
  • SSI Classified Diving program
  • NAUI Adaptive Scuba Diver
  • NDL Disabled Diving Instructor
  • PADI Adaptive Techniques
  • BSAC Diving For All (DfA)
  • RAID+Deptherapy 

Либо сертификат о прохождении профессионально программы одной из признанных специализированных ассоциаций по обучению дайвингу людей инвалидностью:

  • Handicapped Scuba Association
  • International Association for Handicapped Divers
  • Disabled divers international
  • International Disabled Diver Association
  • IAHD-Adriatic

До получения необходимой квалификации дайвинг-профессионал может участвовать в Проекте в качестве стажера (ассистента) у инструктора, который необходимой квалификацией уже обладает.

Перед началом проведения погружений (ассистировании при проведении погружений), инструктор, вновь присоединившийся к Проекту,

В рамках Проекта инструкторы проводят погружения для пациентов РЦ «Преодоление» безвозмездно, на волонтерских началах.

Перед погружением пациент должен заполнить установленные формы.
Требования к пациентам, принимающим участие в погружениях с аквалангом.

Информацию, по вопросам проведения погружения с аквалангом, пациент может  получить у администратора проекта (далее, Администратор) Новиковой Анастасией, каб. 128.

Пациент должен получить согласие врача на участие в погружении с аквалангом по форме указанной в Приложении настоящего Порядка. Погружения с аквалангом возможно только при наличии согласия врача. При отсутствии такого согласия инструктор не имеет права проводить погружение с пациентом.

Пациент заполняет анкету об особенностях своего здоровья, информация из которой предоставляется инструктору для её учета при планировании погружения. При необходимости, инструктор и пациент уточняют детали предстоящего погружения, связываясь по мобильной связи. 

Участвуя в погружении, пациент дает согласие на проведение фото/видеосъемки и на публикацию фото/видео материалов в целях популяризации доступности дайвинга для людей с инвалидностью.

II. Правила безопасности при проведении погружений с аквалангом в бассейне РЦ «Преодоление»

Соблюдение настоящих правил необходимо с целью обеспечения сохранности жизни и здоровья участников погружения, исключения нанесения ущерба имуществу и оборудованию РЦ «Преодоление», используемого при проведении погружений.

  1. При подготовке оборудования к погружению и после погружения запрещается оставлять баллон с воздухом или собранный комплект с аквалангом в вертикальном положении. Баллон (собранный акваланг) должен лежать на полу.
  2. Непосредственно в погружении участвуют три человека: два инструктора и один пациент. 
  3. Участники погружения не используют ласты. 
  4. Пациент для защиты ступней от ушибов, царапин использует неопреновые носки (входят в комплект оборудования). Инструкторы могут использовать либо  неопреновые носки, либо личные неопреновые боты.
  5. Вход и выход в воду осуществляется только со стороны лесенки, где нет поручней. Вход в воду осуществляется из положения сидя на краю бортика или по лесенке. Прыжки в воду с бортика запрещены.
  6. Участники снимают и одевают снаряжение только в воде. Вход и выход из воды в снаряжение запрещены.
  7. Погружение проводится по центру бассейна. При необходимости поддержки пациент  опирается на одного из инструкторов. Поручни бассейна не используются для опоры. 
  8. С целью защиты оборудования бассейна от повреждений
  • На воздушных баллонах устанавливаются защитные резиновые башмаки и неопреновые чехлы. 
  • На пластиковое покрытие со стороны входа в воду стелятся резиновые коврики (4 шт. 120х80 см, толщина 16 мм)
  • Используются «мягкие» грузы, применение твердых грузов запрещено.
  1. Помимо настоящих требований участники погружения должны соблюдать меры антивирусной защиты, принятые в РЦ «Преодолении»

III. Порядок проведения погружений с аквалангом

Накануне погружения
  1. Инструктор получает от Администратора информацию о пациенте, зарегистрировавшемуся на погружение. 
  2. Инструктор связывается с пациентом для уточнения особенностей его здоровья и решения организационных вопросов, связанных с обеспечением безопасности при погружении.
  3. Инструктор сообщает пациенту информацию по погружению, дает ему ссылку для просмотра видео по программе PADI DSD.
Перед погружением
  1. В день погружения инструктор прибывает в РЦ «Преодоление» за 30 минут до назначенного времени погружения. Информирует уполномоченного сотрудника РЦ «Преодоление» о своем прибытии, получает доступ к бассейну.
  2. Проверяет готовность оборудования, наличие воздуха в баллонах.
  3. Расписывается в журнале регистрации погружений.
Погружение.
  1. В назначенное время пациент приходит в бассейн РЦ «Преодоление», имея при себе: купальные принадлежности, тапочки и полотенце, разрешение от врача на погружение с аквалангом в бассейне РЦ «Преодоление».
  2. Инструктор проводит с пациентом брифинг, в ходе которого предоставляет пациенту для ознакомления и подписания следующие документы (Приложение):
  • Форма регистрации участника программы DSD
  • Медицинское заявление. Запись о состоянии здоровья студента .
  • Соглашение об освобождении от ответственности в пределах допустимого риска
  • Стандартные правила безопасных занятий дайвингом. Заявление о понимании.
  • Согласие на фото/видеосъемку и согласие на публикацию фото/видео материалов в некоммерческих целях в целях пропаганды доступности дайвинга для людей с инвалидностью.

Во время подготовки к погружению и во время самого погружения пациент неукоснительно следует инструкциям инструктора, соблюдая правила безопасности.

В случае ухудшавшегося самочувствия или неуверенности в себе, пациенту следует информировать об этом инструктора и отказался от проведения погружения.

Инструктор имеет право отказаться от проведения погружения, если видит, что пациент не готов к этому или не соблюдает правила безопасности.

С момента подписания пациентом документов, перечисленных выше, и до завершения погружения инструктор несет ответственность за безопасность пациента.

  1. Инструктор и его ассистент проводят погружение с пациентом в соответствии с требованиями программы PADI Discover scuba diver.
  2. Погружение считается завершенным после того, как инструктор и пациент вышли из бассейна и пациент снял и передал инструктору использованное им  оборудование для дайвинга.
После погружения
  1. Инструктор/ассистент разбирает комплекты аквалангов и убирает оборудование в помещение, предназначенное для хранения и просушки оборудования.
  2. Инструктор заполняет регистрационную форму участника программы PADI Discover scuba diver и диплом. Вручает диплом пациенту.
  3. Передает ключи от бассейна уполномоченному сотруднику РЦ «Преодоление».
  4. Если проводилась фото/видеосъемка, выгружает фото/видеоматериалы на файлообменник для последующего их размещения в сети интернет.

Информация о прошедших погружениях и отзывах участников размещается на страницах РЦ «Преодоление» и БФ «Независимоть»  в социальных сетях и в группах:

Просушивание оборудования

Помещение для хранения оборудования для дайвинга не оборудовано вытяжной вентиляцией, в связи с этим, во избежании создания повышенной влажности в помещении:

  • При погружениях используется три комплекта оборудования (два для инструкторов и один для пациента).
  • После погружения три комплекта мокрого оборудования (компенсатор, короткий костюм, пара неоновых носок, маска, регулятор) размещаются на мобильной вешалке в помещении бассейна и остается на ночь для стекания воды.
  • Утром следующего дня мобильная вешалка перемещается в помещение для хранения оборудования, а оборудование размещается на отведенные места. 

IV. Приложения

Программа Discover Scuba Diver для пациентов РЦ «Преодоление»

Программа DSD проводится для пациентов РЦ «Преодоление» в бассейне реабилитационного центра. Данный материал – компиляция материалов PADI – рекомендация профессионалам PADI по проведению DSD для людей с инвалидностью в условиях бассейна РЦ «Преодоление».

Для получения полной информации о стандартах PADI рекомендуется обратиться к Руководству для инструктора PADI и Справочнику по методике обучения PADI.

Тем, кто сомневается, подходят ли стандарты PADI для обучения людей с инвалидностью, рекомендую ознакомиться с позицией PADI в отношении дайверов с инвалидностью.

Бассейн в РЦ «Преодоление»

Программа Discover Scuba Diver

Профессионалы PADI, проводящие программу Discover Scuba Diving, должны стремиться к тому, чтобы оправдать ожидания участников, обеспечить им хорошие впечатления от подводного мира и максимальный комфорт. Некоторые из участников относятся к подобному приключению с опаской, некоторые действуют под влиянием момента, некоторые – под воздействием друга или партнера. Такие участники требуют максимального внимания, терпения и тактичности – как для обеспечения безопасности, так и для создания хорошего впечатления от программы.

Раздел первый

Стандарты программы

Глубина: погружения в закрытой воде — глубина бассейна 1,4-1,6 метров.

Требования к студенту-дайверу: возраст старше 18 лет.

Подавляющая часть пациентов РЦ «Преодоление» имеют ограничения возможностей здоровья, проявляющиеся в том, что они не имеют возможности использовать свои ноги: стоять на них, делать ими гребки ластами. Прим. Д.К.

Причины ограничений здоровья могут быть различные: заболевание, последствие травмы и т.д. В большинстве случаев пациентам РЦ «Преодоление» необходимо иметь согласие врача на погружение с аквалангом. Прим. Д.К.

Снаряжение: маска, баллон акваланга, компенсатор плавучести с инфлятором низкого давления, регулятор и манометр.
Ласты при погружении не применяются (прим. Д.К.)

Квалификация инструктора (минимально допустимая): дайвмастер, имеющий квалификацию Discover Scuba Diving (DSD®) Leader и подготовку по работе с дайверами с инвалидностью.

Материалы

Обязательные
Для участников — Руководство для участника программы Discover Scuba Diving

Используйте брошюру Discover Scuba Diving для погружений в бассейне, чтобы ознакомить участников с программой. Брошюра включает указания по оформлению административных документов для программы Discover Scuba Diving, а также письменную контрольную работу для оценки знаний по теории и безопасности дайвинга. Участники должны ответить на вопросы, основываясь на информации, полученной во время брифинга и рассказа о правилах безопасности. Участники должны полностью ознакомиться с этой информацией перед тем, как войти в акваланге в воду.

Инструктор или дайв-лидер программы DSD преподает теорию/ поводит брифинг, используя Руководство для участника программы Discover Scuba Diving или планшет Discover Scuba Diving Cue Card или перекидной планшет.

Рекомендуемые
Видеофильм PADI Discover Scuba Diving

Регистрация участников

Зарегистрируйте участника программы Discover Scuba Diving не позднее чем через 7 дней после совершения погружения. Приложите полную контактную информацию участника, чтобы ее можно было использовать для проверки качества обучения.

Используйте регистрационную страницу Руководства для участника программы Discover Scuba Diving, регистрируйте участников в режиме онлайн.

Соотношения

  • участник – 1,
  • инструктор, либо дайв-лидер программы DSD – 1
  • сертифицированный ассистент – 1.

Контроль (сопровождение)

Не оставляйте участника без присмотра как на поверхности, так и под водой.

  • Позиционируйте себя так, чтобы в случае необходимости вы или ваш сертифицированный ассистент смогли немедленно вступить в физический контакт, отрегулировать плавучесть и оказать помощь участнику погружения.
  • Осуществляя наблюдение за участником погружения, не отвлекайтесь на иные виды деятельности, такие как, например, фото и видеосъемку.

Инструктор должен осуществлять непосредственный контроль во время проведения погружения.

Во время брифинга программы DSD в РЦ «Преодоление»

Раздел второй

Прежде чем войти в воду во время погружения, вы должны ознакомить участников с техникой дыхания и обязательными базовыми навыками в мелкой воде (перечислены в требованиях к выполнению обязательных навыков в закрытой воде, раздел No 3 Руководства для инструктора по проведению программы Discover Scuba Diving.) Уделите больше времени дайверам-новичкам, будьте внимательны к их нуждам и предоставьте им возможность освоиться с навыками, которые вы продемонстрировали. Чем лучше они приспособятся к существующим условиям и чем более комфортно будут себя чувствовать, тем больше удовольствия они получат от ознакомительного погружения, и тем больше будут доверять вам, как дайв-профессионалу.

За рекомендациям по технике обучения навыкам обращайтесь к разделу Курс Open Water Diver Course – Погружения в закрытой воде: проведение и методические рекомендации.

Брифинг перед погружением в РЦ «Преодоление»
Теоретическое занятие

При проведении теоретического занятия или брифинга, разберите следующие вопросы:

  • Правила дыхания и методы выравнивания давления в воздушных полостях.
  • Назначение и использование снаряжения.
  • Сигнализация руками
  • Приемы очистки регулятора и маски.
  • Необходимость оставаться рядом с инструктором и следить за его сигналами.
  • Ограничения, налагаемые на участников программы, и важность дальнейшего обучения.

Участники должны заполнить и подписать форму из Руководства для участника программы Discover Scuba Diving, а также выполнить Контрольную работу для оценки знаний по теории и безопасности дайвинга.

Раздел третий. Закрытая вода

  • Проведите брифинг (См. Раздел второй – Теоретическое занятие).
  • Помогите участникам с их снаряжением.
  • Во время погружения в бассейне участники должны отработать надувание и сдувание компенсатора плавучести (BCD) на поверхности в неглубокой воде.
  • Во время погружения участник должен выполнить все требования, предъявляемые к выполнению обязательных навыков.
  • Контролируйте участника, обращая внимание на то, как он/она плавает под водой. Постоянно контролируйте уровень комфорта и запасы воздуха у участника погружения.
  • Проведите дебрифинг и порекомендуйте участнику записаться на курс PADI, дающий возможность получить сертификат.
Подготовка к входу в воду
Требования к выполнению навыков

Участник погружений должен выполнить следующие навыки в неглубокой воде:

  • Дыхание под водой
  • Очистка регулятора
  • Поиск регулятора
  • Очистка маски
  • Способы выравнивания давления в воздушных полостях
  • Надувание и сдувание компенсатора плавучести (BCD) на поверхности

Вручение дипломов

После совершения погружения вручите участникам дипломы из брошюры Discover Scuba Diving. Объясните, как и когда они смогут продолжить свое обучение дайвингу.

Приложение.
Курс OWD, погружение в закрытой воде №1

На поверхности:

  • Надевать и подгонять маску, ласты, трубку, компенсатор плавучести, акваланг и грузовую систему с посторонней помощью – используя правильные техники подъема тяжестей.
  • Участвовать во взаимопроверке снаряжения перед погружением.
  • Надувать/сдувать компенсатор плавучести, используя инфлятор низкого давления.

Под водой в мелкой воде:

  • Очищать регулятор под водой методом выдоха и при помощи кнопки принудительной подачи воздуха, после чего возобновлять дыхание из него.
  • Находить выпавший регулятор, доставать из-за плеча и возвращать на место.
  • Очищать маску, частично заполненную водой.
  • Дышать не менее 30 секунд из альтернативного источника воздуха, предоставленного другим дайвером.

Под водой:

  • Спускаться в управляемом режиме на глубине, где нельзя встать на ноги, выравнивая давление в ушах и подмасочном пространстве.
  • Плавать в полном комплекте акваланга, выдерживая направление и глубину.
  • Находить манометр (SPG), снимать показания с него и подавать сигнал о том, что воздуха достаточно или что
    его запас истощен, в зависимости от того, где находится стрелка по отношению к красной зоне и/или назначенного предела.
  • Распознавать и подавать стандартные сигналы руками.
  • Правильно всплывать.
  • Держаться в пределах вытянутой руки от напарника.

На поверхности на глубине, где нельзя встать на ноги:

  • Имея положительную плавучесть, дышать через трубку, плывя с лицом в воде.
  • После всплытия не снимать маску и продолжать дышать из регулятора, устанавливая положительную плавучесть с помощью инфлятора низкого давления.
  • Сдувать компенсатор плавучести, затем надувать его ртом, чтобы приобрести положительную плавучесть.

Подробности для участников дайвинг-лагеря Roots Red Sea

Участники дайвинг-лагеря в Roots Red Sea интересуются деталями и подробностями нашего пребывания вдали от цивилизации. Здесь я постараюсь создать картину нашей жизни в лагере.

Эта информация будет пополняться и дополняться по мере поступления вопросов от всех заинтересованных в проекте лиц.

Вид на Root Red Sea с ближайшего холма.

Дела первого дня

  • Прибытие в Roots, расселение.
  • Общее собрание: знакомство участников, разбиение на группы, представление лидеров групп (инструкторов), знакомство с правилами и распорядком.
  • Индивидуальная подготовка оборудования, подгонка и проверка. Каждому участнику выдается ящик для оборудования с номером, который закрепляется за ним на все время лагеря.
  • Заполнение регистрационных форм (Медицинская анкета, Соглашение о понимание, Соглашение об освобождении от отвественности). Необходимо предъявить сертификат, разрешение врача (при необходимости) и дайверскую страховку.

В лагере запланированы четыре программы:

  • Open Water Diver.
  • Advanced Open Water Diver.
  • Rescue Diver. 
  • Master Scuba Diver. 

Требования к участникам программ определены в описании проекта. Участники дайвинг-лагеря разделяются на четыре группы, каждая из которых реализует свою программу. Рабочую программу каждой из групп определяет инструктор-лидер группы.

Распорядок дня

Завтрак проходит в ресторане с 7:30 до 9:00.

После завтрака группы приступают к занятиям по своему расписанию. Лидерам групп необходимо накануне сообщить, где будут проходить занятия и какие ящики с оборудованием куда надо доставить (бассейн или пляж).

Если группа (группы) погружается на выезде, то завтрак может быть проведен (и закончен) раньше. Персонал заранее загрузит оборудование в машины, а для участников выезда будут предоставлены микроавтобусы.

Погружения в бассейне и на домашнем рифе проводятся в течении дня по графику, который устанавливают для своих групп их инструкторы-лидеры.

Дорога до берега занимает 8-10 минут пешком. Для гостей, которым трудно преодолеть это расстояние, организуется доставка на машине.

Перерыв на обед делается около 14 часов. Обед проводится на пляжной веранде ресторана. Тем участником, кто тренируется в бассейне придется придти на обед на пляж. Отсюда вывод: погружаться в море, лучше, чем плескаться в бассейне.

После завершения дневной программы погружений персонал давинг-центра доставляет все оборудование в помещение для опреснения и просушивания. Оборудование не остается на ночь на берегу в помещении для подготовки к погружениям.

Ужин проходит в ресторане, начиная с 19:30. Комфортнее разместиться на открытой веранде, поскольку солнце уже село и жара спала.

Схема размещения объектов дайвинг-лагеря Roots Red Sea

Pharaoh dive club
  1. веранда ресторана. Оборудована пандусом.
    На веранде на берегу проходят обеды: продукты и посуду привозят из основного ресторана. Это удобно для дайверов: не надо прерывать процесс погружений и возвращаться в лагерь. Достаточно сделать перерыв на обед.
  2. туалеты. Пандус есть, есть туалет для инвалидов.
  3. помещение для подготовки к погружениям.
  4. дорожка к месту входа в воду. Длина 68 метров.
  5. место входа в воду.
  6. проход в лагуну.
  7. пеший маршрут от Roots до Pharaoh Dive Club. Дистанция 400 метров.
Roots Red Sea
  1. ресепшн Roots Red Sea
  2. помещение для опреснения, просушки и хранения снаряжения
  3. бунгало
  4. 3 бунгало, оборудованные для гостей с ограниченной мобильностью
  5. внутренний двор (поляна)
  6. открытая веранда ресторана
  7. салон
  8. ресторан
  9. бунгало, расположенные на втором и третьем уровнях
  10. учебный класс
  11. тренировочный бассейн

Информационная справка по проекту дайвинг-сафари «Ковчег»

Дайвинг-сафари проекта «Ковчег» состоялось с 29 мая по 05 июня 2021 года в Египте. Оно стало первым в истории российского дайвинга сафари для дайверов с инвалидностью. Данная публикация адресована тем, кто имеет начальные знания о дайвинге и о таком виде дайвинг-путешествий, как сафари, но живо интересуется этой темой.

Что такое дайвинг-сафари

Дайвинг-сафари — вид дайвинг-путешествий, имеющий целью посещения удалённых от берега и/или портов мест для погружений (дайвсайтов, dive site). Характеризуется постоянным проживанием участников на яхте (лодке, боте), оборудованной для обеспечения погружений и высокой активностью погружений (от трёх до пяти дайвов в сутки). Яхта с аквалангистами выходит в море на несколько дней: от 3-х дней до недели или двух. Она переходит с места на место, что дает возможность дайверам нырять в разных местах (дайвсайтах).

Благодаря посещению различных мест аквалангисты за ограниченное время получают опыт погружений в разнообразных природных условиях: вертикальные стенки, в толще воды, сплав по течению (drift), посещение затонувших объектов (wreck), подводные равнины, подводные пещеры (cave, cavern)… Это многообразие возможностей, плюс возможность побывать в труднодоступных местах делает дайвинг-сафари столь привлекательными по сравнению с погружениями с берега или с лодки (daily diving). 

Участие в дайвинг сафари требует от дайвера хорошей подготовки. Желательно пройти заранее «продвинутый» курс обучения (Advanced Open Water Diver и выше) и иметь специализации по погружениям в определенных условиях, таких как, погружения ночью (Night diver), глубокие погружения до 40 метров (Deep diver), погружения на затонувшие объекты (Wreck diver), погружения на обогащенном воздухе (Nitrox diver) и другие…

Участники дайвинг-сафари должны быть готовы к напряженному графику погружений, что требует от них хорошей физической формы. В день могут делаться до 4 ( даже пяти) погружений, причем первое – до рассвета или на рассвете, а последнее «ночное» – после заката солнца. 

Сафари проводятся на яхтах (лодках), специально оборудованных для проживания от 10 до 30 дайверов. Помимо систем движения, навигации и жизнеобеспечения людей на борту, лодки оснащаются всем необходимым для организации погружений с аквалангом: компрессорами, газблендерами, баллонами, средствами доставки дайверов и т.д.

Сафари проводятся в регионах повышенной дайверской активности: Красное море (Египет), Индонезия (Комодо, Бали), Мальдивы, Галапагосы, Филиппины, Куба (Сады Королевы) и т.д.

Обложка страницы проекта в facebook

Предыстория проекта

Участие в дайвинг-сафари – это мечта любого дайвера. Но немногие дайверы с инвалидностью решались на это приключение. Основным препятствием было (и остается) отсутствие условий на сафарийных лодках для проживания людей с ограниченной мобильностью. Также надо понимать во внимание обычные сложности, с которыми люди с инвалидностью сталкиваются при путешествиях (ведь до моря еще надо добраться!).

Одной из первых российских участников сафари с инвалидностью (возможно, первой) стала Светлана Фомичева (2005 год, Тайланд), получившая травму позвоночника 1993 году при падении с лошади. В 2018 году Григорий Галеев принял участие в дайвинг-сафари в Египте по, так называемому, «южному» маршруту. Но не было в российском дайвинге прецедентов, чтобы целая группа дайверов с инвалидностью отправилась в сафари.

Идея провести дайвинг-сафари для дайверов с инвалидностью пробивалась долго. Первая попытка, еще в формате «мини-сафари» (три дня погружений в режиме daily diving, три дня на сайфарийной лодке) была предпринята в августе 2017.
Но, видимо, было еще не время.

Новый шанс появился осенью 2020, когда Дмитрий Павленко в телепроекте «Миллион на мечту» получил от Телеканала ТВ-3 миллион рублей на реализацию проекта дайвинг-сафари Проект «Ковчег». Тем самым финансовый барьер для реализации проекта был снижен. Эти средства позволили оплатить бо́льшую часть недельной аренды Big Blue – единственной в Египте сафарийной яхты, у которой есть каюты, адаптированные для колясочников. 

Но не только деньги были необходимы, чтобы воплотить мечту в реальность. Главное – это люди.

К концу 2020 года в России уже есть опытные дайверы с инвалидностью, которые имеют хорошую практику погружений и путешествий. И есть инструкторы-волонтеры с опытом  работы с дайверами с инвалидностью в реальных условиях, а не только в бассейнах. В 2017-м еще не было этой активной среды, из которой стало возможным сформировать команду проекта.

Организаторы проекта

Дмитрий Павленко (АНО «Мир человека- Реабилитационное сообщество») – соорганизатор проекта,  имеет первую группу инвалидности вследствие военной травмы.  Является психологом –реабилитологом, специализируется на работе с людьми, пережившими травму.

Дмитрий  прошел обучение и в 2017 году стал первым в России сертифицированным дайвером с четырьмя ампутациями (DDI). За плечами Дмитрия два рекорда по самому глубокому самостоятельному погружению дайвера с четырьмя ампутациями в открытой воде – мировой (Египет, Хургада, Красное море,  2018) и российский (Крым, Балаклава, Черное море, 2018).

Дмитрий Князев (проект Open Water Challenge) – инструктор по обучению дайверов с инвалидностью Deptherapy и Disabled Divers International, амбассадор Deptherapy, AmbasaDiver PADI, основатель волонтерского проекта Open Water Challenge.

Место проведения проекта

Местом реализации проекта был выбран Египет, т.к. Красное море – это жемчужина всемирного дайвинга и побывать на красочных рифах Красного моря – это мечта любого дайвера.

Выбор сафарийных яхт, адаптированных для приема дайверов с инвалидностью невелик. Во всем мире их не наберется и десятка. В 2020 году в Египте начала работать первая в регионе яхта Big Blue,  в которой имеются каюты для пассажиров на инвалидной коляске. Получилась так, что проект «Ковчег» стал первым рейсом Big Blue, в котором приняли участие дайверы с инвалидностью. Да не один-два, а сразу десять!

В декабре 2020 года Дмитрий Князев (Open Water Challenge) приехал в Хургаду (Египет), чтобы осмотреть яхту Big Blue и оценить на месте ее готовность к приему российской группы. Видео отчет был представлен всем участникам будущего сафари.

В качестве маршрута был выбран, так называемый, «северный маршрут» по Красному морю. Основное направление этого маршрута посещение затонувших кораблей, которых много в этих местах.

Сроки проведения сафари с 29 мая по 05 июня 2021 года с выходом (и возвращением) из порта города Хургада (Египет).

Участники проекта

Дайверы с инвалидностью
ИмяФамилияГородСертификация на начало сафариКол-во зарегистр. погружений на начало сафариИмеющиеся ограничение возможностей здоровья
1ЕвгенияРомашеваМоскваPADI AOWD+Deep diver36ДЦП
2ЕвгенийБурмистровТомскAdvanced Open Water Diver46параплегия
3ГригорийГалеевКировRescue Diver> 100параплегия
4ДмитрийФроловМоскваAOWD+Deep diver31ампутация ноги 
5ЮлияСубботинаМоскваAdvanced Open Water Diver10параплегия
6ЮлияКрыловаКоролев, (МО)Advanced Open Water Diver16ампутация ноги 
7АлександрСумченкоСевастопольNDL OWD, 20183параплегия
8КсенияЛинникАлексин (Тульская обл.)OWD (не завершен, сданы теория и закрытая вода)нетпараплегия
9ДмитрийКуруновСамараИнструктор, руководитель группы>1000ампутация ноги 
10ДмитрийПавленкоАндреевка (МО)DDI AOWD+Deep diver60ампутация ног и рук
Группа поддержки
ИмяФамилияГородСертификацияОбязанности во время сафари
1ДмитрийКнязевМоскваИнструкторОрганизатор проекта, подводный фотограф
2ЕвгенийНиськовРеутов (МО)ИнструкторРуководитель группы
3ДмитрийГасниковМоскваИнструкторРуководитель группы
4ЛюдмилаТуеваИвановоДайвмастерАссистент инструктора
5ОльгаБоброваМОDDI Assistant DiverДайвер сопровождения
6СычеваЕленаТулаИнструкторАссистирующий инструктор
7ВалерияСтавцоваМурманскИнструкторАссистирующий инструктор
8ЕленаИзюмскаяХургадаИнструкторВидео оператор
9АлександрБурмистровТомскOpen Water DiverНапарник

Порядок прохождения сафари

Прибытие на Big Blue

Участие в проекте предъявляло к участникам требование максимальной самостоятельности. Согласно условиям, участники должны были прибыть на яхту Big Blue от 7 утра до 24 часов 29 мая 2021 года. Они сами решали все вопросы, связанные с перелетом в Египет, с трансфертом на яхту и с обеспечением для себя проживания, в случае раннего прибытия. Участники могли кооперироваться, объединяться в группы, выбирать авиарейсы, трансферы и гостиницы по своему усмотрению. Словом, действовать так, как действуют все путешествующие дайверы.

Первая группа участников сафари проекта «Ковчег» готовится к вылету в Каир. 27 мая 2021 года, аэропорт Шереметьево (Москва).

Кроме того, участники сафари должны были обеспечить себя всем необходимым индивидуальным снаряжением для погружений, перечень которого был им предоставлен. Поскольку участники проекта – это опытные дайверы, то у некоторых уже имеется комплект личного оборудования. Но если оборудования нет или нет отдельных элементов обязательного комплекта, то участнику предстояло самостоятельно решить эту проблему. Он мог взять необходимое у друзей или знакомых, попросить его у дайверов в Хургаде, взять в аренду на Big Blue, словом действовать так, как в этой ситуации действуют все путешествующие дайверы.

В итоге 19 участников проекта прибыли в Хургаду четырьмя группами (от 3 до 5 человек) и три человека прибыли самостоятельно по одиночке. Самые первые приехали в Хургаду 27 мая, самый последний прибыл в город и приехал на лодку в 22 часа 29 мая. 

Дайверы слушают брифинг перед погружением
Брифинг проводит дайв-гид Алладин.
Программа погружений

Ежедневно делалось по четыре погружения. Первый брифинг (совещание перед погружением) проходил в 6 часов утра, завершающее (ночное) погружение проходило после заката солнца.

Дайверы были распределены на три группы «Командос» (рук. Дмитрий Курунов), «Дипари» (рук. Дмитрий Гасников) и «Микки Маусы» (рук. Евгений Ниськов). Группы поочередно готовились к погружению и уходя освобождали дайв-дек (место на корме, где дайверы готовят оборудование) и джамп-дек (место на корме, с которого дайверы прыгают в воду или переходят на зодиак) для следующей группы. Группе отводилось на подготовку к погружению 10 минут.

Команда «Командос» уходит на погружение с зодиака.

В каждой группе было по двое дайверов с ограниченной мобильностью. Но это ограничение пропадало, как только дайверы оказывались в воде.

Места погружений приходилось корректировать, исходя из погодных условий. Ветер поднимался и становился все сильнее день ото дня. В последнии дни сафари мы не встречали на дайвсайтах близ Хургады лодок с дайверами: море было закрыто для daily diving лодок из-за сильного ветра и волны. Первоначальный график менялся и итоговая программа погружений выглядит следующим образом:

День 1-й, 30 мая 2021.
— Shaab EL Erg check dive
— Shaab Mahmoud
— Shaab Mahmoud night dive

День 2-й, 31 мая 2021.
— Ras Mohammed / Shark & Yolanda reef
— Thistlgorm wreck
— Thistlgorm wreck
— Small Gubal island night dive

День 3-й, 01 июня 2021.
— Gobal island 
Abu Nuhas Ghiannis D wreck
Abu Nuhas Carnatic wreck
— Abu Nuhas night dive

День 4-й, 02 июня 2021.
— Suyel island
— Suyel island
— Dolphine house reef
— Dolphine house reef night dive

День 5-й, 03 июня 2021.
— Umm Gamar 
— Umm Gamar 
— Small Giftun
— Small Giftun night dive

День 6-й, 04 июня 2021.
— Дайвсайты в окресностях Хургады, три погружения.

День 7-й, 05 июня 2021.
Good bye day

Инструктор Валерия Ставцова проводит занятие по курсу применения обогащенного воздуха Nitrox diver.
Программа обучения

Как правило, погружения в условиях дайвинг-сафари отличаются повышенной сложностью от погружений с берега и погружений в режиме daily diving. Это требует от дайверов хорошей подготовки, соответствующей условиям погружений. На момент начала сафари участники имели очень разный опыт дайвинга – от незаконченного в открытой воде курса OWD (начальный курс обучения) у одного участника до опыта прохождения в режиме технодайвинга знаменитой Арки в Дахабе у другого в рамках курса TDI Decompression procedures. 

Необходимо было обеспечить условия, в которых искушенные дайверы могли полностью использовать свои знания и опыт, нырять, что называется «по полной», а менее опытные получить знания и нанырять опыт, чтобы не скучать на поверхности.

Мы строго придерживались стандартов безопасности, ограничивающих глубину погружений дайверов в зависимости от пройденного ими обучения и имеющегося уровня сертификации (приводится на примере классификации PADI):

  • Open Water Diver — до 18 метров
  • Advanced Open Water Diver – до 30 метров
  • Advanced Open Water Diver с специализацией Deep diver – до 40 метров.

Разделение дайверов на три группы преследовало целью не только обеспечение порядка при подготовки погружений. Каждая группа объединяла дайверов со схожим уровнем подготовки и у каждой группы была своя обязательная программа обучения: 

  • Микки Маусы – курс Advanced Open Water Diver + специализация Deep (инструктор Евгений Ниськов, ассистирующий инструктор Елена Сычева, дайвмастер Людмила Туева)
  • Дипари – специализация Deep diver (инструктор Дмитрий Гасников, ассистирующий инструктор Валерия Ставцова)
  • Командос – участники имели необходимую для сафари подготовку и не участвовали в обязательных учебных программах.
Участники курса Nitrox diver сдают экзамен.

Кроме обязательных учебных программ были проведены учебные курсы по желанию участников:

  • погружения на обогащенном воздухе Nitrox diver, 4 человека (инструктор Валерия Ставцова)
  • погружения с подводным буксировщиком DPV diver, 1 человек (инструктор Дмитрий Князев)
  • адаптивные техники дайвинга, специализация для дайвинг-профессионалов, 2 человека (инструктор Дмитрий Князев)

Все программы обучения проводились инструкторами на волонтерских началах. Участники обучения оплачивали только стоимость учебных материалов и взнос за сертификацию на условиях той ассоциации, по программе которой обучение проводилось.

Возвращение домой

Возвращение в Россию, так же как и приезд в Египет, участники планировали и осуществляли самостоятельно. 

Участники сафари у вечных пирамид.

Поскольку из-за отмены перелетов из Хургады в Стамбул и отсутствия прямых рейсов между Хургадой и городами России, обратный путь лежал через Каир, многие сочли это хорошим моментом, чтобы ознакомится с достопримечательностями города. Участники проекта провели от одного до трех дней в Каире (каждый по своему расписанию), посетив пирамиды, Каирский музей, коптские святыни, Цитадель и прочее. И никакая недоступная среда не смогла им в этом помешать.

Команда сафари проекта «Ковчег» на борту Big Blue.

Результаты проекта

Цели проекта были достигнуты полностью, а результаты проекта вдохновляющи и мотивирующие:

  • Проект показал, что дайверы с инвалидностью могут быть полноправными участниками дайвинг-путешествий. Они не станут обременением для всей группы, а войдут в нее, как равные среди равных.
  • Проект показал, что дайверы с инвалидностью не нуждаются в мелочной опеке и не ждут, чтобы с ними нянчились. Это миф и предрассудок. Напротив, дайверы с инвалидностью решительны, настойчивы и самостоятельны в замыслах и действиях.
  • Проект показал, что дайверы с инвалидностью осмотрительны при планировании своих погружений. Они учитывают в этих планах не только природные условия и собственный опыт, но и свои физические возможности, а также и возможности и интересы остальных дайверов, чтобы не стать помехой для их целей погружения.
  • Проект показал, что дайверы с инвалидностью могут нырять везде (а не только в бассейне), где им захочется, соблюдая осторожность и благоразумие, руководствуясь стандартами безопасности, что делают все дайверы в мире.
  • Проект показал, что можно ставить перед собой новые задачи и намечать новые цели в расширении возможностей для людей с инвалидностью путешествовать в Подводном мире.

Как пандемия повлияла на этот проект

  • Мы не смогли полностью использовать все пассажирские места на  яхте Big Blue из-за имеющихся в Египте ограничений по заполняемости сафарийных лодок. Мы вынуждены были уменьшить число участников проекта на четыре человека. Тем самым, увеличились расходы на каждого участника (яхту мы «выкупали» вскладчину).
  • Расходы участников сильно возросли, а маршрут из России в Хургаду (и обратно) усложнился из-за отмены перелетов через Стамбул. Дорога через Каир оказалась сложнее и дороже, чем мы планировали добираться через Турцию. Об открытии чартеров из России до курортов Египта я уже не говорю, поскольку причины тут не в пандемии, а в российской политике, причем внутренней.
  • Мы понесли дополнительные расходы, связанные с необходимостью делать три теста ПЦР (один до поездки, два после), поскольку все тесты платные.
  • Необходимость пользоваться маской во все время перелета – неудобство, но оно не заслуживает внимания, как незначительное.

Что не получилось в проекте

Несколько моментов, которые нам не удались, и об этом надо честно сказать, потому, что это важно:

  • У нас не хватило одного постоянного сопровождающего дайвера для пары Дмитрий Павленко, Ольга Боброва.
    По стандарту DDI дайвер с вторым уровнем необходимой поддержки (Assistance Requirement Levels #2) как у Дмитрия Павленко, должен погружаться в сопровождении двух дайверов:
    In order to fulfill the requirements of equal assistance to all divers in a distress situation, this requires the candidate to dive with two adult certified divers, one of whom must be trained as a DDI Assistant Diver or by a DDI recognized disabled diver program equal or higher certification level.
    Ольга имеет подготовку DDI Assistant Diver и она каждое погружение Дмитрия сопровождала его. Но третий дайвер все время менялся, что оказалось очень неудобно. Сказалось, что вместо 20 участников сафари было 19. Этого одного и не хватило.
  • Мы не смогли взять в сафари видеооператора, который занимался бы только видеосъемкой и сбором видеоматериала для будущего фильма. К сожалению, нас с одной стороны ограничивал лимит в 20 гостей на дайв-боте (ограничение установленное властями Египта из-за пандемии), а с другой стороны, не нашлось видеооператора, готового участвовать в проекте на волонтерских началах.
  • У нас за месяц до старта сафари отказался от участия врач и мы не смогли найти ему профессиональную замену. Слава Богу, здоровье участников проекта не пострадало и вмешательство врача не понадобилось. Но присутствие врача в подобном проекте, я считаю, обязательно.

Контакты для получения дополнительной информации:

Дмитрий Князев, организатор Open Water Challenge
+7(916)162-5086  WhatsApp, Telegram
knyazevda2012@gmail.com

«Курс дайвинга завершен. Теперь забудьте»?

Что делать дайверу с инвалидностью после прохождения курса?
Куда идти, куда податься, с кем нырять…

Для меня эта тема обозначилась в 2015, когда я только начинал работать с дайверами с инвалидностью. В то время я пригласил понырять в Красном море тех инвалидов, про которых знал, что они прошли курс обучения.
Я жил в Хургаде и имел возможность организовать daily-diving для колясочников на просторных лодках. Хозяева поддерживали идею Open Water Challenge Project и давали символические цены на дайвинг для участников проекта.

Один из приглашенных, назовем его Игорь, ответил, что он бы с удовольствием приехал, понырял, если бы поехал кто-то из группы, в которой он проходил курс обучения, а еще лучше, чтобы и инструктор тоже. Этого, увы, не произошло, и Игорь не приехал на дайвинг. Потом мы с ним неоднократно пересекались на просторах соцсетей, а недавно виделись в Москве. Он ни разу так и не нырял с тех пор, как получил сертификат дайвера: ни в Египте, ни в Подмосковье, нигде. Сейчас он мало что помнит из дайверской науки и уже не уверен в своих навыках и в том, что сможет справиться с аквалангом.

Для нас, инструкторов, как правило, не возникает вопрос, где и с кем будет нырять наш студент после завершения курса. (Ну, разве только в том случае, если есть планы заманить его на новый курс или зазвать с собой в сафари.) Нет нужды беспокоиться о дайверской практике студентов: им доступно все разнообразие предложений дайв-индустрии. Иная ситуация складывается в случае, если ваши студенты – инвалиды.

Дайверы и инструкторы проекта «Преодоление: дайвинг без границ» на церемонии вручения сертификатов о завершении курсов обучения дайвингу. Москва, 2019.

Мой обширный опыт общения с дайверами с инвалидностью и с инструкторами, которые с ними работают, показал, что многие инвалиды так и не начинают самостоятельное занятие дайвингом после курса.
В чем причины? Что является препятствием?
Почему не ныряют те, кто не смотря на инвалидность, успешно прошел курс обучения и стал сертифицированным дайвером?
Неужели подводный мир оказался не столь заманчивым?

В наших ли силах что-то сделать, чтобы у инвалида сертификат дайвера не пылился в ящике стола, а действительно был пропуском в Подводный мир. Мы, инструкторы, обучаем дайверов с инвалидностью, чтобы они имели возможность совершать подводные путешествия. И нам не безразлично, что происходит после того, как курс завершен. Какие проблемы возникают у наших студентов, и что могло бы сделать профессиональное сообщество для их устранения.

Zoom-конференция по проблемам самостоятельного дайвинга для сертифицированных дайверов с инвалидностью. 28.03.2021.

«Вам не решить наших проблем без нас. Вы их даже не поймете»

Именно такое высказывание я слушал от представителя «актива» инвалидов на одной из дискуссий. И я с этим абсолютно согласен. Разобраться в вопросе, почему не складывается самостоятельный дайвинг, невозможно, не узнав мнение самих дайверов с инвалидностью. И такое обсуждение состоялось в формате zoom-конференции в начале дайверского сезона весной 2021 года. Дайверы, кто часто ныряет, поделились своим опытом, а те, кто нырять так и не начал, обозначили проблемы, с которыми столкнулись.

Предварительно, при подготовке к встрече, я набросал перечень наиболее очевидных проблем, которые, на мой взгляд, могут возникнуть у дайверов с инвалидностью. И первой в этом перечне была финансовая проблема, поскольку всякий раз при обсуждении вопросов, связанных с инвалидами, часто разговор сводился к отсутствию средств.

Оказалось, что я не прав. Финансовая проблема, как препятствие, существует, но не она одна является основной. Это не потому, что дайверы с инвалидностью сплошь богатые люди, а в том, что каждый из них имеет более-менее успешную практику преодоления финансовых преград. Иными словами, никто из участников обсуждения не сказал, что не смог погружаться с аквалангом исключительно из-за того, что не было на это средств.

Не в деньгáх счастье проблема

Надо сказать, что в целом дайверское сообщество с симпатией и благосклонностью относится к стремлению людей с инвалидностью заниматься дайвингом. Я неоднократно получал подтверждение этого доброго отношения в своих проектах с участием инвалидов. Бесплатно или по символической цене участникам проектов Open Water Challenge предоставлялось:

  • снаряжение для погружений;
  • баллоны с воздухом;
  • помощь ассистентов на суше;
  • сопровождение напарника под водой;
  • доступ в бассейн;
  • погружение с дайв-ботов;
  • транспорт до места погружения…

Такая поддержка существенно снижает затраты инвалида на дайвинг. Немало примеров тому, что погружения проводились вовсе бесплатно.

Если же планируется дальняя поездка на дайвинг, в место куда не добраться общественным транспортом, то средства для оплаты дороги и проживания дайвером собираются заранее, как для любой туристической поездки. И это правило не зависит от наличия или отсутствия инвалидности – времена скудные и всем приходится планировать свои расходы. Уже на месте для дайвера с инвалидностью дайвинг может быть обеспечен льготами и поддержкой, о которых я говорил чуть выше.

Дайвер с ампутацией руки и ноги идет на погружение со своим напарником. Дайвинг-клуб Etgarim (Преодоление), Эйлат, Израиль, 2017.

Невозможное невозможно

На zoom-конференции основной проблемой дайверы с инвалидностью назвали отсутствие доступности для них дайвинг-объектов: дайвинг-центоров, мест и лодок для погружений. Причем доступности в более широком смысле, чем просто возможность добраться физически. Да, встречаются объекты, посетить которые очень трудно человеку с ограниченной мобильностью. Но, как правило, многие препятствия преодолимы, что показывают примеры ниже. Для этого дайверу с инвалидностью приходится пользоваться чьей-то помощью:

Дайвер с ампутацией рук и ног заходит в бассейн. Проект «Дайвинг-вызов Дмитрия Павленко», Москва, 2017.
Дайвер с ампутацией ног Christopher Middleton идет на погружение со своим напарником. Дайвинг-лагерь Deptherapy, Roots camp, Египет, 2017.
Дайвер с ампутацией ног и руки Josh Bodge поднимается на лодке после погружения. Дайвинг-экспедиция Deptherapy в Truk Lagoon, 2018.
Инструктор с ампутацией ноги Дмитрий Курунов заходит на дайв-бот. Хургада, 2019.
Дайвер с параплегией Алексей Клюев заходит на дайв-бот. Хургада, 2018.
Дайвер с параплегией Владимир Веселов заходит в воду с помощью инструктора. Крым, 2020.
Дайвер с параплегией идет на погружение с помощью напарников. Проект «Крым: дайвинг без границ», Тарханкут, 2018.

Препятствия в сознании… Но в чьем сознании?

Как-то в 2017 меня мой приятель в Хургаде знакомил с новым местом, где обосновался его дайвинг-центр. Он показывал мне проведенный ремонт, водил по помещениям, с гордостью рассказывал, как все продумано и четко организовано. И это было так.
Я сбил своего приятеля с мысли вопросом: «Если я приду со своим студентом-инвалидом, как вы нас примете?»

Оказалось, что никак. Гостя с параплегией (парализованного ниже пояса) пришлось бы буквально носить на руках из помещения в помещение. Делая планировку и производя ремонт, владельцам дайвинг-центра и в голову не пришло, что к ним может постучаться дайвер с инвалидностью. Если бы они позаботились об этом, то на стадии планирования ремонта предусмотрели некоторые мелочи, которые бы обеспечили доступность большинства общественных помещений центра для гостя на коляске. Где-то чуть шире сделать дверь, где-то установить пандус, где-то убрать порожек, иначе разместить душ, и др. Но об этом никто не подумал – и это типичная ситуация.

Дайвер с инвалидностью не может воспользоваться всем многообразием предложений дайвинг-инфраструктуры. Он вынужден отобрать те, немногие, где доступ для него возможен. Там, где его готовы принять не только как дайвера, но как человека, имеющего особенности в передвижении, в мобильности. Но такие места надо знать, их надо как-то разыскать.

Участники обсуждения сформулировали следующие проблемы доступности, которые препятствуют дайверам с инвалидностью заниматься самостоятельно дайвингом.

  1. Отсутствие достоверной информации о доступности инфраструктуры для дайверов с инвалидностью. Порой преодоление имеющихся препятствий невозможно, не взирая на готовность персонала помогать и при наличии у дайвера с инвалидностью своей «группы поддержки». Операторы дайвинг-сервиса (дайвинг-центра, дайвинг-бота, места для погружений с берега и т.д.) могут даже не подозревать с какими сложностями может столкнуться их клиент с инвалидностью: 
  • Последние сто метров берега до воды могут быть покрыты песком или галькой, которая непроходима для инвалидной коляски.
  • Проходы на дайвботе могут оказаться слишком узкими для коляски. В ряде случаев из-за малых размеров и тесноты на лодке вообще нет места, чтобы можно было поставить коляску.
  • Туалеты всегда делаются по остаточному принципу и скорее всего размер, проход к ним, оснащение делает невозможным их использование гостями на коляске.
  • Заход/выход с лодки с берега/на берег, который может преодолеть человек «ходячий» (например, узкие длинные мостки или необходимость перебираться через несколько пришвартованных лодок…), может быть недоступен для «колясочника» и оказаться опасным для переноса человека с инвалидностью на руках.
  • и т.д.
  1. Человеческий фактор. Отсутствие подтвержденной информации о доброжелательном отношении операторов дайвинг-сервиса к людям с инвалидностью. Очевидно, что рискованно ехать на дайвинг, не будучи уверенным, что тебя рады там видеть.
  • Отказы в приеме сертифицированных дайверов с инвалидностью по явно надуманным, порой оскорбительным  предлогам («не хотим, чтобы наши клиенты видели инвалидов рядом с собой…»)
  • Затягивание времени при предоставлении услуг («приходите завтра, инструктор будет завтра;  инструктор не смог, давайте завтра») и т.д.
  • Подвергание сомнению подлинности выданных сертификатов и записей в логбуке («как это вы, парализованный инвалид, могли пройти курс AOWD и столько нанырять…»)
  • Некоторые регионы «отметились» в недружественном отношении к драйверам с инвалидностью, что видимо продиктовано местной ментальностью или традицией (сразу несколько дайверов отметили с этой точки зрения Тайланд, тайский персонал).
    С другой стороны, дайверы говорили о дружеском отношении и готовности помочь со стороны персонала египетских дайвцентров/дайвботов и персонала тех операторов дайвинг-сервисов (разных стран), которые администрируются европейцами.
  • и т.д.
  1. И опять человеческий фактор. Отказ российских организаторов дайвинг-туров брать с собой дайверов с инвалидностью. Причина очевидна: инструктор (организатор, как правило, инструктор) не хочет обременять себя «неудобным» участником поездки. В большинстве случаев такой отказ обосновывается недоступностью мест погружений в предстоящей поездке. Что правда только отчасти.
  2. И все-таки про деньги. Велики финансовые затраты, связанные с транспортными расходами по поездке до мест дайвинга и с проживанием там.

Критикуя, предлагай!

По результатам обсуждения были сформулированы два предложения, реализация которых не потребует значительных затрат и усилий. Между тем, реализация этих идей позволила бы дайверам с инвалидностью активнее заниматься дайвингом:

  • сделать акцент на создание (развитие) возможности для дайверов с инвалидностью занятий дайвингом «по месту жительства» (доступность, адаптация к климатическим условиям во время курса) и в транспортно доступных дайвинг-регионах, прежде всего в Крыму.
  • создать общедоступный «Белый список» дайвинг-сервисов, которые работают с драйверами с инвалидностью на основе отзывов побывавших там дайверов.

А что бы вы могли добавить к этим предложениям?
Делитесь своими идеями, пишите мне в личку.

Тактильные знаки общения с незрячим дайвером

Дайверам под водой необходимо иметь устойчивую связь и общаться друг с другом для обеспечения безопасности погружения, возможности согласовать свои действия, оперативно отреагировать на изменения окружающей обстановки и, в конце концов, попросить напарника о помощи, если возникла необходимость.

Дарованные нам природой, голосовой+слуховой аппараты обеспечивают нам достаточно надежную связь на суше. Мы можем обмениваться не только содержательной информацией, но и передавать эмоции, используя интонацию. Под водой голосовое общение невозможно: большинство дайверов-любителей не пользуются подводными переговорными устройствами. Но общепринятые специальные знаки позволяют дайверам общаться друг с другом. А творческая жестикуляция и выразительные жесты добавляют в безмолвное общение эмоциональную составляющую.

Но все меняется, когда ваш напарник или студент – незрячий. Во время курса вы уже не можете показать своим примером, как надо выполнять то или иное упражнение. Весь инструкторский артистизм демонстрации дайверских навыков, которым вы привыкли блистать перед студентами, становится бесполезен.

Сигнал «Смотри на меня» бесполезен, когда ваш студент незрячий.

При планировании погружения с незрячим напарником надо быть готовым к тому, что у вас будут весьма ограниченные возможности гибкого согласования совместных действий. По сути, вы являетесь глазами вашего бадди, но у вас нет полноценной возможности передать ему информацию об окружающей обстановке. Но общаться надо, и в этом нам помогают тактильные знаки, которыми вы можете общаться с своим незрячим напарником. Точнее, вы используете эти тактильные знаки, а ваш незрячий напарник отвечает вам традиционными дайверскими жестами.

Язык дайверских тактильных знаков весьма скуден: он в первую очередь предназначен для обмена информацией о погружении (глубина, время, давление смеси) и сообщения об экстренных ситуациях (нет воздуха, опасность, всплытие и т.д.). Практика показала необходимость расширения общепринятого набора тактильных сигналов, особенно во время курса обучения незрячего дайвера. Естественно, что незрячий дайвер и его напарник должны хорошо знать тактильные знаки, которыми они пользуются (и «основной» набор и «расширенный»), поскольку ошибка в обмене информацией под водой грозит большими неприятностями.

Assistant diver Sarit Kaplan и незрячий дайвер Moshe Dror повторяют тактильные знаки во время брифинга перед погружением. Центр «Etgarim», Эйлат, Израиль, декабрь 2020.

Перед погружением на брифинге имеет смысл повторить тактильные знаки с напарником во избежании недопонимания. Дело в том, что есть различия в исполнении тактильных сигналов в стандартах различных ассоциаций, которые разрабатывают программы обучения дайверов с инвалидностью. На поверхности, когда у вас есть возможность общаться голосом, эти различия кажутся несущественными: вы имеете возможность все прокомментировать, озвучить. Но под водой общение будет проходить при помощи знаков, и принципиально важно, чтобы оба участника одинаково их интерпретировали.

Тактильные знаки HSA, DDI и BSAC

Источники

  • DDI Instructor Manual 2016, Disabled Divers International Ltd.
  • HSA Instructor Manual. Handicapped Scuba Association Int.
  • BSAC Hand Signals for Blind Divers. video.

Graham Owen – дайвер, несущий свет

Graham Owen – обладатель мирового рекорда глубины погружения среди незрячих дайверов (140 метров, 2019). Я узнал о достижении Грехема, когда готовился к проведению занятий со своим незрячим студентом Дмитрием Клюквиным.

Я признателен Грехему, что он откликнулся на мое обращение и согласился высказать свою точку зрения на проблемы, которые возникают у незрячих людей, желающих заниматься дайвингом. Но эта публикация еще впереди. Я собрал цитаты Грехэма, которые он давал в различных интервью (ссылки указаны ниже), чтобы создать у вас максимально полное представление о том, какой путь совершил этот человек.

Начало: рекреация

Можно сказать, что мой путь в дайвинг начался довольно рано. Я сидел у дедушки на коленях и мы смотрели фильмы Кусто. Я влюбился в подводное плавание и мечтал о том, чтобы стать дайвером, покоряющим морские глубины. Однако, в юности я увлекся мотоциклами, и спортивные мотогонки надолго стали моим главным увлечением.

Около 20 лет назад (в 2001. Прим. ДК) мне поставили диагноз «потенциально ухудшающееся состояние зрения». Мое зрение ухудшалось достаточно быстро и я чувствовал, что ездить на мотоцикле или управлять автомобилем для меня становится небезопасным. Я уже не мог заниматься своими прежними хобби, так как все они были основаны на хорошем зрении. Надо было искать что-то другое.

Я катался на лыжах и это мне очень нравилось. И как-то я пошел на пробное погружения с аквалангом. Раньше я этого никогда не делал и буквально влюбился в дайвинг.

В то время у меня еще оставалось некоторое периферическое зрение и меня приняли на курс базовой подготовки в местный дайвинг-клуб. С одной стороны мне очень повезло, но с другой, ко мне относились не так как к остальным студентам, и в действительности, это только усложняло дело. Председатель клуба сказал мне, что я могу быть квалифицирован как Ocean diver, но это все, что я могу добиться. (BSAC Ocean diver близок по уровню подготовки к PADI OWD или CMAS One-star Diver. Прим. ДК.)

Я один из тех людей, которым, если говорят «нет», то они постараются найти способ добиться ответа «да». Я фактически прошел курс Dive Leader, чтобы быть сертифицирован как Ocean diver. (BSAC Dive Leader соответствует, по разным оценкам, уровню PADI Divemaster/ PADI Master Diver. Прим. ДК.) Они заставили меня совершить более 80-ти погружений, прежде чем сертифицировали. И то, это было сделано потому, что у клуба была запланирована поездка в Египет, и они хотели, чтобы я принял участие, чтобы группа была укомплектована. Но если бы я поехал без сертификата, то испортил бы всей группе дайвинг, т.к. они хотели иметь возможность нырять на 30 метров.

Продолжение: технический дайвинг

Тогда же я присоединился к другому клубу, в котором делалось все, чтобы стимулировать людей к расширению их границ, учиться и развиваться. Там были дайверы, которые быстро одели на меня спарку, которую сами осваивали. Они проходили курсы Nitrox and Advanced Nitrox, и я сделал это вместе с ними.

В то время я делал погружения на wreck’и на 60 метров на воздухе. Я нырял по 8-9 раз в месяц. Понимаю, что все это выглядит слишком быстро, но нырял я много. Я погружался каждые выходные, а иногда и в середине недели.

Я пришел к тому, что погружения на 60 метров на воздухе не для меня, и прошел курс Deco Procedures (BSAC Accelerated Decompression Procedures. Прим. ДК), а затем довольно быстро курс Trimix (BSAC Explorer Mixed Gas Diver. Прим. ДК ). Несколько месяцев спустя, не более, я перешел на ребризер, так как чувствовал, что он открывает мене путь в тот дайвинг, которым я хочу заниматься, что это инструмент, который мне необходим.

Graham Owen во время погружения на крейсер Brummer (wreck времен WWII); Scapa Flow, Orkney, Великобритания. 2011. Фото Paul Webster.

Главное – нырять там, где хочется, и так, как хочется.

Оборудование, которое мы используем, газы, которыми дышим, тренинги, которые проходим – все это просто инструменты, которые доставляют нас в то место, в которое мы хотим попасть. Я так это вижу.

Знаете, я использую ребризер исключительно как инструмент, который доставляет меня к wreck ‘ам, которых я хочу достичь, и дает нырять мне настолько уверенно, насколько это возможно.

Graham Owen на презентации в Barnsley BSAC Divers. В ногах у Грехема его собака-поводырь Gypsy (Цыганка). 2017

Люди как препятствие

У нас у всех есть некоторые предубеждения относительно других людей, что они могут, а чего нет. И я уверен, что то, что люди думают обо мне, и есть самое большое препятствие. Дело не столько в том, что у вас возникают трудности в достижении чего-либо, а в препятствиях, которые ставят вам на пути другие люди.

Как-то я был на дайв-боте и тот, кто организовал поездку, не сразу понял, что я слепой дайвер. А потом все испытывали некий дискомфорт, разрешая мне прыгнуть в воду. Но большей частью мне везло. Я чаще встречал людей, которые подбадривали, воодушевляли меня, даже если прежде мы никогда не встречались.

Про вызовы

Я убежден, что в жизни наступает момент, когда нужно бросить вызов самому себе. У меня есть врожденные страхи и фобии, приобретенные с жизненным опытом, есть страх темноты, высоты и, конечно, я боюсь утонуть.
Я ныряю, спускаюсь в пещеры или как-то еще занимаю себя, все это – способ бросить вызов себе, этим страхам. То же самое и с дайвингом: каждое погружение – это вызов. Я не считаю какое-либо погружение легким, неважно, на три метра или на 103 метра – для меня все равно это опасно, страшно. Знаете, ведь я самый большой трус в мире.

У меня было несколько опасных ситуаций. Если вы много ныряете, думаю, вы знаете, что такие критические ситуации бывают у каждого.

Я уже получил от жизни свое. Теперь стараюсь делать все, что в моих силах, для уверенности, что все пойдет хорошо. Поэтому, я всякий раз удостоверяюсь, что мой комплект {оборудования} готов к погружению: поддерживаю в хорошем состоянии, собираю и тщательно тестирую систему ребризера. Я стремлюсь делать все правильно, чтобы свести к минимуму вероятность возникновения каких-либо проблем под водой, но это не гарантирует, что они никогда не появятся.

Про тренировочную площадку, карьер Dorothea

Было время в моем дайвинге, когда я бы сказал, что карьер Доротея – мое любимое место. Сегодня это не так. Мое любимое место – оказаться в море на затонувшем корабле.
Я думаю, что Доротея, хороша как тренировочная площадка на суше, которая требует много усилий по подготовке. Я прекрасно знаю это место, что говорит о том, насколько много раз я там нырял.

Сейчас я больше ныряю соло. Я уже не тренирую людей, это было несколько лет назад. Но я готов, если люди просят меня побыть проводником в Доротее, чтобы провести их к «отстойнику» или в некоторые из туннелей, местонахождение которых им не известно. Я буду рад это сделать. Если я нырял с ними, я знаю, что они чувствуют, знаю, что они доверяют мне, а я могу доверять им. Поскольку в дайвинге, как мы знаем, очень важно доверять тем, с кем вы ныряете вдвоем, своему напарнику. И чем глубже и дольше вы ныряете, тем больше должно быть доверие, так как не только вы можете причинить вред напарнику во время дайвинга, но и он вам.

Graham Owen в качестве гида проводит погружение с Artur Jablonski в Dorothea Quarry, 2015 год. (фрагмент, ссылка на оригинал в конце публикации)

Справочно

Карьер Доротея (Dorothea quarry) – заброшенный сланцевый карьер в долине Нантлле в Северном Уэльсе. Активная разработка Доротеи началась в начале 1820-х годов. С тех пор, как в 1970 году разработка карьеров закончилась, карьер Доротея был затоплен и стал популярным местом для погружений с аквалангом. Сложные условия погружения и большая глубина привели к том, что некоторые дайверы переоценили свои возможности: начиная с 1994 года в карьере погибли 25 дайверов. 

В 2018 году дайвинг в карьере был официально запрещен. Разрешение на погружения дано только членам Клуба технических дайверов Северного Уэльса. Сам клуб был создан для того, чтобы позволить техническим дайверам продолжать использовать карьер.

Карьер не только огромен, но и чрезвычайно глубок — 104 метра (в зависимости от того, кого вы спросите). Здесь много глубоких участков с перекрытиями на глубине 25, 40 м и более. Сохранилось много старых хибар и карьерных механизмов, таких как краны, тросы и секции туннелей. Местная достопримечательность – груда машин на западной стороне карьера, которые были сброшены и упали одна на другую: чем глубже вы опускаетесь, тем старше машины. 
Прим. ДК.

Первое преодоление глубины 100 метров

Впервые я это сделал где-то в 2007 году на Доротее. Так как туннель на дне Доротеи находится на глубине 106 метров (компьютер, настроенный для морской воды показывает примерно 104,5 метров).
Так что в первый раз я «сделал» 104,5.

Несколько лет спустя мы сделали на Доротее то, что назвали «Вызовом пяти туннелей» (Dorothea Five Tynnels Challenge, 27.09.2009): погружение, которое включало дно карьера и туннель на дне. Эта акция проводилась для сбора пожертвований на воспитание собак-поводырей, так как у меня самого есть такая. Я использовал компьютеры, настроенные на пресную воду, и мы получили более точные показания – подтверждение глубины 106 метров.

Погружение на 105 метров в соленой воде

Мне не предоставлялась возможность сделать рекорд в соленой воде до 2016 года – первого коммерческого недельного сафари яхты Legends Саймона Тейлера Ватсона (Simon Taylor Watson). Я и Алби Робертс (Alby Roberts), мой хороший друг, который был для меня лучшим напарником последние десять лет, были на этой лодке. Я намекнул Саймону, что если бы можно было сделать что-то глубже 105 метров, тогда это был бы новый мировой рекорд.

Последние пару дней мы сделали пару погружений на Gulf Fleet No. 31. Если проходить под килем, в так называемую «трещину», это составило бы глубину 106 метров. Попытка первого дня была неудачной: Альби и я «потеряли» wreck, спустились до 105 метров, но его не нашли. Во второй день мы нацелились точно и погрузились удачно на Gulf Fleet No. 31. Так что это была моя первая попытка установления рекорда в соленой воде.

Gulf Fleet No. 34 – судно одной серии с Gulf Fleet No. 31

Справочно

Gulf Fleet No. 31 спущен на воду в 1978 году, имел длину 54,9 метра, ширину 11,6 метра, осадку 4,18. Потеря корабля датируется сентябрем 1985 года. Считается, что корабль ударился о риф на северо-восточной оконечности Шаабрур Умм Каммар (Shaabruhr Umm Qammar). Команда покинула корабль. Он оставался «сидеть» на рифе в течение нескольких недель, прежде чем упал с края и спустился туда, где он сейчас лежит.

Затонувший корабль находится в вертикальном положении на большом скалистом выступе перпендикулярно северо-восточной оконечности рифа Шаабрур Умм Каммар на максимальной глубине 108 метров. Корма находится на высоте 105 метров, откуда видны рули и гребные винты. Вершина затонувшего судна находится на высоте 95 метров, откуда возможно проникновение для исследования рубки. 
Прим. ДК.

Graham после погружения в карьере Dorothea. На его шлеме закреплен мощный видеосвет, который он использует для контроля объектов перед собой по отражению света на них. Фото из facebook-ленты Graham Owen. 2019

Про ориентирование под водой

С годами моя способность воспринимать свет уменьшилась, поэтому свет, который я использую под водой, становится все ярче и ярче. У меня сохранилось только небольшое восприятие света, что означает, что я могу воспринимать яркие огни вокруг себя. И ничего другого.

Если очень ярким светом я освещаю перед собой, то картина для меня остается темной, пока что-то не появится передо мной, и свет не отразится назад. Вот как я ориентируюсь вокруг себя на маршруте: я проливаю перед собой столько света, сколько могу.
Когда отражаемый свет становиться ярче, когда я начинаю его воспринимать, я знаю, что передо мной что-то есть.
Тогда я эффективно использую свои «глаза» – пальцы, чтобы узнать, что передо мной, в надежде, что не рыболовная сеть.

Если говорить о коммуникациях {с напарниками}, то у меня есть фонарь, который я всегда ношу на тыльной стороне руки и использую его для световых сигналов.
Если вы будете делать большие {световые} круги, то я смогу заметить, что что-то светится, надеюсь это будут круговые движения. Если же кто-то просто мигает {фонарем} мне в лицо, я предположу, что у него проблема, и я постараюсь помочь.

Нырять в «синьке» для меня действительно сложно, потому что мне не хватает света. Что я делаю в этой ситуации: ставлю стробоскоп на спину того, с кем собираюсь нырнуть и стараюсь следовать за мигающим светом так, чтобы он был достаточно яркий, чтобы я мог его разглядеть.

С ребризером вы можете немного общаться с напарником, потому что на глубине, особенно с гелием, ваш голос становится немного скрипучим, что облегчает понимание, когда вы пытаетесь поговорить друг с другом. С ребризером так же не создается пузырей и вы можете немного пообщаться.

Graham Owen после погружения на 111 метров, 2017. Египет.

Хроника рекордов Graham Owen

  • 106 метров пресной воды, 2006. Карьер Dorothea, Великобритания.
  • 105 метров соленой воды, 2016. Wreck Gulf Fleet No. 31 риф Shaabruhr Umm Qammar, Красное море, Египет.
  • 111 метров, март 2017. Shark reef, Красное море, Египет.
  • 117 метров, май 2018. Ras Mohammed, Красное море, Египет.
  • 140 метров, июнь 2019.
Graham Owen после погружения на 140 метров, 2019. Египет.

О последующих рекордах

Я не стремлюсь сделать рекорд недоступным для кого-то еще.
Я знаю, что найдутся люди, которые скажут: «Знаете, это уже довольно глубоко». На самом деле я думаю, что это правильно – ставить перед людьми задачу, вызов над которыми им придется поработать. Может, придет, другой незрячий, который окажется дайвером, и увидит в этом вызов. Я хотел бы первым пожать руку тому, кто побьет мой рекорд.
Это и станет тем, чего я хотел достичь – поставить перед людьми цель, задачу, достойную для выполнения
.

Честно говоря, я не вижу в этом рекорде особого достижения – это просто еще одно погружение. Уверен, что к тому времени, когда претенденты достигнут необходимых навыков, уверенности и способностей, чтобы сделать подобное, то они, вероятно, поймут тоже самое.

Ссылки и источники

Graham Owen в Surface Interval- Scuba Podcast Chat ,2020
BLIND DIVER CLAIMS DEEPEST SEA-DIVE RECORD, 2017
Diver Breaks Record For Deepest Blind Diver During Safari In Egypt, 2016
Фандрайзинговая страница Graham Owen на JustGiving
Secrets of Dorothea Quarry, Artur Jablonski. 2015

Дайвер с инвалидностью в сафари: заметки «бывалого» :-)

Светлана Фомичева (PADI Advanced Open Water, Diver  CMAS Disabled Diver Level 1) – пожалуй первая в России женщина-дайвер с параплегией, которая приняла участие в дайвинг-сафари (2005 год, Тайланд).️
У Светланы обширная география погружений: Черное море, Египет, Бали, Гили, Тайланд, водоемы средней полосы. В мечтах – поездка на Большой Барьерный риф.
Светлана дает свои советы кандидатам в команду проекта дайвинг-сафари «Ковчег».

Сафари – это, по сути, экспедиция. И чтобы всё прошло хорошо следует основательно подготовиться!
Готовясь к недельному путешествию на лодке, необходимо учесть ряд факторов:

  • относительная изоляция, 
  • тесный контакт,
  • работа в команде.

Относительная изоляция:

Выход в море подразумевает отсутствие/недоступность медицинских учреждений, магазинов, часто – отсутствие интернета, да и, подчас, мобильной связи. Поэтому необходимо хорошо продумать и заранее запастись:

  1. необходимыми личными медикаментозными средствами (лекарства индивидуального назначения, абсорбирующее белье, катетеры и т.п.);
  2. Клаустрофобия и морская болезнь. В легких формах не мешают совершать сафари. Но стоит всё же задуматься тем, кому знакомы эти состояния – готовы ли вы, и не помешает ли это остальным членам команды;
  3. средствами досуга (книги, настольные игры, хобби);
  4. по необходимости, но без фанатизма – средствами, улучшающими качество жизни (надувные подушки, доски для удобства пересаживания – если вы этим обычно пользуетесь);
  5. На море случается сильный ветер, а дайверу важно не простудить уши. Захватите шапку (платок, бандану), специальные наушники, сезонную куртку с капюшоном и т.п.
  6. Проверьте ваше дайверское оборудование: ремни, крепления, шланги, копьютеры…. Очень полезно сделать предварительные погружения в бассейне (даже в не глубоком, 2-х метровом), чтобы просто вспомнить, как всё работает.  

Тесный контакт

Сафари подразумевает проживание в довольно стесненных условиях людей разного темперамента, привычек. Важно это учитывать. Например, громкая музыка, курение… могут вызывать дискомфорт намного сильнее, чем это было бы на суше.

Каюты, места общего пользования нужно содержать в чистоте и порядке.

Клаустрофобия при недельном пребывании на лодке иногда проявляется сильнее, чем на суше. Следует это тоже учитывать. 

Очень важен позитивный настрой! Даже один нытик может негативно повлиять на настроение команды! Настройтесь на положительные эмоции и не тушуйтесь перед возможными неудачами – с ними справимся! 

Работа в команде

Очень важно помнить, что все на судне – одна команда: и экипаж, и дайверы. От слаженности в работе каждого зависит, насколько комфортно пройдет путешествие.

При этом, рассчитывать следует максимально только на свои силы и знания. Конечно, на лодке будут дайверы-профессионалы, готовые всегда помочь. Но не стоит полагаться исключительно на них. Каждый в меру своих сил и возможностей должен сам собирать/разбирать свое оборудование, ухаживать за ним. Дайвинг тогда приятен, когда безопасен – без излишней суеты, но и без чрезмерной медлительности.

Повторите заранее теорию. Вспомните еще раз знаки общения под водой. Помогайте бади-партнеру при подготовке каждого дайва, и так же при погружении.

Важно помнить, что в случае незнания, неумения, неосторожности можно испортить удовольствие от погружения не только себе, но и всей команде.

Дайвинг-сафари для дайвера с ограниченной мобильностью

Григорий Галеев – первый в России технический дайвер с параплегией. В январе 2020 года он стал первым дайвером с параплегией в мире, который прошел знаменитую арку Blue Hole в Дахабе (Египет).

В ноябре 2018 Григорий участвовал в своем первом дайвинг-сафари. В канун подготовки проекта дайвинг-сафари «Ковчег» Григорий делится своим опытом с теми дайверами с инвалидностью, кто готов провести неделю на лодке вдали от берега и доступной среды.

Первое своё дайвинг-сафари я совершил в ноябре 2018 года. Сафари состоялось по южному маршруту к островам Бразерс.
Если вы читаете этот текст, то вы человек с инвалидностью и вас пригласили на дайвинг-сафари. Ну а раз уж так произошло, то вам не стоит переживать по вопросам доступности, так как организаторы уже решили этого вопрос. 

На моем личном примере могу рассказать, что мое сафари не было доступным для меня, и как только я ступил на борт корабля, моя коляска была разобрана и отправлена в трюм. Но это не помешало мне в течении всех 7 дней совершать погружения вместе с командой, и успешно совершить 20 из 24 дайвов. Даже если дайв-бот не полностью доступен, персонал всегда и во всем помогает. Начиная от любой помощи в вашей каюте и заканчивая помощью с надеванием снаряжения, входом и выходом из воды. Так было в моем случае. 

Григорий Галеев перед погружением с зодика. Лопатки для плавания наготове. Сафари по южному маршруту, Красное море, 2018 г.

Что взять с собой в сафари?

Первое с чего стоит начать, это средства личной гигиены. Так как сафари предполагает несколько погружений в день, позаботьтесь о том, чтоб средств личной гигиены было в избытке.

Так же не забудьте взять с собой тёплых вещей. Хотя Египет и тёплая страна, после нескольких погружений в день бывает очень тяжело согреться и тёплые вещи придутся как нельзя кстати. 

Для того чтобы предотвратить ситуацию, которая может вынудить вас прекратить погружаться, правильно соберите с собой аптечку, так как в другой стране вам будет сложно найти медикаменты.

Я рекомендую скомпоновать аптечку так:

  • препараты, необходимые при отравлении и заболевании ЖКТ;
  • препараты от ОРВИ, а так же жаропонижающие;
  • ушные капли при возникновении обратного блока (спросите инструктора, он подскажет);
  • обезболивающие препараты;
  • противоаллергические;
  • преднизолон или дексаметозон, для снятия отёка при укусах или других травмах в море;
  • водостойкий пластырь, антисептик, бинт, вата. 

В течении всего дайв сафари корабль не будет заходить ни в один порт, а это значит, что если вы не соберёте себе сами аптечку, то в вашем распоряжении будет только аптечка имеющаяся на самом корабле, поэтому не стоит пренебрегать этим важным моментом. Аптечка не займёт много места в вашем багаже. 

Так же, перед поездкой обслужите свою коляску и имейте с собой необходимые ключи и ремкомплект на случай неполадки. Этим правилом я руководствуюсь в любом путешествии, а не только в сафари. Даже самая незначительная неполадка может доставить массу неудобств, если ее вовремя не устранить. 

Снаряжение для дайвинга.

Уточните у организатора какие элементы снаряжения необходимо взять с собой, а какие вам могут быть предоставлены на месте. Если есть возможность взять какое то снаряжение «напрокат», то лучше воспользоваться этой возможностью и не тащить с собой лишнее снаряжение, так как это доставляет неудобства в пути. 

Вот примерный список того, что вам может пригодиться в дайв-сафари, скорректируйте его по своему усмотрению и потребностям.

  • Аптечка
  • Средства личной гигиены
  • Снаряжение
  • Тёплую одежду (кофту и шапку)
  • Инструменты для коляски а так же ремкомплект
  • Документы (а так же копии документов), сертификаты, Log book и ручка
  • Дайверская страховка
  • Наличные в валюте, либо конвертируемая валюта на карте (в этом случае будете искать банкомат)
  • Экшн камеру, аквабокс и крепления

Не расстраивайтесь, если что-то из этого списка пролежит в вашем багаже неиспользованным, это не доставит вам больших неудобств. Если возникнет ситуация в которой что-то из этого списка вам понадобится, а у вас этого не будет – вот тут и начнутся неудобства.

Я бы посоветовал,  взять на судно с собой по каремату (туристский коврик, спальный коврик, пенка – прим. ДК.), для того чтобы надевать и снимать снаряжение на дайв-деке, потому что как правило, она деревянная, и это поможет избежать ненужных ссадин и заноз. Так же, чтобы обезопасить себя об этого, может помочь закрытая одежда, обувь и перчатки.

Быт на корабле.

Что касается приема пищи, то проблем никаких не возникает. По вашему желанию принимать пищу можно прямо в каюте, куда вам принесёт ее персонал. Что касаемо перемещения по самому судну, то в моем случае тут было чуть сложнее. 

Попасть в свою каюту я мог только по узкому коридору, а в каюте чтоб попасть в туалет с душем, нужно было преодолеть достаточно высокий порог. В моем случае, со всем этим я мог справляться без коляски, потому что научился передвигаться на ходунках на спастике. Но и тут были некоторые сложности. Во первых, очень быстро забились и начали уставать руки, во вторых, перемещаться я мог только во время умеренной волны. Если же качало сильно, то я никуда не ходил. Но обо всех этих особенностях и отсутствии доступной среды я был осведомлён заранее, и сам сделал такой выбор. О чем по сей день не жалею, и с удовольствием сделаю его ещё раз. 

Как я уже сказал, персонал находящийся на судне помогает во всем, в том числе и одеваться. Я старался по минимуму напрягать людей с какой-либо помощью для меня. Но порой я понимал, что если, скажем, на третьем дайве мне не помогут добраться с каюты до дайв-дека и надеть снаряжение , то, скорее всего, четвёртый дайв я в тот день уже не осилю. Поэтому в таких случаях, я конечно, выбирал помощь.