Главная страница » Статьи » IT IS OK NOT TO BE OK. Часть 4. «Британские солдаты лечат ПТСР дайвингом».

IT IS OK NOT TO BE OK. Часть 4. «Британские солдаты лечат ПТСР дайвингом».

Предисловие переводчика

Я познакомился с дайвмастером Крисом Миддлтоном (Chris Middleton) в 2016 дайвинг лагере Deptherapy , который прохотил на базе Root Red Sea. Крис был первым дайвинг-профессионалом с инвалидностью, которого я встретил. Потом я познакомился с инструкторами и даже курс-директорами с инвалидностью, которые успешно работают в дайвинге. Но Крис остается для меня самым жизнерадостным и оптимистичным из всех.

Я имел возможность с 2016 по 2022 год наблюдать, как дайвмастер Chris Diver Middleton работает на курсах обучения дайверов Deptherapy, помогая инструкторам. Он и сам бы давно мог стать инструктором, если бы не жесткие медицинские требования Великобритании к любым профессионалам, работающим под водой. Похоже, что Крис не стремится стать инструктором любой ценой, он легко бы прошел IDC в любой стране, например том же Египте. Видимо быть британским профессионалом, даже с потерей в статусе, для него важнее, что бы на равных работать с ветеранами ВС Великобритании. Кроме регулярных дайвинг-лагерей Deptherapy я был с Крисом в двух сафари, в экспедиции Deptherapy в Trook Lagun в Микронезии и могу засвидтельствовать, что Крис — отличный профессионал и на суше и под водой.

Спасибо Алексею Клюеву за помощь в переводе видео.

С уважением,
Д.К.

Демонстрацию дайверского оборудования на курсе PADI Open Water Diver проводит дайвмастер Крис Миддлтон. Лагерь Deptherapy в Roots Red Sea.

Я потерялся, но теперь у меня есть за что держаться — Дорога Криса Миддлтона к Invictus Games

Оригинал Ben Dirs, BBC, 2016.

Во время обычного патрулирования 19 августа 2011 года Миддлтон, солдат Королевской шотландской драгунской гвардии ( Royal Scots Dragoon Guards), «выиграл в лотерею, в которой никто не хочет выигрывать».

Я проснулась в тот день, зная, что что-то должно произойти, у меня было ужасное, болезненное чувство в животе», — говорит Миддлтон, которому в то время было 20 лет.
Но я был там, чтобы выполнить свою работу, поэтому мне пришлось пойти. Вероятно, я был 15-м человеком, прошедшим мимо СВУ (самодельного взрывного устройства), но когда я наступил на него, оно взорвалось. Ребята говорят, что меня подкинуло вверх на 10 или 15 метров.
Остальное помню кристально ясно: ботинок больше не связан с моей к ногой. Меня вытащили из воронки, и я повздорил со своим приятелем, потому что он хотел вколоть мне морфий, а я до ужаса боюсь игл.
Я пытался наложить себе жгут, но кости выскальзывали из моих рук. Прилетел вертолет, и хирурги Кэмп-Бастиона скрепили меня скобами. На следующий день я вернулся в Бирмингем. Через семь дней я проснулся.

Миддлтон очнулся и увидел своих маму и сестру, плачущих в изножье его кровати. Выражение лица его отца, бывшего солдата, подтвердило, что все не так хорошо. В то время для него не имело значения, что некоторым мальчикам в кроватях рядом с ним были намного, намного хуже. Миддлтон думал, что его жизнь окончена.

Я был 20-летним парнем, который взорвался и потерял ноги. Какой смысл жить?

Но люди могут найти лекарства в самых неожиданных местах. А под морскими волнами, среди кораллов и рыб, Миддлтон не чувствовал боли.

Когда мне впервые предложили мне заняться дайвингом, я сказал: «Подождите минутку, меня только что взорвали, я потерял обе ноги, и вы хотите взять меня с собой понырять?» Вы с ума сошли?! Я пребывал в плохом состоянии и мне было не особо интересно.
Но когда я все же пришел, все изменилось. Я был в воде вместе с здоровыми, нормальными людьми, плывущими рядом. «Подожди минутку, я же делаю то же самое, что и он» — пронеслось в голове. Это изменило мою жизнь. Я снова был абсолютно свободен.
Мое первое погружение состоялось в Ки-Ларго, штат Флорида, в марте 2012 года. Когда я погрузился в воду, боль прекратилась. Голова меня перестала беспокоить, прошли фантомные боли в ногах, хотя ног у меня не было. Когда я вышел, я чуть не плакал.

Миддлтон теперь является послом Deptherapy, благотворительной организации, которая снова придала его жизни смысл. Он также является дайвером-спасателем, этим летом планирует поработать в Коста-Рике и хотел бы открыть свой собственный дайв-центр, чтобы помогать другим физически раненым и психически травмированным военнослужащим и штатским, пережившим то, что и он. (Эта статья написана в 2016, Крис дайвмастер с 2017 года. — Прим Д,К,)

Миддлтон считает, что если бы он не взрыв этого СВУ в Афганистане и, следовательно, он не вернулся домой целым и невредимым, он бы сейчас жил жизнью тихого отчаяния, а не дружил с акулами, черепахами и дельфинами.

Я бы ушел из армии и пил до одури. Переход от военного, которому говорят, что и как это делать, куда идти, что носить, к гражданскому парню был бы слишком трудным.
Без помощи, которую я получил благодаря травмам, я бы покатился по неправильному пути, даже худшему, чем тот, который был у меня прежде, чем я нашел дайвинг и спорт. Я бы растерялся, но теперь мне есть чего постоянно ждать, к чему стремиться.
До того как потерять ноги, я слишком беспокоился о разных вещах. Но сейчас я вообще не заморачиваюсь. Нет причин, по которым я не могу делать то, что могут делать другие люди. Я не инвалид, я просто ранен.
Независимо от того, насколько ты покалечен, ты все равно можешь подняться и сокрушить все препятствия, жизнь все равно стоит того, чтобы ее прожить.

Дайвмастер Крис Миддолтон работает со студентами OWD в закрытой воде. Дайв-лагерь Deptherapy в Roots Red Sea

Игры непокоренных

Invictus Games были детищем принца Гарри и первое мероприятие состоялось в Лондоне в 2014 году. В нем приняли участие около 300 раненых и увечных военнослужащих, мужчин и женщин из 13 стран. В этом году Великобритания отправляет команду из 100 человек, выбранную из 228 участников. (Речь идет об Invictus Games 2016 в Орландо (США) — прим. Д.К,)

Миддлтон будет соревноваться на инвалидной коляске на дистанциях 100, 200, 400 и 1500 метров на беговой дорожке; плавание: вольный стиль, на спине и брассом в бассейне; гребля в помещении; теннис на колясках, баскетбол и регби.

Я хочу победить, я всего лишь человек. И, очевидно, я хочу победить американцев. Американцы будут поражены. Но дело не в медалях. Речь идет о том, чтобы все увидели, как люди, пережившие тяжелые ситуации, выходят из нее, облаченные в цвета своей страны. Видеть человека, бегущего на 100 метров с двумя протезами вместо ног, всего через два месяца после травмы – это сильно.

Крис Миддлтон на Invictus Games 2016 года

В его родном городе Лестере люди до сих пор подходят к Миддлтону и говорят, что он потерял ноги за зря. Другие близко подходят и молча смотрят на его протезы, прежде чем уйти, не сказав ни слова. Миддлтон понимает, что он немного отличается от них, и ему бы хотелось, чтобы они сразу просто спросили «Вы не возражаете, если я спрошу, что случилось?»

Миддлтон рассказал бы им о том обычном патрулировании в Афганистане, о том, как его жизнь изменилась за долю секунды. Как то, что ему оторвало ноги, открыло целый мир возможностей. И как беспомощный ребенок стал тем, кем гордились его родители.

Ты можешь проснуться завтра, и может что-то случится, что изменит всё твои планы. Был день у меня были ноги, а на следующий день я остался без ног. Но планы и существуют для того, чтобы их менять. Ты не мертв, пока не умрешь.

Британские солдаты лечат ПТСР с помощью дайвинга

Интервью Chris Middleton и Gary Green BBC 2018года.

С Крисом Мидделтоном я вас уже познакомил, представлю Гари Грина (Gary Green). Гари Грин вступил в британскую армию в качестве пехотинца зимой 2007 года. По завершению обучения, был удостоен чести лучшего новобранца.
Летом 2009 года он был направлен в Афганистан, принимал участие в сражения на передовой. Там он столкнулся с настоящими ужасами войны, имея дело с жертвами среди мирных жителей и гибелью коллег, в условиях ежедневных перестрелок с врагом, пока он сам не был подорван двумя СВУ.

Оставшись слепым на правый глаз после войны, он был уволен из вооруженных сил в 2010 году. В 2011 году ему поставили диагноз ПТСР, и он боролся с наркотической и алкогольной зависимостью, пока не победил их в конце 2013 года. Свою первую книгу «Бомбы на завтрак» он опубликовал в 2018 году и в настоящее время работает над своим первым романом.

Гари Грин. Бомбы на завтрак: история из реальной жизни — бескомпромиссное, жесткое и душераздирающее разоблачение того, как молодых людей превращают в убийц во имя Лидера и Страны. От героя войны до раненого воина и наркомана-самоубийцы: Гари Грин дает нам представление о том, что происходит с теми, кто сражается за нас, а затем вынужден справляться с травмами от увиденного и сделанного.
Гэри предельно честен в отношении того, что нужно, чтобы выжить в батальонной жизни в пехоте и о настоящих ужасах войны, тех, которые происходят в человеческом сознании.

Не

Крис
Когда мне было 17 лет и один месяц, я пошел в армию, а через три года взорвался на СВУ в Афганистане.
Когда я получил травму, я действительно не знал, чего ожидать в ближайшие годы.
Я не знал, есть ли смысл мне жить, не знал, куда идти, что делать, поэтому единственное, что я знал, что делать, это пить. Я не признавал, что у меня посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) в течение 2-3 лет.
Я солдат, думал я, я крутой и сильный парень. Я не собираюсь признаваться людям что каждую ночь плачу в постели.
Я побеждаю ПТСД, я никогда не избавлюсь от него, но я его контролирую и думаю о подводном плавании. О невесомости. О отсутствии фантомных болей, воспоминаний о ПТСР. Больше нет проблем с тревогой, не о чем беспокоиться, как будто никакие громкие звуки не вызывают приступ ПТСР, потому что это все остается где-то там сзади.

Гарри
Одноглазый стрелок никому не нужен. Самое сложное было осознавать, что такая маленькая травма значит так много. Меня взорвали, мои товарищи погибли, и мне приходилось убивать людей, так что мне теперь делать в жизни? Нет, это очень сложно. Если вы обрели спокойствие под водой, то благодаря памяти об этом ощущении, вы можете проецировать покой за пределами воды, там где много Тьмы. Крис озорной парень. Вид того, как комфортно и уверенно он чувствует себя в воде, крайне вдохновляет.

Крис
Ты всегда ныряешь, опираясь на свои возможности/пределы. Несмотря на то, что вы парализованный, или тетраплегический, или инвалид с двойной, тройной или четверной ампутацией всегда есть способы преодоления вещей. Инвалидность – она в голове.

Гарри
Есть такой парень без ног, который учит людей дайвингу, это феноменально, и это то, что мне в нем так нравится.

Крис и Гарри в лагере Deptherapy в Roots Red Sea. Июнь 2016